Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Новый Volkswagen ID.3 получил высший балл в европейском краш-тесте Авто, 20:48 К какому типу впечатлений вы склонны по характеру РБК и ВТБ, 20:32 Власти Бразилии сообщили о смерти добровольца после вакцины AstraZeneca Общество, 20:30 Участвовавший в испытании вакцины депутат заразился коронавирусом Общество, 20:17 Помпео заявил о неравном ограничении СНВ-3 арсеналов США и России Политика, 20:10 МВД Грузии сообщило об освобождении нескольких заложников из банка Общество, 20:07 В мэрии Москвы заявили о закрытии трибун только на матче «Спартака» Спорт, 20:04 Тони Ран — об экосистеме Honor, умном доме и новых устройствах Экономика инноваций, 20:00  Академия художеств исключила возможность избрания Васильевой президентом Общество, 20:00 Деньги на колесах: как бизнес становится мобильным и как это сделать РБК и VW коммерческие автомобили, 19:57 Искусство самопрезентации: как правильно рассказывать о себе Pro, 19:52 Путин призвал развернуть вакцинацию от COVID-19 по всей стране Общество, 19:46 Таиланд начал принимать первых туристов Стиль, 19:45 Финансовый ультрахайтек: как управляют большим инвестиционным портфелем РБК и Refinitiv, 19:28
Общество ,  
0 

Полуостров возможностей

Фото:PhotoXpress
Фото: PhotoXpress

Наивно думать, что присоединение Крыма к России открыло полуостров для прихода российского бизнеса. Российские предприниматели появились здесь задолго до «вежливых людей» и «зеленых человечков»: кто-то приехал сюда в надежде работать в стране, где уровень коррупции несопоставим с московским, кого-то привлек благоприятный для бизнеса климат, кому-то просто с детства нравилось это место. Однако теперь им предстоит пересматривать свои бизнес-планы: родина настигла их в Крыму, превратив «зарубежный проект» в отечественный. РБК встретилась с несколькими работающими на полуострове российскими бизнесменами, чтобы узнать, как изменились их жизнь и бизнес после воссоединения Крыма с Россией.

Винодел

Имя крымского винодела Павла Швеца хорошо знакомо в Москве тем, кто имеет отношение к вину. В российской столице Швец сделал себе карьеру в качестве сомелье, 15 лет проработав в престижных ресторанах и побеждая в профессиональных конкурсах. Однако девять лет назад столичный топ-сомелье неожиданно для многих решил резко изменить свою жизнь. Павел покинул Москву и уехал на родину в Крым, чтобы доказать, что крымское вино — это необязательно портвейн «Массандра».

«Как каждый солдат мечтает стать генералом, так и любой сомелье хочет иметь свой виноградник, — объясняет Павел свое решение. — Когда ты работаешь сомелье, ты постоянно находишься в процессе изучения вина, но на каком-то этапе упираешься в предел, перейти который можно лишь встав на следующую ступень».

В 2006 году Павел Швец основал компанию UPPA Winery, засадив 10 га крымской земли виноградом европейских сортов. Участок под Севастополем выкупил у частников, получивших наделы после распада здешнего колхоза. Первые бутылки с вином нового хозяйства поступили в продажу только осенью 2013 года. По словам члена Союза сомелье и экспертов России Александра Сидорова, первые вина Павла Швеца получились натуральными и в самом проекте виден потенциал. «Но сделать это успешным бизнесом будет непросто, так как Павел делает дорогие вина в Крыму, имеющем репутацию места, где производят довольно дешевые и простые продукты, к тому же биовиноделие — это довольно сложная для потребителя история». «Его вина стоят в ресторанах 200—250 гривен (800—1000 руб.) — для здешних людей немыслимые цены. Здесь люди могут ездить на Porsche, но никогда не заплатят за вино таких денег. Просто не привыкли. Но все меняется», — рассказал РБК крымский знакомый винодела по имени Олег.

Общая сумма инвестиций в проект, по словам Павла, составила около полумиллиона евро: примерно 200 тыс. евро было вложено в виноградники, еще 300 тыс. евро ушло на покупку сельхозтехники. «Все это делалось на личные средства, — рассказывает Павел. — Российские банки с удовольствием ссудят вам деньги на покупку недвижимости, если вы работаете по схеме «купил — продал», а у нас длинные деньги — банкам не очень интересна такая история».

Для того чтобы иметь средства, необходимые для инвестиций в винодельню, Павел организовал в Москве небольшой бизнес. «Мы занимаемся поставками из Европы крепкого алкоголя в Москву для корпоративных клиентов, — рассказывает Швец. — Это небольшие партии продукции хороших хозяйств, которые мы разливаем в фигурные бутылки по желанию заказчика: коньяк, виски, кальвадос. Это скорее подарочный, сувенирный бизнес, нежели алкогольный, но у нас в этой нише нет конкурентов. Все заработанные деньги вкладываются в крымскую винодельню». По данным СПАРК, в 2012 году ООО «Био-Вайн», где у Швеца 50%, выручка (за вычетом акцизов, налогов и т.д.) составила 8,8 млн руб., а чистый убыток — 3,3 млн руб.

Новость о присоединении полуострова к России Павел, как коренной крымчанин, встретил с воодушевлением, а вот как бизнесмен — с настороженностью. «Нам сейчас в Крыму говорят: для вас откроется рынок России. Но он никогда и не был закрыт, — говорит Швец. — Между Украиной и Россией никогда не было ввозных пошлин на вино. Отправить фуру из Севастополя в Москву стоит 80 тыс. руб. На бутылку эта нагрузка ничтожна. Скорее стоит говорить, что из-за всех этих событий мы потеряли украинский рынок».

Павел говорит, что среди крымских виноделов ходят разговоры о суровости российских чиновников из Росалкогольрегулирования. По его словам, многие находятся в растерянности. «Сейчас мне надо будет подготовить свое вино к розливу. У меня есть контракт с поставщиками бутылок из Франции, с поставщиками пробки из Португалии, но теперь я даже не знаю, как растаможить этот груз — у нас все счета закрыты, все реестры закрыты, таможенники тоже не могут дать объяснений, кому и куда платить пошлины, — рассказывает винодел. — Придется везти это все в нашу российскую контору, а потом перекидывать в Крым через Краснодар. И все равно неясно, как моя украинская компания будет оформлять получение этого груза — все эти накладные и прочие документы».

В Росалкоголе РБК заявили, что опасения крымских виноделов и прочих участников местного алкогольного рынка напрасны. «Еще в выходные была сформирована комиссия в составе почти 40 человек (работники центрального аппарата и МРУ по ЦФО) для обеспечения мер по интеграции организацией алкогольного рынка Республики Крым и Севастополя, — рассказал источник в ведомстве. — Все сотрудники в понедельник уже были на месте, и сразу началась процедура переоформления лицензий. Документы переоформляются с сохранением срока действия, указанного в ранее выданных лицензиях».

Директор по производству Севастопольского завода шампанских вин Рем Акчурин рассказал РБК, что предприятие получило письмо из крымского Минсельхоза с формуляром, заполнив который и заплатив пошлину 200 руб., предприятие сможет обменять действующую украинскую лицензию на производство алкоголя на аналогичный российский документ.

По данным РБК на середину вторника, принято решение по пере­оформлению 27 лицензий от 13 организацией. «К концу недели этот процесс будет завершен, — заверил РБК источник в Росалкоголе. — Кроме того, уже сейчас идет процесс приема заявок на выдачу марок».

Ресторатор

«Здесь нет бизнеса никакого, кроме как барыжить землей. Это самые большие деньги, — объясняет правила игры совладелец ГК «Остров Крым» Олег Николаев. — Я разговаривал с депутатами, говорил: примите нормальный земельно-градостроительный кодекс». По его словам, схема в Крыму построена сейчас так: какой-нибудь депутат предлагает выделить участок муниципальной земли под индивидуальное жилищное строительство, на сессии этот вопрос утверждается, затем из 10 га 7 га достаются своим людям за три копейки, и они уже потом продают участки по рыночной цене. «Участок уходит по 10—20 тыс. долл. за десять соток. По российским меркам недорого, но тут такие цены», — говорит Николаев.

Теневые схемы на рынке крымской недвижимости Олегу Николаеву хорошо понятны — его основной бизнес в Санкт-Петербурге связан с покупкой, продажей и арендой недвижимости. Согласно данным СПАРК, на Николаева и его партнеров — Михаила Матрушина и Кирилла Ласкина — зарегистрировано более десяти компаний, занимающихся недвижимостью в Северной столице. При этом компаньоны являются совладельцами банка «Советский».

Два года назад Олег решил осесть в Крыму. «Просто мне здесь нравится, у меня жена здесь родилась. Это невероятное место, — объясняет Николаев. — Я родился в Краснодаре, потом жил в Москве 12 лет. За эти годы я ни разу не почувствовал себя в Москве как дома. Здесь я живу два года и чувствую, что это мой дом».

В прошлом году бизнесмен открыл в Севастополе свой ресторан, который назвал «Остров». Инвестиции составили 500 тыс. долл. В Москве, чтобы открыть подобного класса заведение, потребовалось бы 3 млн долл., считает бизнесмен. «У меня на стене ресторана нарисован Крым в виде острова — это было моей мечтой, чтобы Крым когда-то стал отдельным государством, — рассказывает Олег Николаев. — Но я понимаю, что если бы он стал независимым, сразу бы возникла масса проблем — республика превратилась бы в подобие Северного Кипра. То, что Крым вошел в состав России — это лучше, чем мы могли даже мечтать».

Помимо ресторанного бизнеса он уже открыл здесь туристический: купил пять внедорожников и катает на них туристов по самым красочным и неизведанным уголкам полуострова, а также присматривается к привычной для себя недвижимости. «Я выкупил прекрасный участок возле Бочки Смерти в Балаклаве, — рассказывает Николаев. — Пока никаких планов по нему нет. Просто не хотелось, чтобы такое место досталось стервятникам».

При том что Николаев не скрывает радости от факта присоединения Крыма к России, он говорит, что осознает и все риски. «Здесь начнется серьезное движение, будет обновляться вся инфраструктура, придут большие деньги. Мы реалисты и понимаем, что будет, — говорит он. — Мне сегодня позвонил товарищ из Краснодарского края и говорит: «Все армяне города Анапы уже в Крыму. С баблом. Потому что все понимают, что сейчас начнется приватизация земель, и все хотят на этом заработать. Позвонили из Ростова. Говорят: «Надо срочно два офиса, мы открываем юридическую компанию, которая займется оформлением сделок». Сюда придут много хищников, много мошенников, которые чувствуют большие деньги».

Отельер

«Подошли сзади, зажали рот, наклонили и сделали свое грязное дело», — рассказывает о судьбе своего украинского бизнеса после присоединения Крыма предприниматель Юрий Пендальчук. Из-за резкого спада экономики в стране он потерял около 1 млн долл. Ехать в Крым, чтобы узнать о судьбе гостиницы, которую Пендальчук построил незадолго до событий на майдане, бизнесмен не торопится — говорит, жизнь и здоровье дороже.

Россиянин по рождению и паспорту, Юрий Пендальчук владеет несколькими компаниями на территории Украины. Основной доход приносят продажа медицинского оборудования и переработка концентрированных пищевых красителей в готовый продукт. Стабильную прибыль давало казино, которое бизнесмен выкупил в начале 2000-х годов. «Я пришел к маме и рассказал, что мне предлагают приобрести убыточное казино. Она пыталась убедить меня, что это до добра не доведет. Естественно, маму я не послушал и не прогадал», — рассказывает Пендальчук. Закон о запрете игорного бизнеса, принятый Верховной радой Украины в 2009 году, ощутимо ударил по карману бизнесмена. Но потеря казино, по его словам, не идет ни в какое сравнение с убытками после вмешательства России в украинский конфликт.

В 2012 году Пендальчук выкупил участок земли на побережье Крыма под строительство гостиницы. Через два года на нем вырос элитный комплекс, который бизнесмен планировал продать крупной корпорации. Сумму сделки он оценивает в 7 млн долл. Переговоры велись с «Роснефтью», которая собиралась использовать гостиницу для отдыха своих топ-менеджеров, но после обострения политической ситуации договоренности сорвались. В «Роснефти» на вопрос РБК об этой ситуации ответили отказом от комментариев.

К моменту введения российских войск в Крым Пендальчук успел закончить строительство гостиницы. Сейчас здание не эксплуатируется. «Чтобы что-то предпринять, нужно быть на месте, а я сейчас просто боюсь ехать в Крым и посылать туда своих близких тоже не хочу. Единственное, что я сделал, — нанял охра­ну и отправил сведения о том, что владелец постройки — россиянин по паспорту. Надеюсь, это будет какой-то защитой. Уже сейчас ходят люди без каких-либо опознавательных знаков и спрашивают: «Чье это?» и «Можно ли позаимствовать?» Кто они, чего хотят — неясно, они не представляются. Сегодня любой может надеть маску, взять в руки автомат и оправдать все свои действия самообороной», — рассказывает предприниматель.

Из-за падения курса гривны компании Пендальчука потеряли около 1 млн. Контракты с иностранными поставщиками заключались в долларах и на условиях отсрочки платежа. Общее депрессивное настроение, которое, по словам Пендальчука, царит и в Киеве, и в Крыму, лишает его большой части прибыли. «Ну кто будет покупать пирожные или медицинские гаджеты, когда непонятно, чем завтра кормить семью?» — сокрушается бизнесмен. По его подсчетам, с начала крымской истории продажи медицинской техники упали в 2,5 раза.

Несмотря на то что присоединение Крыма практически похоронило собственный проект Пендальчука, общий эффект на экономику побережья бизнесмен оценивает положительно. «Ослабли репрессии со стороны государственного аппарата и чиновников. Вместе с Януковичем ушла эра повсеместных взяток, а оставшиеся чиновники не будут рисковать своими креслами ради очередного отката», — говорит он.

Президент Федерации рестораторов и отельеров России Игорь Бухаров уверен, что у предпринимателя есть все шансы найти покупателя на гостиницу. «На российском побережье все вакантные места для строительства давно распределены, поэтому Крым в ближайшее время будет очень привлекательной зоной для иностранных инвесторов, — говорит Бухаров. — В Израиле люди уже 60 лет живут в состоянии постоянной войны, и ничего, продают и покупают. Политическая нестабильность не может длится вечно».