Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Россия пригласила экспертов ОЗХО для расследования дела Навального Политика, 23:24 В Москве зафиксировали максимум смертей с COVID-19 c середины июля Общество, 23:08 Конфликт Армении с Азербайджаном. Что важно знать Политика, 23:00 Проценко объяснил рост числа заболевших COVID-19 в Москве Общество, 22:58 Голливудская картинка: как превратить спецэффекты в полноценный бизнес РБК и Райффайзенбанк, 22:47 Небензя назвал аморальным обвинение Навального в адрес Путина Политика, 22:44 Инфекционисты оценили прогноз о стабилизации ситуации с COVID-19 в Москве Общество, 22:39 Минобороны Армении сообщило о сбитом беспилотнике под Ереваном Политика, 22:34 В Подмосковье цирковой медведь напал на дрессировщика и его сына Общество, 22:29 Собянин оценил критичность ситуации с COVID-19 в Москве Общество, 22:23 ЦСКА вырвал победу у «Спартака» в матче КХЛ Спорт, 22:07 Как DeFi совершенствует независимую финансовую систему Крипто, 22:02 Умер начальник канцелярии Путина Общество, 21:55 Семак назвал фаворитов группы «Зенита» в Лиге чемпионов Спорт, 21:52
Общество ,  
0 

Прокуратура зафиксировала замедление роста экстремистских преступлений

Число дел по «экстремистским статьям» выросло по сравнению с прошлым годом лишь на 2,3%. В предыдущие годы рост составлял десятки процентов. Речь может идти о недостатках официальной статистики, говорят эксперты
Фото:Олег Яковлев / РБК
Фото: Олег Яковлев / РБК

Меньше ненависти

За 2016 год органы прокуратуры передали в суды 633 уголовных дела о преступлениях экстремистской направленности, говорится в отчете надзорного ведомства. Это на 14 дел, или на 2,3%, больше, чем в прошлом году.

В 2015 году число ушедших в суды дел об экстремизме на 36,6% превышало показатель предыдущего года, в 2014 году — на 22,8%, в 2013-м — на 54,4%, а в 2012 году — на 41,4%. В МВД также зафиксировали, что рост количества преступлений по «экстремистским статьям» замедлился. В 2016 году их было выявлено 1450, или на 9,1% больше, чем в предыдущем году. В 2015 году рост составлял 27,7%, годом ранее — 14,3%, а еще раньше — 28,7%.

Снижение темпов роста количества экстремистских преступлений отражено и в статистике Верховного суда. За первую половину 2016 года (данные за весь прошедший год еще не публиковались) суды вынесли приговоры 233 обвиняемым по «экстремистским статьям». Это на 6% больше, чем за аналогичный период предыдущего года.

Большинство резонансных дел об экстремизме связаны не с насильственными преступлениями, а с высказываниями. Так, блогер Антон Носик был приговорен к штрафу в 300 тыс. руб. за возбуждение ненависти либо вражды в тексте, посвященном войне в Сирии. Немалая часть приговоров касается текстов, изображений и записей в социальных сетях, которые правоохранительные органы считают экстремистскими. Так, житель Твери Андрей Бубеев получил два года и три месяца колонии за репост материалов, отрицающих, что Крым является частью России. А жительницу Екатеринбурга Екатерину Вологженинову суд за те же действия приговорил к обязательным работам и уничтожению компьютера.

Статистика Генпрокуратуры по росту террористических преступлений расходится с данными МВД. Надзорное ведомство зафиксировало, что в прошлом году в суды были направлены 466 дел о терроризме (на 11% больше, чем в прошлом году). Впервые за несколько лет заметно выросло количество людей, в отношении которых дела о терроризме прекратили, — с 84 до 104 человек. В МВД отметили более бурный рост: 2227 террористических преступлений в 2016 году (на 44% больше, чем годом ранее), в 2015 году рост составил 35%.

Недостатки статистики

Замедление роста числа «экстремистских» преступлений связано с изменением структуры статистики, которое в общедоступных данных не отражается, полагает директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский. «Мы этого совершенно не наблюдаем, — отметил эксперт. — Количество дел, заводимых за разного рода высказывания, растет неудержимо год от года. В 2016-м был не такой прирост, как в 2015-м и 2014-м, но был».

По словам Верховского, дел о насилии по мотивам ненависти становится меньше. «Дел за участие в запрещенных организациях становится тоже меньше, но тут есть чисто формальная причина — появление статьи за участие в террористической организации. Люди, которые по ней проходят, теперь оказались в другом разделе статистики», — пояснил Верховский.

Статистикой по преступлениям определенной направленности легко манипулировать, подчеркнул в разговоре с РБК ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения Кирилл Титаев. «Есть несколько составов, которые по умолчанию входят в определенную направленность. Например, статья 282 в число экстремистских попадает обязательно. Но подавляющее большинство составов в своей фабуле не имеют экстремизма. Следователь может поставить галочку «экстремистская направленность» практически на любое преступление», — указал социолог. По его словам, это позволяет «без особого напряжения увеличить или уменьшить количество экстремистской направленности», поэтому содержательно интерпретировать этот показатель в уголовной статистике сложно.​

РБК ожидает ответа от пресс-службы Генпрокуратуры.

Меньше денег

Органы прокуратуры в 2016 году стали значительно реже фиксировать нарушения законодательства в сфере противодействия коррупции: надзорное ведомство выявило на 15,7% меньше таких случаев и направило в суды на 31,8% меньше исков к нарушителям. Законодательство о бюджете, по подсчетам Генпрокуратуры, в прошлом году нарушалось на 24,2% реже, чем годом ранее. Жалоб в суды на такие нарушения надзорное ведомство подало на 39,1% меньше, а предостережений о недопустимости нарушения закона вынесло на 43,6% меньше.

Нарушений в сфере государственной и муниципальной собственности стало меньше на четверть, в сфере госзакупок — на 39,1%. Незаконные госзакупки органы прокуратуры обжаловали в судах на 62,1% реже, чем в 2015 году. Сумма возмещенного ущерба от коррупционных преступлений в 2016 году тоже снизилась на треть относительно предыдущего года. С коррупционеров взыскали 5,1 млрд руб. против прошлогодних 7,3 млрд руб.

Органы прокуратуры часто не регистрируют обращения с жалобами на коррупционные нарушения и перенаправляют их в другие ведомства, пояснил РБК замгендиректора «Трансперенси Интернешнл — Россия» Илья Шуманов. Он привел в пример отказ Генпрокуратуры рассматривать обращение антикоррупционеров по поводу главы Минстроя Михаила Меня, который вошел в генсовет партии «Единая Россия». В другом случае «Трансперенси Интернешнл — Россия» указала надзорному ведомству на конфликт интересов у заммэра Москвы Марата Хуснуллина. Обращение организации просто перенаправили в мэрию, рассказал Шуманов.

«Граждане пишут, и прокуратура перекидывает жалобы в те органы, на которые жалуются. Я как правоприменитель вижу, что такая тенденция есть, и в прошлом году это происходило просто массово», — подчеркнул эксперт. По его мнению, это позволяет надзорным органам избежать лишней работы и не портить отношения с влиятельными чиновниками.

Снижение числа нарушений антикоррупционного законодательства, выявленных Генпрокуратурой, происходит на фоне большого количества громких дел о коррупции. Эти тенденции не связаны, уверен Шуманов: по его словам, как правило, резонансные дела возбуждаются по результатам работы ФСБ, а не прокуратуры.