Лента новостей
Во Внуково пассажирка умерла на телетрапе Общество, 13:13 Танец с саблями и «Очи черные»: как прошел прием в честь Ким Чен Ына Общество, 13:05  «Смелость — главный актив»: как добиться успеха в бизнесе и сохранить его РБК и Сбербанк Первый, 13:00 Суд отказал бойцу Емельяненко в возвращении водительских прав Общество, 12:56 Кубок Стэнли обратился к Овечкину после вылета «Вашингтона» Общество, 12:54 Путин оценил итоги выборов на Украине словами «провал политики Порошенко» Политика, 12:51 Путин удивился резкой реакции на выдачу паспортов жителям Донбасса Политика, 12:47 Последствия пожаров в Забайкальском крае. Фоторепортаж Общество, 12:46  Какой была самая большая пробка Авто, 12:45 Путин сообщил о личных впечатлениях от общения с Ким Чен Ыном Политика, 12:42 Путин пообещал обсудить с США итоги своей встречи с Ким Чен Ыном Политика, 12:39 Детям с аутизмом можно помочь, обучая их родителей Партнерский материал, 12:30 Россия признала проблему с качеством идущей в Белоруссию нефти Бизнес, 12:30 Reuters узнал об остановке Чехией импорта нефти по «Дружбе» Экономика, 12:26
Общество ,  
0 
Прокуратура рассказала о резком снижении уровня экстремистского насилия
Количество случаев насилия по мотивам ненависти в прошлом году снизилось почти вдвое, отчиталась Генпрокуратура. Уровень экстремистской преступности растет за счет публичных призывов, а на насилие приходится лишь 5% дел
Фото: Артем Коротаев / ТАСС

Насилие по мотивам ненависти

В 2016 году правоохранительные органы зафиксировали на 40% меньше насильственных экстремистских преступлений, чем в 2015 году, говорится в ответе официального представителя Генпрокуратуры Александра Куренного на запрос РБК. Речь идет о таких преступлениях, как убийство, умышленное причинение вреда здоровью различной тяжести или истязание, если они совершены по мотивам ненависти к социальной, этнической или религиозной группе.

80% случаев экстремистского насилия приходится на нетяжкие преступления, уточнили в надзорном ведомстве: в основном это побои, причинение легкого вреда здоровью или угроза убийством. Тенденция к снижению экстремистского насилия наметилась в 2012 году и свидетельствует «об определенной стабилизации обстановки в части в первую очередь межнациональной напряженности», отметил Куренной.

«У нас сейчас появились внешние враги, и ненависть к ним поддерживается в информационном пространстве. Кроме того, лагерь ультраправых раскололся в связи с событиями на Украине, у них сейчас есть внутренние противоречия. Это тоже сказалось на уровне ксенофобии», — пояснил РБК заведующий сектором Института социологии РАН Владимир Мукомель.

На кризис в рядах ультраправых обратила внимание и эксперт информационно-аналитического центра «Сова» Наталия Юдина. Кроме того, по ее словам, новые радикальные движения вроде Национально-освободительного движения (НОД) или SERB заняты в основном не миграцией, а «пятой колонной» и противостоянию Западу, указывает эксперт. Юдина указала, что ситуация с бытовым ксенофобным насилием, которое не связано с деятельностью ультраправых, не меняется, но отследить его крайне сложно.

Призывы и высказывания

Доля случаев насилия в общем числе экстремистских преступлений не превышает 5%, рассказали в Генпрокуратуре. В целом же рост экстремистской преступности продолжается. Он обусловлен увеличением числа выявленных преступлений, связанных с радикальными высказываниями или призывами. По данным надзорного ведомства, 65,7% всех экстремистских преступлений квалифицируется по статье 282 УК (разжигание ненависти либо вражды), еще 21% — по статье 280 УК (публичные призывы к экстремистской деятельности). В прошлом году стражи порядка зафиксировали в общей сложности 1258 преступлений по этим двум статьям, тогда как всего преступлений экстремистской направленности было выявлено 1450.

Остальные экстремистские преступления, не связанные ни с насилием, ни с высказываниями, — это хулиганство, вандализм или создание экстремистской организации, следует из статистики Генпрокуратуры. Около 65% всех экстремистских преступлений в 2016 году было совершено с использованием интернета. В последние годы прокуроры активнее противостояли «распространению радикальной идеологии с использованием информационно-коммуникационных сетей», указывают в Генпрокуратуре. Оперативники больше внимания уделяют контролю над интернетом, чем полевой работе, и этот перекос только растет, считает Юдина. «Расследовать преступления во «ВКонтакте» легче, чем бегать по улицам и искать преступников, — объяснила эксперт. — Администрация соцсети хостится в России, поэтому сложностей с получением данных о пользователях нет никаких. Преступление, считай, раскрыто».

В прошлом году блогер Антон Носик был приговорен к штрафу в 300 тыс. руб. за возбуждение ненависти либо вражды в тексте, посвященном войне в Сирии. Житель Твери Андрей Бубеев получил два года и три месяца колонии за репост материалов, отрицающих, что Крым является частью России. А жительницу Екатеринбурга Екатерину Вологженинову суд за те же действия приговорил к обязательным работам и уничтожению компьютера.

До судов доходит около половины уголовных дел о преступлениях по мотивам ненависти, следует из статистики Генпрокуратуры. Так, в 2016 году в суды были направлены дела о 993 экстремистских преступлениях, а всего в производстве у оперативников и следователей были дела о 1883 таких деяниях. В предыдущем году расследовались дела о 1723 преступлениях, а до судов дошли материалы по 887. Примерно 20% экстремистских дел в 2015 и 2016 годах были приостановлены или прекращены по нереабилитирующим основаниям на стадии следствия.

Ранее ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения Кирилл Титаев в разговоре с РБК указывал, что статистика правоохранительных органов несовершенна и ею​ легко манипулировать.