Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Голос поколения и аутсайдер мира моды: каким был Вирджил Абло Стиль, 10:52
Под Петербургом произошел пожар на фабрике по производству войлока Общество, 10:51
Путин рекомендовал губернаторам взять вакцинацию под личный контроль Общество, 10:48
Посол Украины потребовал от ФРГ репарации за утрату культурного наследия Политика, 10:47
Манящие паи Португалии: как получить ВНЖ в Европе за свой же капитал Pro, 10:46
MBA в Европе: почему стоит получать образование за границей РБК и WU Vienna, 10:38
Как Земан назначил премьера, сидя под стеклянным колпаком. Видео Политика, 10:37
Ассоциации оценили риски закрытия фитнес-центров из-за споров об аренде Бизнес, 10:35
Панарин пообещал играть «за родину» на ОИ и не думать о личной статистике Спорт, 10:35
Сборная России вышла в четвертьфинал Кубка Дэвиса Спорт, 10:19
24 сезона японского года в новой коллекции часов Grand Seiko РБК и Grand Seiko, 10:15
Эксперты назвали города России с максимальным ростом цен на жилье Недвижимость, 10:11
Клуб НХЛ отказался от подделавшего сертификат о вакцинации игрока Спорт, 10:10
«Все же видят, что вам уже не 30»: стоит ли скрывать возраст в резюме Pro, 10:10
Общество ,  
0 

Адвокаты сообщили о пропаже спецдекларации из дела Израйлита

Среди вещдоков по делу бизнесмена Валерия Израйлита, которые дошли до суда, не оказалось его спецдекларации: ФСБ вернула документ ФНС. Это дело было первым громким случаем, когда ФСБ изъяла содержащий налоговую тайну документ
Валерий Израйлит (справа)
Валерий Израйлит (справа) (Фото: Александр Коряков / «Коммерсантъ»)

Среди материалов уголовного дела бывшего совладельца и председателя совета директоров компании «Усть-Луга» Валерия Израйлита, которое сейчас слушается в Смольнинском суде Санкт-Петербурга, не оказалось его спецдекларации в рамках амнистии капиталов, хотя ранее это был основной вещдок по делу. ФСБ объяснила, что вернула документ ФНС «по миновании надобности».

Защита бизнесмена обратила на это внимание в двух документах, адресованных суду, — в ходатайстве об ознакомлении со спецдекларацией или решением, на основании которого та была изъята из материалов дела, и в отводе, заявленном судье. Оба есть в распоряжении РБК, их подлинность подтвердила одна из адвокатов Израйлита, Виктория Бурковская.

Скандал вокруг спецдекларации Израйлита разгорелся в 2019 году. С 2015-го в рамках «амнистии капиталов» бизнесмены могли сообщить Федеральной налоговой службе о своих скрытых доходах в обмен на освобождение от ответственности за налоговые нарушения. Данные, изложенные в спецдекларациях, охраняются налоговой тайной: по закону к ним не могут получить доступ даже правоохранительные органы. Дело Израйлита стало первым известным случаем, когда сотрудники ФСБ принудительно изъяли в офисе ФНС спецдекларацию, а сведения оттуда положили в основу уголовных обвинений. Израйлит заявил, что оперативники ФСБ тем самым совершили преступление, однако военные следователи отказались возбуждать дело.

Впоследствии президиум Верховного суда указал на недопустимость использования сведений из спецдеклараций как доказательства вины, а Госдума приняла поправки в УПК, где дополнительно прописывался запрет силовикам изымать спецдекларации.

Тем не менее спецдекларация Израйлита оставалась вещдоком по его уголовному делу. Этот факт отражен в обвинительном заключении, утвержденном прокуратурой, говорится в обращении к суду адвоката Сергея Азарова. Когда дело Израйлита дошло до суда, защита добивалась признания спецдекларации недопустимой уликой, однако суд постановил, что «данное вещественное доказательство и способ его собирания и закрепления полностью соответствует всем требованиям уголовно-процессуального закона и является допустимым», сказано в ходатайстве.

В дальнейшем оказалось, что спецдекларации среди вещдоков больше нет. Судья огласила письмо следственной службы УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленобласти, где объяснялось, что спецслужба вернула документ в центральный аппарат ФНС «по миновании надобности», пишет адвокат Азаров.

Согласно УПК, вещдоки хранятся до вступления приговора в силу; по делу Израйлита приговор еще не вынесен. В некоторых случаях (например, когда речь идет о громоздких предметах, скоропортящихся товарах или животных) суд может своим постановлением разрешить их судьбу еще до приговора, если это возможно без ущерба для доказывания. В любом случае только судья решает, как поступить с вещдоком, но в случае спецдекларации Израйлита ни о каком подобном решении суда неизвестно, подчеркнул Азаров.

В своем ходатайстве адвокат требовал предоставить защите саму спецдекларацию или процессуальный документ, на основании которого она пропала из дела. 22 июня суд в этом отказал. В то же время судья Анжелика Морозова устно пояснила, что, по ее мнению, документ не может служить вещдоком — сторона обвинения в процессе ни разу на него не сослалась, говорится в заявлении защиты об отводе судьи.

«Исчезновение из материалов дела вещественного доказательства, произошедшее непроцессуальным способом, является незаконным и глубоко порочным», — сказано в заявлении адвоката Азарова. Он также считает, что сотрудники ФСБ «самовольно распорядились вещественным доказательством».

Ранее прокуратура заверила, что не будет использовать спецдекларацию в суде. Обвинение в процессе не ссылается на документ напрямую, но ссылается на сведения, которые силовики узнали из него и «легализовали», например через допросы свидетелей, заявила Бурковская в разговоре с РБК.

Израйлиту предъявлено обвинение в мошенничестве с нанесением ущерба около 300 млн руб. Речь идет о средствах, выделенных из бюджета и по контракту с дочерней компанией «Транснефти» (последняя подала к фигурантам дела иск на сумму около 3,5 млрд руб.). По версии следствия, преступная группа, в которую входил Израйлит, закупала некачественные трубы для портовой нефтебазы и присваивала разницу, выводя ее за рубеж. Бизнесмену также вменяются два эпизода перевода денег в иностранной валюте на счета нерезидентов с использованием подложных документов (ст. 193.1 УК) и легализация денежных средств, полученных преступным путем (ст. 174.1 УК).

В 2019 году Израйлит заявил в МВД о краже около 294 млн руб. с его арестованных в рамках следствия счетов. Пропажа вскрылась в 2018-м, при расторжении брака бизнесмена: при разделе имущества с бывшей супругой выяснилось, что на счетах осталось всего около 136 тыс. руб.