Лента новостей
Минздрав заметил двойное сокращение потребления россиянами алкоголя Общество, 12:55 Видимые плюсы: какие задачи ретейлера решит видеоаналитика Pro, 12:54 Оштрафованный за неуважение к власти россиянин пожалуется в ЕСПЧ Общество, 12:52 В Японии приняли закон о компенсациях жертвам принудительной стерилизации Общество, 12:49 Руководство Ripple избавилось от токенов XRP: что происходит с проектом Крипто, 12:49 Бизнес на модном тренде: как адаптировать стратегию к переменам РБК и «Билайн» Бизнес, 12:43 Россиянам планируют запретить держать дома крокодилов, макак и тарантулов Общество, 12:37 Синоптики сообщили о потеплении до 20 градусов в Москве Общество, 12:34 Глава полиции Одесской области ушел в отставку Общество, 12:21 Федерация хоккея России вызвала в сборную игроков «Торонто» и «Вегаса» Спорт, 12:15 Ильдар Хайруллин — о человеческом факторе в модернизации здравоохранения Партнерский материал, 12:13 В МЧС разрешили жарить шашлыки на природе Общество, 12:12 Гослинг-Стоун и еще 9 неразлучных актерских дуэтов Спецпроект РБК PINK, 12:11 Генштаб заявил об усилении войск двух военных округов для ответа НАТО Политика, 12:02
Общество ,  
0 
Суд приговорил чеченского правозащитника Оюба Титиева к 4 годам колонии
Суд в Чечне приговорил главу чеченского «Мемориала» Оюба Титиева к четырем годам колонии-поселении по делу о хранении наркотиков. Правозащитники убеждены, что дело сфабриковано — за Титиева вступались Совет Европы, Госдеп и ФИФА
Оюб Титиев (Фото: Елена Афонина / ТАСС)

Шалинский городской суд Чечни вынес приговор руководителю грозненского отделения «Мемориала» Оюбу Титиеву, обвиненному в хранении наркотиков в крупном размере (ч. 2 ст. 228 УК). Судья Мадина Зайнетдинова назначила ему наказание в виде четырех лет лишения свободы в колонии-поселении. Приговор Титиеву судья зачитывала более восьми часов.

Оюб Титиев — бывший школьный учитель физкультуры и истории. Он начал сотрудничать с «Мемориалом» в 2000 году, помогая правозащитникам собирать информацию о похищениях и убийствах в Чечне. Местное отделение «Мемориала» он возглавил в 2009 году, после похищения и убийства его бывшей главы Натальи Эстемировой.

Задержание правозащитника

Титиев был задержан 9 января 2018 года в Курчалоевском районе Чечни, где он проживает. Полицейские остановили его автомобиль и нашли под передним сиденьем «полимерный пакет с веществом растительного происхождения со специфическим запахом марихуаны весом примерно 180 г», — говорилось в сообщении пресс-службы республиканского МВД.

Титиев настаивал, что пакет ему подбросили. По его словам, утром 9 января сотрудники полиции остановили его машину и начали осмотр без объяснения причин. Один из них отвлек правозащитника проверкой документов, другой в это время якобы нашел в машине сверток. Когда правозащитника привезли в участок, он заявил полицейским, что его задержание незаконно: оно происходило в отсутствие понятых. Полицейские в ответ на это вернули Титиеву часть документов, разрешили ему сесть в автомобиль и поехали вместе с ним. После выезда с территории полиции автомобиль остановили сотрудники ДПС и второй раз обнаружили сверток в машине. Только теперь полицейские вызвали на место двоих мужчин в гражданской одежде, которые выступили понятыми.

Полицейские многократно нарушили порядок задержания Титиева, отмечал «Мемориал»: изъятые у правозащитника наркотики следователи запечатали в его отсутствие, адвоката Титиева не пустили к нему, сообщив, что его доверителя в отделении нет.

Следственный комитет, Генпрокуратура и МВД заявляли об отсутствии оснований для проверки действий полицейских при задержании Титиева.

Через несколько дней дело было передано из Курчалоевского ОМВД в управление Следственного комитета по Чечне. «Мемориал» и Татьяна Москалькова, уполномоченный по правам человека, требовали передачи расследования на федеральный уровень, однако им было отказано; глава Чечни Рамзан Кадыров назвал это попытками давления на правоохранительные органы.

Кадыров неоднократно комментировал преследование Титиева, в том числе называя его сына наркоманом и ссылаясь на связанные с наркотиками судимости у племянника правозащитника.

Поджоги и обыски

На следующий день после задержания силовики приезжали в дом семьи правозащитника, искали его брата и сына; при этом они выгнали из дома женщин, заперли его и ушли, забрав ключи с собой, рассказывал «Мемориал». Титиев после задержания сообщал, что его склоняли к самооговору и угрожали, в том числе возбуждением дела по террористической статье в отношении его родных.

За задержанием Титиева последовали два поджога в отделениях «Мемориала» в Назрани и Махачкале, которые сопровождались угрозами по СМС, а также обыск в грозненском отделении.

Оюб Титиев (в центре) (Фото: Саид Царнаев / РИА Новости)

Министр правительства Чечни по национальной политике, внешним связям, печати и информации Джамбулат Умаров в разговоре с РБК называл «полной ложью» сведения об угрозах Титиеву и его близким.

«Вину свою я не признал и не признаю. Хочу довести до вас, если я каким-нибудь образом признаю себя виновным в инкриминируемом мне деянии, это будет означать, что меня заставили признать себя виновным путем физического воздействия», — говорилось в заявлении Титиева на имя президента Владимира Путина и директора ФСБ Александра Бортникова.

Доказательства в деле

Гособвинители Милана Байтаева и Джабраил Ахматов в ходе прений сторон запрашивали для Титиева наказание в виде четырех лет заключения и штрафа в размере 100 тыс. руб. В выступлениях они ссылались на общественную опасность незаконного оборота наркотиков, а также на то, что вина Титиева подтверждается данными экспертиз и показаниями свидетелей.

Экспертизы, проведенные по постановлению следователя, обнаружили каннабис на смывах с рук Титиева, а его волосы — на пакете с марихуаной, однако срезы его ногтей не содержали каннабиноидов. Единственный человек, который свидетельствовал, что видел правозащитника употребляющим наркотики, — дважды осужденный местный житель, дававший показания в состоянии ломки, рассказывал один из защитников Титиева Илья Новиков. По словам допрошенного, он увидел на улице мужчину, курящего марихуану, и сообщил о нем знакомому полицейскому.

В дело не попали видеозаписи камеры наблюдения Курчалоевского ОВД. Гособвинение объяснило это тем, что они в тот день не работали, защита Титиева связывает это с тем, что на записях видно, что полицейские дважды привозили правозащитника в участок. В суде выяснилось, что в день задержания Титиева камеры не работали не только в ОВД, но и по всей округе, включая банки и магазины, писал Новиков.

Международная реакция

На следующий день после задержания правозащитника его немедленного освобождения потребовал Госдеп США; в его защиту также выступал Европарламент. Комиссар Совета Европы по правам человека Дуня Миятович написала письмо с просьбой об освобождении Титиева российскому генпрокурору Юрию Чайке.

Письма на имя Путина в защиту Титиева подписали многие общественные, культурные и научные деятели, в том числе руководитель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, актрисы Юлия Ауг, Чулпан Хаматова и Лия Ахеджакова, режиссеры Гарри Бардин и Павел Лунгин, академик РАН Михаил Данилов и испытатель космических систем Герой России Сергей Нефедов. «Вызывает крайнее возмущение циничное использование правовой системы для осуществления этой акции устрашения всех правозащитников и людей доброй воли, добивающихся законности и соблюдения прав человека в Чеченской Республике», — говорилось в их обращении.

Накануне чемпионата мира по футболу 2018 года «глубокую озабоченность» ситуацией с Титиевым высказали в ФИФА. «Позиция ФИФА заключается в том, что правозащитникам должна быть предоставлена возможность выполнять свою работу свободно и без страха быть преследуемым за нее», — заявила генсек федерации Фатма Самура. Таким образом она ответила на открытое письмо 14 правозащитных организаций на имя президента ФИФА Джанни Инфантино — они просили его «вступить в диалог» с российскими властями относительно кризиса с правами человека в Чечне.

Осенью прошлого года Парламентская ассамблея Совета Европы присвоила Титиеву премию имени Вацлава Гавела, которая вручается «за гражданское мужество и выдающиеся достижения в области прав человека».