Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Полезные гарантии: почему России и США стоит продлить договор СНВ-3 Мнение, 10:25 Куратор интернета в Кремле займется платформами для жалоб граждан Политика, 10:25 Акции КамАЗа и Sollers резко подскочили на новостях об альянсе Quote, 10:23 В Думу внесли законопроект о покупке правительством акций Сбербанка Финансы, 10:17 Мишустин пообещал выделить по 5 млрд руб. на развитие проблемных регионов Политика, 10:15 В Совфеде сообщили о наказанных за работу на митингах росгвардейцах Общество, 10:05 Почему курс Bitcoin может вернуться к $20 000 в течение 2-3 месяц Крипто, 10:02 Центробанк одобрил блокчейн-проект «Норникеля» Бизнес, 10:00 Синоптики сообщили о похолодании в марте Общество, 10:00 Дикий, дикий рынок: как диванные косметологи портят лицо всей индустрии Pro, 09:54 Экс-главу Челябинска Тефтелева оставили под арестом Общество, 09:53 Новые камеры видят все: на что в России меняют треноги Авто, 09:50 СК начал проверку после гибели четверых людей в Красноярском крае Общество, 09:35 WSJ узнала о планах США запретить поставки авиадвигателей в Китай Бизнес, 09:32
Общество ,  
0 

В СКР усомнились в компетентности прокурора по делу врача Мисюриной

Следственный комитет отреагировал на решение прокуратуры подать апелляцию по делу врача Елены Мисюриной. Такая позиция ставит под сомнение компетентность самой прокуратуры, не отправившей дело на доследование, считают в СК
Елена Мисюрина (Фото: medihost.ru)

Действия прокуратуры, подавшей апелляцию на приговор врачу Елене Мисюриной после общественного резонанса, вызывает сомнения в компетентности гособвинения по этому делу, говорится в официальном заявлении Следственного комитета.

Апелляционное представление на приговор Черемушкинского суда Москвы прокуратура внесла только после того, когда приговор Мисюриной «приобрел широкий общественный резонанс». «Эта позиция прокуратуры ставит под сомнение прежде всего компетентность своих же сотрудников», — говорится в заявлении.

Гособвинитель по делу Мисюриной «до последнего» поддерживал позицию следствия, подчеркивает СКР. «Дело могло быть возвращено следователям, но прокурор поддерживал обвинение Мисюриной, попросив суд признать ее виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 238 УК РФ, с чем суд и согласился, огласив приговор, который многие сочли жестким», — говорится в сообщении ведомства.

Следственный комитет выпустил заявление после того, как прокуратура Юго-Западного округа Москвы подала аппеляцию на приговор главе гематологической службы больницы №52 Елены Мисюриной, мотивировав это тем, что в ходе уголовного производства были допущены нарушения. Суд приговорил ее к двум годам тюрьмы по ст. 238 УК РФ (оказание услуг, не соответствующих требованиям безопасности).

«Бунт врачей»: что стоит за делом Мисюриной и почему вступился Собянин
Общество

Прокурор по делу Мисюриной утвердил обвинительное заключение после того, как ознакомился с материалами дела, настаивает СКР. «И тогда ничто не вызвало сомнений прокурора, и он не нашел оснований для направления дела на дополнительное расследование», — говорится в сообщении ведомства.

На суде представитель гособвинения просил для Мисюриной условный срок — три года.

В чем суть дела

Разбирательство по делу Мисюриной длится уже несколько лет. В 2013 году в частную клинику, где работала Мисюрина, обратился 55-летний пациент, страдавший раком предстательной железы и несахарным диабетом, чтобы провести забор костного мозга для анализа. После процедуры, выполненной Мисюриной, он ушел домой, а через несколько дней умер в другой частной клинике, «Медси». В 2015 году по этому происшествию возбудили уголовное дело. Следователи пришли к выводу, что Мисюрина случайно проткнула мужчине кровеносный сосуд иглой, что и стало причиной смерти. Мисюрина свою вину отрицает, в ее поддержку на суде выступал ряд экспертов, в том числе академик РАН Андрей Воробьев и главный гематолог Минобороны Олег Рукавицын.

Врач Мисюрина впервые после приговора прокомментировала свое дело
Общество

После оглашения приговора 22 января этого года Мисюрина рассказала, что неоднократно слышала от следователя по ее делу, что его исход его предрешен, и не в ее пользу. По ее словам, в основу обвинительного заключения легли показания патологоанатома клиники «Медси», ​где умер пациент. При этом, указывала осужденная, у больницы пять лет не было лицензии на эту деятельности, а у врача, который проводил вскрытие, не было даже трудового договора. «Мы искали правду в Следственном комитете Москвы, в прокуратуре Москвы, никто не встал на защиту», — говорила она.

Приговор Мисюриной вызвал возмущение медицинского сообщества. За нее вступились главврачи ряда московских больниц: по их мнению, простая манипуляция не могла привести к смерти пациента с тяжелыми заболеваниями.

Озабоченность делом Мисюриной выразили высокопоставленные чиновники. Мэр Москвы Сергей Собянин. По его словам, такие дела должны «рассматриваться максимально корректно и объективно», а вице-премьер Ольга Голодец выступила за создание независимой патологоанатомической службы.

В свою очередь пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что комментировать это дело должны профессионалы. «Какие-то другие чиновничьи рассуждения здесь вряд ли уместны и допустимы», — добавил он.

Главврачи московских больниц вступились за осужденную за смерть пациента
Общество

​«Ни одно из подобных уголовных дел ранее не вызывало такого резонанса, как дело в отношении врача частной клиники Мисюриной. Ни в профессиональном сообществе, ни среди граждан, ни среди надзорных органов», — отмечает в своем заявлении СКР.

Следственный комитет также указывает на тенденцию: число обращений граждан, связанных с врачебными ошибками, «растет из года в год». По данным ведомства, с 2012 по 2017 год количество жалоб на врачей выросло почти в три раза (с 2100 обращений до 6050). При этом ведомство уточняет, что далеко не все они дошли до суда — из более чем 6 тыс. обращений в 2017 году в суд передано 175 дел.

СК не может не реагировать на обращения граждан в СКР с жалобами на врачей, заключает ведомство. «Закон дает нам не только право, но и накладывает обязанность в рамках уголовно-процессуального законодательства устанавливать все обстоятельства подобных человеческих трагедий», — говорится в сообщении СКР.