Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Аналитики назвали самые востребованные россиянами цифровые сервисы банков Финансы, 07:00 ФСБ рассекретило информацию об эстонских карателях Общество, 06:56 Мэр Благовещенска соберет экстренную комиссию из-за стрельбы в колледже Общество, 06:42 МВД сообщило подробности стрельбы в колледже Благовещенска Общество, 06:38 Моралес объявил США в организации переворота в Боливии Политика, 06:17 Алена Владимирская — о выборе между карьерой и собственным бизнесом РБК и Сбербанк Первый, 06:15 СМИ опубликовали видео с места стрельбы в колледже Благовещенска Общество, 05:59 Обвиняемый в убийстве доцент СПбГУ предложил оплатить похороны аспирантки Общество, 05:45 Студент устроил стрельбу в колледже Благовещенска Общество, 05:34 В Бурятии мужчина взорвал в квартире похожий на гранату предмет Общество, 05:29 В Минобороны заявили о создании новой базы в Сирии Политика, 05:28 Чубайс назвал систему надзора в России проблемой для инноваций Общество, 04:57 Семь человек погибли в результате аварии с микроавтобусом в Забайкалье Общество, 04:53 Россияне высмеяли новое название аэропорта Челябинска «Игорь» Общество, 04:31
Общество ,  
0 
РЖД заложили в инвестпрограмму строительство моста на Сахалин В монополии связали возможность начать стройку с выпуском «вечных» бондов, решение по которым еще не принято
РЖД заложили в инвестпрограмму на ближайшие три года — 2020–2022 годы — строительство моста на Сахалин. Проект может быть реализован в случае выпуска «вечных» бондов на 250 млрд руб.
Фото: Сергей Мальгавко / ТАСС

Во сколько обойдется мост на Сахалин

РЖД заложили возможность строительства «железнодорожной линии Селихин — Ныш с переходом пролива Невельского», а именно моста на Сахалин, в проект своей инвестиционной программы на 2020–2022 годы. Это следует из пояснительной записки к документу, с копией которого ознакомился РБК. Ее подлинность подтвердили два источника, знакомых с проектом.

Строительство этой железнодорожной линии внесено в проект инвестпрограммы с пометкой, что оно «зависит от параметров привлечения бессрочных облигаций с гарантированной доходностью до 250 млрд руб.», говорится в документе. Внутренняя норма доходности (IRR) строительства моста оценивается в 10,2%, а дисконтированный срок окупаемости с момента ввода в эксплуатацию — 20 лет. При этом IRR одного из этапов модернизации Байкало-Амурской магистрали (БАМ) и Транссиба стоимостью 144,4 млрд руб. составит 9,4%, а срок окупаемости — 29 лет.

Проекты развития РЖД с внутренней нормой доходности ниже 10% и дисконтированным сроком окупаемости более 20 лет «направлены на получение бюджетной эффективности или имеют социальную направленность», говорится в документе. Такие проекты реализуются с участием средств субъектов Российской Федерации, федерального бюджета и Фонда национального благосостояния (ФНБ) «в целях снижения негативного влияния на финансовые показатели компании», указано в проекте инвестпрограммы.

В секретариате вице-премьера Максима Акимова, который курирует в правительстве транспорт, сообщили РБК, что вопрос механизма привлечения частных инвестиций в проект строительства моста на Сахалин находится в рамках компетенции РЖД. «На совете директоров госкомпании он в данный момент не рассматривался», — говорится в официальном ответе. Акимов — председатель совета директоров РЖД.

В пресс-службе Минтранса сказали РБК, что ведомство не знакомо с планами относительно вечных облигаций госмонополии. «Напомним, что строительство транспортного перехода на Сахалин было предусмотрено в Комплексном плане модернизации и расширения магистральной инфраструктуры. Предполагается использование внебюджетных источников финансирования», — сказали в пресс-службе.

В пресс-службе РЖД отказались от комментариев. Источник, близкий к РЖД, сказал, что в 2020–2022 годах выпуск таких облигаций для финансирования сахалинского проекта не планируется, «а значит, и его реализации».

«Вечные» бонды госмонополии

В июне 2019 года «Интерфакс» сообщил, что ведомства подготовили проект распоряжения для утверждения программы «вечных» облигаций РЖД на сумму до 100 млрд руб. или эквивалента в иностранной валюте. Была ли у выпуска облигаций привязка к определенным проектам, не уточнялось. В прошлом году представители госмонополии допускали выпуск таких облигаций в пределах 10–15 млрд руб.

Осенью 2018 года президент Владимир Путин поручил оценить целесообразность строительства моста на Сахалин. «Это давняя мечта тех, кто на Сахалине проживает, в том числе это было бы существенным фактором, закрепляющим население, людей. Можно приехать [в случае строительства моста], уехать в любое время года, в любую погоду, все понятно», — сказал тогда он, добавив, что возведение переправы привело бы и к развитию севера Хабаровского края, потому что для моста потребуется строить подходы — в Хабаровском крае находится начальная точка транспортного перехода через Невельский пролив (Селихин), а конечная точка Ныш — железнодорожная станция в Сахалинской области. «Хочется очень помочь, надо посмотреть экономику», — заключил тогда президент.

Но позже стало известно, что ни один из грузовладельцев-угольщиков не поддержал идею строительства моста и перевалки грузов через остров. Для загрузки моста предлагалось построить на острове глубоководный порт, в таком случае стоимость обоих объектов (моста и порта) составит 433 млрд руб., заявил 7 июня 2019 года замминистра по развитию Дальнего Востока и Арктики Александр Крутиков на заседании общественного совета Минвостокразвития. А еще в мае 2018 года сообщалось, что стоимость всего проекта составляет 540,3 млрд руб. (без НДС), из них мост — 252,8 млрд руб.

Из-за сомнений в корректности стоимости проекта и его возможного грузопотока строительство моста считает нецелесообразным Акимов, а также помощник президента Андрей Белоусов, писали «Ведомости». А министр транспорта Евгений Дитрих утверждал, что проект строительства моста на Сахалин потребует доработки и необходимо найти на него средства.

Какие есть варианты финансирования

Мост на Сахалин предусмотрен в Комплексном плане развития магистральной инфраструктуры до 2024 года на 6,3 трлн руб., утвержденном правительством в конце 2018 года. Но на этот мост не предусмотрено бюджетного финансирования. Дитрих подчеркивал, что «по мосту [на Сахалин] в плане нет господдержки».

Проектированием моста занимается хабаровская компания «Дальгипротранс», а строительством была готова заняться компания «Стройгазмонтаж» Аркадия Ротенберга, которая уже построила Крымский мост стоимостью 228 млрд руб. О возможном интересе к проекту в сентябре 2018 года заявлял сам Ротенберг. По его словам, «Стройгазмонтаж» построит мост на остров Сахалин, «если будет поставлена такая задача». Он тогда отметил, что у компании есть все необходимые условия, чтобы справиться с этим проектом. Представитель Ротенберга заявил РБК, что вопрос об участии в строительстве может быть рассмотрен после появления проекта.

Однако в октябре 2018 года газета «Ведомости» сообщала, что РЖД отказались от строительства моста на Сахалин: расходы на него не были указаны в целевом сценарии инвестиционной программы на 2018–2025 годы. По данным издания, компания была готова дать только 3,5 млрд руб. для подготовки технико-экономического обоснования, остальные 536,8 млрд руб. (из 540,3 млрд руб.) должны были предоставить частные инвесторы. Позднее заместитель гендиректора РЖД Вадим Михайлов эту информацию опроверг, назвав вопрос открытым.

Мост на Сахалин также вошел в список проектов, которые Минфин предложил бизнесу для инвестирования. Всего министерство выбрало 259 проектов инфраструктуры. Идея привлечения частных средств в крупные государственные проекты принадлежит помощнику президента по экономическим вопросам Андрею Белоусову. В августе 2018 года он предложил изъять более 500 млрд руб. сверхдоходов у 14 металлургических и нефтехимических компаний, а также у производителей удобрений. Однако источники РБК рассказывали, что мост пока не нашел инвестора.

Для финансирования дорогого инфраструктурного проекта, как мост на Сахалин, «вечные» облигации удобны, поскольку позволяют обслуживать только проценты, сказал РБК управляющий директор по корпоративным рейтингам «Эксперт РА» Павел Митрофанов. «Даже в случае, если экономический эффект будет незначительным или запаздывающим, госкомпания не будет стоять под риском крупного погашения», — добавил он.

Магазин исследований: аналитика по теме "Транспорт"