Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Стоимость вакцины от COVID-19: главное в медицине и фармацевтике Pro, 15:13 Мэр Жодино в Белоруссии назвал условие вывода ОМОНа из города Политика, 15:10 СМИ сообщили о протестах рабочих на МАЗе Политика, 15:07 Российские артисты выступили в поддержку протестующих в Белоруссии Политика, 15:02 Протесты после президентских выборов в Белоруссии. Главное Политика, 14:58 Российские спортшколы получили деньги за переход Головина в «Монако» Спорт, 14:54 Кожаный профицит: как кожевенная отрасль переживает пандемию РБК и Сбербанк, 14:52 От кейпа до кардигана: 10 вещей, которые стоит купить к осени Стиль, 14:52 Сын Децла записал свой первый трек Общество, 14:51 Киев допустил перенос переговоров по Донбассу из Минска в Швецию Политика, 14:49 Аксенов уволил директора «Крымавтодора» Общество, 14:44 Неизвестные сообщили о минировании всех железнодорожных вокзалов Москвы Общество, 14:41 Родственники рассказали о попытках выяснить судьбу задержанных в Минске Политика, 14:34 Event 2.0: как рынок мероприятий трансформируется из-за пандемии Футурология, 14:30 
Общество ,  
0 

Рассмотрение дела Мамаева и Кокорина в суде. Главное

Пресненский районный суд приступил к рассмотрению дела футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева по существу. Главное на судебном заседании — в обзоре РБК
Александр Кокорин и Александр Протасовицкий (слева направо)
Александр Кокорин и Александр Протасовицкий (слева направо) (Фото: Антон Новодережкин / ТАСС)

Как проходит судебное заседание

  • Обвиняемые: нападающий «Зенита» Александр Кокорин, его младший брат Кирилл, полузащитник «Краснодара» Павел Мамаев, игрок Любительской футбольной лиги Александр Протасовицкий.
  • Потерпевшие: водитель ведущей «Первого канала» Виталий Соловчук, директор одного из департаментов Минпромторга Денис Пак, гендиректор Центрального научно-исследовательского автомобильного и автомоторного института НАМИ Сергей Гайсин.
  • Свидетели: знакомые Кокорина и Мамаева Карен Григорян и Екатерина Бобкова, Геннадий Краснов (находился в «Кофемании» во время драки, незнаком с потерпевшими и обвиняемыми).

За что судят Кокорина и Мамаева

Александра и Кирилла Кокориных, Павла Мамаева и Александра Протасовицкого обвиняют по нескольким статьям Уголовного кодекса: ч. 2 ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), ч. 2 ст. 213 (хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору) и ст. 116 (побои). По версии следствия, 8 октября 2018 года произошло несколько потасовок с участием фигурантов дела. Сначала они избили Виталия Соловчука, потом устроили драку в «Кофемании» на Большой Никитской с чиновником Минпромторга Денисом Паком и руководителем НАМИ Сергеем Гайсиным.

«Это интервью?»: как прошел допрос футболистов Мамаева и Кокорина
Общество

11 октября 2018 года Тверской районный суд санкционировал арест Мамаева и братьев Кокориных. 12 октября был арестован Протасовицкий.
Предварительное следствие по делу завершили к концу марта 2019 года, 25 марта дело передали в суд. Последний раз футболистам продлили арест 3 апреля. Пресненский суд решил оставить их под стражей до конца сентября.

Позиция обвинения

  • По версии следствия, обвиняемые действовали по предварительному сговору, «направленному на умышленное причинение вреда здоровью ранее незнакомых граждан». Роли между участниками преступления были распределены заранее.
  • Братья Кокорины, Мамаев и Протасовицкий вышли из стриптиз-клуба «Эгоист», «нарушая общепринятые нормы, желая противопоставить себя окружающим, пренебрегая интересами общества», подошли к Соловчуку и в ходе словесного конфликта ударили его не менее двух раз каждый. Повреждения Соловчука (закрытая ЧМТ, другие травмы головы, кровоподтек спинки носа) расцениваются как легкие. Обвиняемым вменяется умышленное причинение легкого вреда здоровью из хулиганских побуждений.
  • Кирилл Кокорин, Мамаев и Протасовицкий, находясь в «Кофемании», вели себя непристойно и мешали другим посетителям кафе. «Используя в качестве предлога обоснованное и корректное замечание Дениса Пака», Александр Кокорин и его брат подошли к Паку и нанесли ему не менее трех ударов деревянным стулом. Пак получил сотрясение мозга, что расценивается как легкий вред здоровью потерпевшего.
  • Мамаев и Протасовицкий нанесли не менее двух ударов находящемуся в кафе Гайсину. При этом Протасовицкий схватил его за шею. Обвиняемым вменяется хулиганство.

Позиция обвиняемых

  • Кирилл Кокорин признал вину частично по эпизоду с Паком. По словам его адвоката, «Кирилл был вынужден как-то отстаивать свою честь и причинил побои». Кокорин не считает себя виновным в хулиганстве и в том, что бил Гайсина. Адвокат Кокорина заявил, что действия его подзащитного в адрес Соловчука носили ответный характер. Участие в предварительном сговоре он также отрицает.
  • Александр Кокорин не согласен с обвинением по статье «хулиганство», не признает нанесение легкого вреда здоровью Соловчука. По словам его адвоката Андрея Ромашова, драка произошла после того, как Соловчук оскорбил Кокорина, а потерпевший подтвердил, что ударил футболиста первым, поэтому защита считает, что хулиганских побуждений в действиях Кокорина не было.
  • Павел Мамаев не признает себя виновным в совершении преступления по предварительному сговору. Он признает побои Соловчуку, но, по словам его адвоката Игоря Бушманова, его действия стали ответом на удар в подбородок. Мамаев отрицает причастность к избиению Пака и Гайсина. «Самое важное в нашем деле — предварительный сговор, которого пока ни один свидетель не увидел», — заявил Мамаев.
  • Александр Протасовицкий не признал предварительный сговор, согласен, что нанес два удара Соловчуку, но якобы не из хулиганских побуждений. По его словам, он держал Гайсина за шею, чтобы предотвратить конфликт, о чем потерпевший, по его словам, говорил во время очной ставки.
  • Адвокат обвиняемых заявил, что Кокорин не собирался бить Пака. После того как потерпевший оскорбил футболиста, тот «взял стул и подошел к столику Пака, он хотел подсесть к Паку — видно, что стул опустился на пол. Потом внезапно после повторного оскорбления последовал удар по спине».

Что показали свидетели

  • Григорян отдыхал с обвиняемыми в ночь на 8 октября. По его словам, в ночной клуб Secret Room его пригласил Александр Кокорин, затем они приехали в стриптиз-клуб «Эгоист», где к ним присоединился младший брат Кокорина. По словам Григоряна, там они «отдыхали, слушали музыку, пили», а настроение было хорошим.
  • Когда клуб закрылся, Григорян и обвиняемые вышли на улицу и ждали такси. Григорян и Кирилл Кокорин отошли от остальных. По его словам, обвиняемые приняли Соловчука за таксиста. «Они думали, что [Соловчук] таксист, а водитель им ответил: «Я таких петухов не вожу». И с этого все началось», — рассказал он. Как заявил Григорян, эту фразу водитель сказал севшей к нему в машину девушке из компании футболистов, а та, свою очередь передала ее друзьям.
  • Григорян подтверждает слова адвоката Мамаева о том, что Соловчук ударил того первым, а футболист замахнулся, но не попал в Соловчука. Водитель пытался убежать, но Мамаев и Кокорин-младший поймали его и «нанесли ему два удара в область бедра, в область головы не били». Затем водитель поднялся и пошел к машине, где его несколько раз ударил Протасовицкий. Александр Кокорин, по его словам, никого не бил и только разнимал драку.
  • По словам Григоряна драка в «Кофемании» произошла после того, как Пак обозвал обвиняемых. В ответ к нему подошел Кирилл Кокорин, а затем и Александр Кокорин, чтобы уточнить, правильно ли они поняли Пака. После того как Пак повторил свои слова, Кокорин-старший ударил его стулом по спине, а Кокорин-младший дал пощечину. После этого обвиняемые вернулись за свой стол и рассчитались, а Александр Кокорин подошел и извинился перед Паком.
  • По мнению следователя, показания Григоряна во время судебного заседания и те, что он давал до этого, разнятся. Например, ранее он говорил, что у Соловчука из носа текла кровь, тогда как на суде заявил, что крови у потерпевшего не видел. Также во время предварительного следствия, как следует из его показаний, Григорян не говорил о том, что Пак оскорбил компанию. Его показания на суде также расходятся с данными видеонаблюдения. Сам Григорян заявил, что в момент первого допроса очень устал и мог что-то перепутать.
  • Екатерина Бобкова рассказывает, что знает Кокорина и Мамаева давно, а 8 октября встретилась с ними в клубе и присоединилась к ним еще с одной девушкой. Именно вторая девушка, по ее словам, села в «Мерседес», подумав, что это такси, и выбежала из него «в ужасе» после того, как водитель оскорбительно высказался в адрес мужчин. После этого, говорит Бобкова, началась драка, в ходе которой Соловчук упал, и она легла на него, «чтобы все закончилось». При этом, уточняет она, ее успокаивал Кокорин-старший.
  • После окончания драки, по словам Бобковой, компания поехала в «Кофеманию», где села в углу зала. Она отмечает, что никто не вел себя вызывающе и не поднимал тему произошедшего. Бобкова говорит, что Денис Пак пришел в кафе уже после того, как туда приехала компания, и сел за столик рядом. На уточняющий вопрос, мог ли Пак пересесть, она говорит, что в заведении места было много. Она, как и Григорян, утверждает, что драка началась после того, как Пак обозвал футболистов.
  • С точки зрения обвинения, показания Бобковой на суде расходятся с теми, что она давала во время следствия. Поэтому в суде зачитывают протоколы ее допросов. В них указывается, что Бобкова пропустила начало драки с Соловчуком, а на суде она пересказала ход конфликта полностью. Защитник Кирилла Кокорина Вячеслав Барик утверждает, что на некоторых страницах протоколов нет подписи адвоката, а Бобкова говорит, что не везде узнает свои подписи.
  • Свидетель Краснов находился в «Кофемании» утром 8 октября и сидел недалеко от столика Пака и обвиняемых. По его оценке, обвиняемые были пьяны. Краснов видел, как Кирилл Кокорин подходит к столу Пака, чтобы уточнить, как тот обозвал компанию друзей, а также Александра Кокорина, ударяющего Пака стулом. Поведение потерпевшего перед нападением Кокорина Краснов охарактеризовал как «дерзкое и слишком уверенное». Куда именно пришелся удар, Краснов не видел. Кроме того, он подходил к Бобковой и предлагал ей помощь, но она отказалась, а на его замечание о том, что ситуация «закончится плохо, потому что все снимают», она ответила: «Как запишут, так и сотрут». Он также добавил, что Кокорин-младший подходил к его столу с требованием стереть запись произошедшего, но так как Краснов не снимал, дальнейших вопросов у футболистов к нему не возникло. Именно Кирилл Кокорин выглядел, по словам свидетеля, самым агрессивным, тогда как Павел Мамаев вел себя спокойно.
  • Краснов показал, что Пак и Кокорин примирились еще в ресторане и решили, что совместных претензий друг к другу у них нет. Кроме того, он слышал, как еще до инцидента со стулом Александр Кокорин подходил к Паку и пытался урегулировать конфликт, говоря, что на них не нужно обращать внимания и они собираются уходить.

Цитаты

  • Адвокат Александра Кокорина Андрей Ромашов — о предварительном сговоре: «Был такой журнал «Крокодил»: четверо спортсменов договорились, чтобы нанести повреждения, — я этого не понимаю. Как правильно отметил Мамаев, какой предварительный сговор мог быть: Соловчук материализовался у клуба «Эгоист», и тут же ему были причинены повреждения. Так разве бывает?»

  • Адвокат Кирилла Кокорина Вячеслав Барик — о произошедшем в «Кофемании»: «Если так получилось, что у людей разный график, разный режим, кто-то заканчивал день, кто-то начинал, у них разные цели и задачи. Нельзя говорить, что люди пытались помешать другим».

  • Карен Григорян — о том, почему произошел конфликт с Паком: «Протасовицкий с Паком посмотрели друг на друга, и Протасовицкий сказал: «Извините, пожалуйста, вы очень похожи на «Гангам стайл» (имеется ввиду корейский певец Psy, исполнитель песни Gangnam Style. — РБК). А Пак в ответ говорит: «Вы похожи на кучку... слово начинается на «у» и заканчивается на «ы».
  • Из диалога судьи Елены Абрамовой со свидетелем Григоряном о драке с Соловчуком: «Вы сказали, что водитель первым нанес удар Мамаеву. Почему этот смелый человек потом разворачивается и бежит?» — «Он увидел, что все бегут в его сторону. Плюс Мамаев промахнулся». — «Что это за Ричард Куриное Сердце такой?» — «Не знаю».
  • Екатерина Бобкова — об Александре Кокорине: «Святоша! Он как ангелочек. Добрый мальчик, отзывчивый».
  • Из диалога прокурора со свидетелем Екатериной Бобковой: «Паша вышел узнать, кого водитель назвал петухами. Потерпевший вышел из машины и начал орать. У него вновь уточнили кого. Он ответил: «Вас!» Так настырно говорил. Согласитесь, я бы за сестру убила». — «А я бы нет». — «А я бы убила».
  • Екатерина Бобкова — о драке обвиняемых с Соловчуком: «С ним пошел разбираться Паша Мамаев. Водитель ударил Пашу, подлетели остальные ребята, они стали защищать Пашу — он же маленький».
  • Павел Мамаев — о ходатайстве прокурора прочитать протоколы допросов свидетеля Екатерины Бобковой: «Прокурор просто слушает полтора-два часа, а потом перечитывает еще час. <…> Уже полгода так сидим. И еще полгода просидим, если так все продолжится. <…> Или, может, ей нравится читать, я не знаю».
  • Геннадий Краснов — о том, что предшествовало драке в «Кофемании»: «Первая мысль была, что один человек общается с компанией в агрессивной манере. И они с ним так же. И я понимал, что вряд ли все закончится хорошо. Что в итоге и произошло — эскалация конфликта».