Лента новостей
Спортсмен из Мурманска погиб в горах Крыма Общество, 11:39 Бизнес победителей: как создать позитивную среду в бетонных джунглях РБК и ВТБ, 11:33 Спасатели назвали причину взрыва в центре Киева Общество, 11:32 Следователи задержали еще 12 человек после драки с цыганами в Чемодановке Общество, 11:07 Епархия Екатеринбурга отказалась от строительства собора около театра Общество, 10:15 Певица Лолита ответила на комментарий блогера к шутке Цекало про Крым Общество, 10:13 Гепатит в России – почему это касается каждого и как себя обезопасить РБК и Philips, 10:12 Эрдоган на вопрос о поставках С-400 ответил фразой «Вопрос решен» Политика, 09:59 «Враги» белоснежной улыбки: какие продукты обычно не едят стоматологи Спецпроект РБК PINK, 09:36 Британский боксер Тайсон Фьюри победил нокаутом немца Тома Шварца Спорт, 09:22 В Дагестане при поставках масла в школы и детсады похитили более ₽70 млн Общество, 08:30 Медведчук оценил рост цен на газ при Порошенко на Украине в 1090% Экономика, 07:49 В Cаратове мужчина погиб от ножевого ранения в драке с группой девушек Общество, 07:20 Неизвестный проник в офис конгрессмена в Нью-Йорке Политика, 06:54
Общество ,  
0 
В России запустят производство микроклизм с психотропными препаратами

Правительство обсудит с Московским эндокринным заводом возможность выпуска детских форм наркотических и психотропных препаратов, в том числе диазепама в микроклизмах, рассказала министр здравоохранения Вероника Скворцова на пресс-брифинге с журналистами по итогам встречи ведомства с представителями общественных организаций и благотворительных фондов.

Накануне родители неизлечимо больных детей, страдающих от эпилепсии, детский хоспис «Дом с маяком» и фонд помощи хосписам «Вера» разместили обращение к Владимиру Путину, в котором пожаловались на нехватку детских форм наркотических препаратов. К этому шагу их побудило интервью Вероники Скворцовой — министр сообщила, что ведомство обнаружило во всей России только семь детей, которым необходимы не зарегистрированные в России лекарства. «Мы отправили запросы во все субъекты федерации, чтобы выяснить, сколько всего детей, страдающих различными эпилептическими синдромами, нуждаются в незарегистрированных у нас лекарствах. Нам ответили 77 регионов. И на все 77 регионов у нас всего семь таких детей. Да, где-то возможен недоучет, но в любом случае речь идет не о тысячах детей», — сообщила она «Комсомольской правде». «Это не так, в России как минимум 23 тысячи детей нуждаются в таких лекарствах», — указали родители в своем письме.

В итоге Минздраве признали, что сейчас в России не хватает детских форм наркотических обезболивающих препаратов. «К примеру, из того, что мы обсуждали (с общественными организациями. — РБК), — это микроклизмы и другие способы ректального введения диазепама, это буккальная форма мидазолама — когда он крепится на внутреннюю поверхность щеки. Мы признаем необходимость этих форм, они включены в клинические рекомендации, но никто из западных компаний не изъявил пока желания зарегистрировать на территории страны такие формы. Это им экономически не выгодно и не рентабельно», — рассказала Скворцова.

В начале июля стало известно о возбуждении уголовного дела в отношении Екатерины Конновой, задержанной за попытку сбыта микроклизм с диазепамом, ранее приобретенных ей для лечения своего сына-инвалида. После того как пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что в Кремле обратят внимание на историю матери, МВД объявило о закрытии уголовного дела. Адвокат Конновой Юрий Манукян тогда сказал, что главной причиной была невозможность легально приобрести в России необходимое лекарство.

Минздрав совместно с общественными организациями обсудил, что​ именно сейчас может сделать правительство, для того чтобы решить проблему с недостатком детских наркотических и психотропных лекарств, рассказала Скворцова. Было предложено три механизма. Первый — разработка с Московским эндокринным заводом производственной линии по тем формам, которых не хватает российским пациентам. Переговоры с руководством завода будут проведены в течение двух-трех недель, уточнила Скворцова. Минус такого подхода — его длительность, заметила министр. Сколько именно это займет, станет ясно после разговора с руководством завода. В случае если этот вариант будет согласован, министр пообещала предоставлять лекарства завода пациентам еще на стадии клинических исследований.

Второй путь решения проблемы — привлечение производственных или экстемпоральных аптек, указала Скворцова. Сейчас в стране осталось 206 таких аптек в 42 регионах, заметила министр. Их сотрудники могут изготавливать нужные для детей лекарственные формы. «Этот вопрос находится в очень серьезной проработке. Медицинская фармацевтическая академия в Санкт-Петербурге является головным координатором этого проекта. Мы проработаем всю нормативную базу для такой работы. Мы определим вместе с провизорами и фармацевтами, по каким наименованиям можно работать и каждому наименованию наши главные специалисты подготовят методические руководства. Параллельно мы дадим задание регионам, не входящим в эти 42 региона, чтобы они также могли определить базовые аптеки с сохранившимися производственными мощностями, чтобы после проверок Росздравнадзора и там можно было развернуть вот такие производства», — сообщила она.

Третий механизм — возможность централизованного государственного ввоза ряда препаратов, не зарегистрированных в России, рассказала Скворцова. Такие поставки должны будут осуществляться на территорию охраняемого учреждения.

Отдельно Скворцова сообщила о планах Минздрава более пристально мониторить ситуацию с нехваткой лекарства в регионах и сравнивать статистику с данными благотворительных фондов и организаций.

Магазин исследований: аналитика по теме "Медицина"