Лента новостей
Адвокат заявил о депортации из Кишинева в Москву экс-полпреда Ельцина Общество, 10:28 Российского бойца UFC дисквалифицировали на два года за допинг Спорт, 10:25 В Лос-Анджелесе умер стендап-комик Броди Стивенс Общество, 10:06 Украина перестала быть главным миграционным донором России Экономика, 10:01 Немецкий депутат заявил о невозможности безопасности в Европе без России Политика, 09:41 Тигр напал на мужчину в тайге Приморского края Общество, 09:02 Visa снизит комиссию за платежи картами на транспорте Финансы, 09:00 Во Франции назвали лауреатов кинопремии «Сезар» Общество, 08:47 В Свердловской области сошел с рельсов вагон с углем Общество, 08:29 США осудили власти Венесуэлы за применение силы против мирных жителей Политика, 08:05 «Дочка» PDVSA в США в обход решения суда объявила о новом руководстве Бизнес, 08:04 В США заявили о готовности поддержать оппозицию в Никарагуа и на Кубе Политика, 07:29 Трамп пообещал применить вето в случае несогласия конгресса с режимом ЧП Политика, 07:05 Певца R. Kelly арестовали по делу о сексуальном насилии Общество, 06:40
Общество ,  
0 
Обвиняемая в гибели «пьяного» мальчика частично признала вину
Обвиняемая в гибели шестилетнего ребенка в городе Железнодорожный Московской области в ходе заседания суда частично признала свою вину. Сторона обвинения считает ее вину доказанной
Ольга Алисова (Фото: Дмитрий Серебряков / ТАСС)

Ольга Алисова, находившаяся 23 апреля за рулем автомобиля, сбившего шестилетнего ребенка в городе Железнодорожный (Московская область), частично признала свою вину, ​передает корреспондент РБК из зала Железнодорожного городского суда Московской области.

«Признаю, что мое движение повлекло смерть. Не признаю, что могла его видеть. И я не разговаривала по телефону», — заявила она. Адвокат обвиняемой Наталия Куракина заявила, что вина ее клиентки не доказана.

Прокурор же в ходе заседания заявил, что вина Алисовой является доказанной. «Органы предварительного расследования выявили, что Алисова использовала телефон и заведомо нарушала правила дорожного движения: передвигалась со скоростью более 20 км/ч, неправильно оценила ситуацию, имела техническую возможность обнаружить пешехода, произвела наезд на несовершеннолетнего Шимко», — сказал прокурор.

Во время заседания Куракина заявила, что 6 июля перед задержанием Алисовой следователь Дмитрий Сотников провел незаконный обыск подсудимой и изъял ее телефон. «Мобильный телефон Алисовой в материалах дела отсутствует. Невозможно составить обвинительное заключение и передать его в суд. Прошу вернуть дело прокурору в виду нарушенного права с ознакомлением с материалами дела, включая вещественные», — сказала она. Судья отказалась передать дело в прокуратуру, отметив, что «мобильный телефон вещественным доказательством не признан».

Защитник отца погибшего ребенка, Романа Шимко, Виктор Зубов попросил вызвать в суд работников скорой помощи БСМП №9, чтобы они подтвердили, что ребенок не был пьян. Однако суд отказал в удовлетворении этого ходатайства. Суд также отказался приобщить к материалам дела заключение профессора кафедры судебной медицины Первого МГМУ, опровергающее, что ребенок был пьян. Основанием судья назвал тот факт, что на заключении не стояло подписи профессора, а у стороны защиты не было документов, подтверждающих его квалификацию.

В ходе допроса свидетелей инспектор ДПС Балашихинского ГИБДД Артем Зибницкий, прибывший на место происшествия, сообщил в суде об очевидцах ДТП, которые призывали «убить» Алисову. «Мы с напарником Денисом Долматовым, инспектором ДПС, прибыли на место происшествия в микрорайон Павлино, дом 39, перекрыли движение. Вышли из машины, к нам подошел врач, сообщил, что ребенок мертв. Подошли к машине, оттуда вышла девушка (Алисова). Тут подошли граждане, кричали: «Убить ее!» Мы посадили ее в машину, она рассказала, что произошло. Мы доложили руководству о произошедшем», — сообщил он.

По его словам, у детской площадки, где произошла авария, стоял ряд автомобилей, которые могли закрыть обзор водителю.

Бабушка погибшего мальчика Галина Антипова рассказала об обстоятельствах, предшествовавших ДТП. «Гуляли с Алешей, дедушкой и моей дочерью вместе на огороженной детской площадке. После прогулки пошли домой. Моя дочь перевела Алешу на другую сторону, посадила на велосипед. Он уехал с дедушкой домой, а мы с дочерью в магазин ушли», — сказала она.

Дело о халатности

ДТП в Железнодорожном (часть города Балашихи) произошло 23 апреля. Автомобиль Hyundai, которым управляла Алисова, наехал на шестилетнего мальчика. Тот скончался от полученных травм.

Широкую общественную дискуссию вызвали результаты экспертизы тела ребенка. В крови мальчика обнаружили 2,7 промилле алкоголя. По факту первого заключения экспертов Следственный комитет возбудил уголовное дело по ст. 293 УК РФ (халатность).

Отец мальчика Роман Шимко сначала был свидетелем по этому делу, но позже его признали потерпевшим. По словам адвоката Шимко Виктории Данильченко, права свидетелей в уголовном процессе «весьма ограничены», а потерпевший имеет право заявлять ходатайства и знакомиться с результатами экспертиз и материалами дела.

Резонанс помимо медэкспертизы вызвал первоначальный ход расследования. По словам Шимко, уголовное дело не возбуждалось около месяца, а часть доказательств, в том числе записи с камер видеонаблюдения, исчезли.

Как рассказала подмосковный омбудсмен по правам человека Екатерина Семенова, свидетелям ДТП поступали «определенного рода угрозы или пожелания, чтобы что-то было сказано иначе, как происходило».

Дело о ДТП

Ольгу Алисову обвиняют по ч. 3 ст. 264 (нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности смерть человека). Изначально она находилась под подпиской о невыезде, но из-за нарушений суд 6 июля заменил меру пресечения на заключение под стражу сроком до 15 сентября. Как рассказывала РБК адвокат обвиняемой Наталия Куракина, Алисова приехала в соседний город к другому юристу, пока она болела. Суд расценил это как нарушение подписки о невыезде. Защита обжаловала арест, но суд отказался отпустить подозреваемую.

Алисова не признавала свою вину и просила отпустить ее под подписку о невыезде, мотивировав просьбу тем, что ей нужно готовить дочь к школе.

В июне Куракина заявила РБК, что ее подзащитная готова пройти проверку на полиграфе. По ее словам, у Алисовой не было возможности для торможения — ребенок выскочил под колеса из-за припаркованной машины.

Кроме того, адвокат рассказала, что обвиняемая вынужденно сменила место жительства и прекратила работать из-за травли на работе и поступающих угроз. Угрозы также стали поступать самой Куракиной, рассказывала она РБК. В связи с этим защитник обратилась в полицию.

21 августа Железнодорожный суд продлил Алисовой арест до 30 января 2018 года, а также отказался вернуть дело на доследование в прокуратуру. О возвращении ходатайствовала защита, ссылаясь на то, что не успела с ним ознакомиться. 28 августа должно было пройти первое заседание по существу, однако его отложили, чтобы Алисова смогла вместе с адвокатом ознакомиться с материалами дела.