Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Власти Мексики обвинили ОПГ в вербовке детей через GTA и Call of Duty Общество, 04:22
Похитившим ₽136 млн налетчикам из ФСБ запросили до 12 лет колонии Общество, 04:10
Чехия пересмотрит отношения с Россией и сделает акцент на правах человека Политика, 03:50
Эксперты оценили данные властей о повышенном риске импотенции после COVID Общество, 03:10
Байдена обеспокоили сообщения об испытаниях в КНР гиперзвуковой ракеты Политика, 02:55
Бастрыкин раскритиковал работу отдела, ведущего дело об отравлении газом Общество, 02:38
Кабмин поддержал запрет на услуги суррогатных матерей для иностранцев Общество, 02:00
Sony назвала дату выхода игры God of War на ПК Технологии и медиа, 01:49
Критиковавший обязательную прививку экс-глава латышской ЦИК умер от COVID Политика, 01:25
Военная база США в Сирии подверглась ракетному обстрелу Политика, 01:13
Семак назвал причину поражения «Зенита» от «Ювентуса» в Лиге чемпионов Спорт, 00:59
Ракицкий после поражения в ЛЧ заявил о доминировании над «Ювентусом» Спорт, 00:41
Цукерберг стал ответчиком по делу об утечке данных пользователей в США Политика, 00:30
Карен Хачанов вышел в четвертьфинал Кубка Кремля Спорт, 00:28
Общество ,  
0 

Почти половина осужденных за пытки силовиков получили условные сроки

Как СК реагирует на жалобы об истязании задержанных
43% осужденных за пытки силовиков, наказания для которых добивался Комитет против пыток, получили условные сроки. Средний реальный срок составил около четырех лет. В половине случаев не удалось добиться возбуждения дела
Фото: Арам Нерсесян / РИА Новости
Фото: Арам Нерсесян / РИА Новости

Какие сроки получают силовики

Комитет против пыток установил 219 фактов жестокого обращения с 291 задержанным и заключенным в семи регионах России за период с 2000 года. Из 122 силовиков, которые были осуждены по этим делам, 43% (или 52 человека) получили условные сроки. Об этом говорится в докладе (есть у РБК), который комитет подготовил к 21-летию своей работы.

70 сотрудников правоохранительных органов, которые проходили по курируемым комитетом делам, были приговорены к реальным срокам заключения. Медианный срок лишения свободы для них составил три с половиной года (это значит, что половина выборки получила более строгое наказание, а половина — менее), средний — чуть более четырех лет. Самый строгий приговор в практике правозащитников был вынесен в 2008 году — нижегородский милиционер получил 14 лет строгого режима по делу о гибели рабочего в вытрезвителе. Самое мягкое наказание вынесли в 2012 году полицейским из Марий Эл: за истязания невиновного в течение суток они получили по полтора года колонии.

Пятая часть заявителей комитета сообщали о пытках электрическим током: такой вид истязания применялся к 61 человеку. Еще примерно по 15% заявили, что их избивали резиновой палкой (44 человека) или связывали (41 человек). Около трети перенесли насилие, будучи закованными в наручники (94 человека); большинство потерпевших избили руками и ногами без применения спецсредств. В практике комитета были случаи, когда силовики пытались утопить жертву в канале, курили при задержанном с астмой, заставляли проглотить крышку от пивной бутылки, приседать в противогазе, применяли кипяток, бейсбольную биту, самодельную дыбу и другие методы истязания.

Комитет против пыток систематизировал только собственную практику случаев избыточного насилия со стороны силовиков, по которым подавались заявления в Следственный комитет по ст. 286 УК (превышение должностных полномочий). По большинству из них официально проводилась как минимум доследственная проверка, но в нескольких случаях до нее не дошло, сказала РБК юрист и координатор базы данных комитета Людмила Кухнина.

Авторы доклада указывают, что их анализ не может считаться «полноценной картиной, полностью отражающей общероссийскую действительность». Это связано в том числе с тем, что КПП работает не во всех регионах России. Скорее всего, статистика комитета гораздо более позитивна, чем ситуация по стране в целом, поскольку само по себе «деятельное присутствие в деле о пытках правозащитной организации <...> повышает шанс жалобы на пытки быть расследованной официальным следствием гораздо более качественно», говорится в докладе организации.

Официальной и полной статистики по делам о пытках в России нет, на что неоднократно указывала ООН, отмечают в комитете.

Что говорит судебная статистика

Косвенно судить о том, как наказывают за избыточное применение силы сотрудниками правоохранительных органов и пенитенциарных учреждений по всей стране, можно по судебной статистике приговоров по ч. 3 ст. 286 УК (превышение полномочий с применением насилия или тяжкими последствиями). (При этом нельзя утверждать, что все случаи, попавшие в эту статистику, — это случаи именно тюремного, полицейского или армейского насилия, поскольку по тому же составу преследуют, например, за провокацию коррупционных преступлений или подброс улик, если они повлекли преследование и лишение свободы невиновного, и выделить такие случаи в общей статистике невозможно.)

Только в 2020 году по этому составу осудили 503 человека, из которых 197 — сотрудники правоохранительных органов. Это не самая массовая категория подсудимых по подобным делам; чаще всего приговаривали военнослужащих: в 2020 году это были 262 человека.

13 человек (2,5%) были оправданы или дела в отношении них прекратили по реабилитирующим основаниям. Условное лишение свободы по ч. 3 ст. 286 УК суды назначали вдвое чаще, чем реальное: 213 случаев против 104. Среди последних подавляющее большинство (95 человек) получили сроки в пределах пяти лет (максимальная санкция — десять лет). Еще 181 человека приговорили к штрафу в качестве основного наказания.

По статье о превышении полномочий оправдывают гораздо чаще среднего, следовало из данных, на которые в 2019 году обращала внимание организация «Зона права». Так, доля оправданий и прекращений дел по реабилитирующим основаниям по ч. 3 ст. 286 УК за последние десять лет доходила до 4% против средних 0,2–0,4% по всем уголовным делам.

Насколько вероятно добиться возбуждения дела

По данным комитета, в 77% случаев СК по итогам первичной проверки по жалобе на пытки отказывает в возбуждении уголовного дела. При этом в 51% случаев дело так никогда и не возбуждается. В 23% дело возбуждается сразу: как правило, это случаи, когда насилие привело к смертельному исходу, тяжкому вреду здоровью, когда оно было массовым или вызвало широкий общественный резонанс. Но даже в этих случаях нет гарантии, что дело в дальнейшем будет эффективно расследовано, добавляют правозащитники.

«В случае, если уголовное дело по жалобе на пытки будет возбуждено, до этого следователи в среднем шесть раз отказывают в его возбуждении», — говорится в докладе.

В частности, следователи до возбуждения дела успели вынести 22 отказных постановления по делу троих оренбуржцев, которых сотрудники РОВД в 2008 году задержали по фальсифицированным протоколам, сильно избили, душили пакетом и противогазом. В итоге в отношении сотрудников милиции был вынесен приговор, но состава превышения полномочий с применением насилия он не содержал. Милиционеры получили срок только по статьям о незаконном задержании и удержании молодых людей в РОВД, они были освобождены от наказания за истечением срока давности.

В 2006 году в том же городе оперативники с помощью побоев добивались от местного жителя Олега Ельчанинова признания в изнасиловании, сообщает КПП. По этому факту было вынесено 30 постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела; добиться преследования сотрудников милиции так и не удалось. Доследственная проверка длится уже 15-й год; за это время Европейский суд по правам человека успел рассмотреть жалобу Ельчанинова, признать факты нарушения запрета на бесчеловечное обращение и права на свободу. Страсбург присудил потерпевшему компенсацию €34 тыс.

За 20 лет комитет добился вынесения 69 приговоров, при этом шесть из них (или 9%) были вынесены по делам, которые СКР до этого хотя бы один раз прекращал. Так, дело о пытках Алексея Михеева, который стал инвалидом, выбросившись из окна нижегородского РУВД, прекращалось 13 раз. Оно все же дошло до суда, и пытавшие его двое милиционеров получили по четыре года колонии.

На то, чтобы виновный в пытках силовик был осужден, требуется в среднем три года, свидетельствует практика комитета. Максимальный срок от момента насилия до приговора в практике комитета — 14 лет и девять месяцев.

В 2019 году СКР впервые предоставил правозащитникам статистику реагирования на сообщения о пытках в учреждениях ФСИН. На каждые 44 сообщения о преступлениях по ч. 3 ст. 286 УК, совершенных сотрудниками тюремной системы, приходится только одно возбужденное уголовное дело, следовало из этих данных. Эксперты поясняли, что, скорее всего, реальное соотношение возбужденных дел и жалоб еще меньше: СКР регистрирует далеко не каждое сообщение о пытках.

Какие компенсации получают жертвы пыток

За последние пять лет 20 заявителей решили добиваться в гражданском процессе денежной компенсации от властей за пытки; 13 человек судились из-за бездействия следователей по жалобам на насилие. Медианный размер компенсации, которую российские суды взыскивают в пользу жертв пыток, согласно практике КПП, составил 100 тыс. руб. (среднее арифметическое — 146,8 тыс.).

При этом единой логики и подхода к таким искам у судов нет, отмечают правозащитники: за сопоставимые повреждения можно получить и 5 тыс. руб., и в 20 раз больше. Самая большая компенсация в практике комитета — 500 тыс., и ее выплатили матери заключенного оренбургского СИЗО, который скончался после избиения сотрудниками ФСИН.

Моральный вред от неэффективного расследования пыток российские суды в среднем оценивают в 30 тыс. руб. (это медианный показатель; среднее арифметическое — 53,5 тыс.). Минимальная компенсация по такому иску составила 10 тыс. руб., максимальная — 100 тыс.

Около 40 заявителей комитета обращались в Страсбург. ЕСПЧ в среднем оценивает вред от пыток и бесчеловечного обращения в российской полиции и тюрьмах в €25 тыс. (медианный показатель, средний — €34 тыс.), отмечают в комитете. Самую большую сумму по такой жалобе присудили Алексею Михееву, жертве нижегородской милиции, — €250 тыс.