Куда перенаправляет торговые потоки российский химпром

Химия перенаправляет потоки

Обновлено 18 октября 2023, 11:34
пресс-служба
Фото: пресс-служба

Введенные против отечественной промышленности санкции привели к смене направлений внешнеторгового и технологического сотрудничества российского химпрома.

В 2022 году объем экспорта химического комплекса, включая фармацевтическое производство, в натуральном выражении упал на 18%, до 58,8 млн т, — таковы данные Научно-исследовательского института технико-экономических исследований в химии (НИИТЭХИМ).

Снижение отмечалось практически по всему спектру номенклатуры: аммиак (–56,3%) до 1,934 млн т; минеральные удобрения (–13,2%) до 32 млн т; синтетический каучук (–31%) до 0,76 млн т; пластмассы и синтетические смолы (–10,2%) до 2,7 млн т и т.д. Снижение экспорта коснулось и изделий высоких переделов: пластмассовых изделий на 30%, до 0,6 млн т, экспорт шин — на 54%, до 12,1 млн шт.

При этом в денежном выражении, говорит директор по НИР НИИТЭХИМ Диана Кудряшова, экспорт в этот период показал более позитивную динамику. По большинству товарных групп отмечался рост либо небольшое падение, за исключением фармпродукции (–50%) и шин (–51,2%). В структуре экспорта, говорит эксперт, ранее преобладали шины для легковых автомобилей (до 80%), которые экспортировались локализованными глобальными партнерами («Нокиан», «Континентал», «Бриджстоун», «Йокогама» и др.), покинувшими рынок.

Как поясняет вице-президент Российского союза химиков (РСХ), председатель Союза переработчиков пластмасс Михаил Кацевман, цифры товарооборота по пластмассам снизились сразу по нескольким причинам: санкции, нарушение логистических цепочек, снижение цен на полимерную продукцию из-за ввода большого количества новых мощностей в Юго-Восточной Азии. «Цены на полимеры внутри страны очень высоки по сравнению с возможными направлениями экспорта изделий. Производители базовых полимеров могут себе позволить демпинговать на рынках ЮВА, а производители изделий — нет», — констатирует Михаил Кацевман, указывая на так называемое полимерное неравенство.

В Российском экспортном центре отмечают, что зарубежные бренды косметики сократили активность в стране и это способствовало росту внутреннего спроса на российскую косметику. При этом экспорт некоторых видов косметики вырос: средства для волос (+26%), мыло и влажные салфетки (+17%), эфирные масла (+15%).

В свою очередь, падение экспорта фармацевтической продукции, составившее, по оценкам партнера «S+Консалтинг» Алексея Нестеренко, почти $1,4 млрд, напрямую связано с сокращением поставок российских вакцин на зарубежные рынки до пандемийного уровня.

Смена партнеров

Для замещения выпадающего экспорта компании активно искали выходы на новые рынки и логистические маршруты.

В Российской ассоциации производителей удобрений (РАПУ) рассказывают, что с июня 2022 года российские производители выработали инструменты адаптации к санкционному давлению и переориентировали экспортные потоки, увеличив поставки на рынки развивающихся стран. В результате объем поставок агрохимической продукции только компании «ФосАгро» в Индию в 2022 году увеличился более чем в пять раз и достиг 2,7 млн т. Объемы поставок в другие страны Азии увеличились более чем в два раза — до 0,4 млн т. Поставки на Африканский континент выросли на четверть, до 0,5 млн т. В РАПУ отмечают: «Отрасль уверенно стоит на стратегическом приоритете внутреннего рынка и поставках более чем в 100 стран мира». Доля российских производителей минеральных удобрений на мировом рынке вопреки вводимым ограничениям достигает 18%.

Переориентация экспорта готовой продукции с западного направления на восточное требует сложного процесса омологации (внедрения) в промышленность, отмечает Михаил Кацевман. При этом конкурентоспособность сырья и готовой продукции на рынках Китая и Турции требует демпинговых цен, что далеко не так просто себе позволить российским переработчикам пластмасс, отмечает эксперт.

«Сейчас экспортные поставки нашей нефтехимической продукции направлены в основном на рынок Турции, стран средней Азии и СНГ», — подтверждает приоритеты экспорта председатель совета директоров ГК «Титан» Михаил Сутягинский. Бизнес, по его словам, столкнулся со значительно возросшими затратами на логистику. «Транспортные приоритеты выставлены сегодня так, что химическую продукцию сложно в полном объеме доставить на Восточный полигон», — считает президент НИЦ перевозок и инфраструктуры Павел Иванкин.

Сложнее всего, по мнению опрошенных экспертов, со временем окажется обслуживание производственных линий, запущенных на базе западных технологий. «Вскоре встанет вопрос о ремонте закупленного за рубежом оборудования», — предупреждает глава Российского союза химиков Виктор Иванов.

В РАПУ отмечают, что уход с российского рынка европейских и североамериканских инжиниринговых компаний, производителей оборудования, катализаторов, химических реагентов и других критически важных материалов поставил промышленные компании перед вызовом сохранения устойчивости производства, ресурсоэффективности и преемственности инвестиционного и технологического развития. Химическая отрасль нуждается в организации локального производства критически важного оборудования и комплектующих, а с другой стороны, в налаживании поставок оборудования, запчастей, катализаторов, химреагентов из дружественных стран, включая Китай и Юго-Восточную Азию.

Китай в приоритете

Логистическая нагрузка на Восточный полигон выросла кратно, что создает перегрузки, но и формирует дополнительные инвестиционные возможности по строительству инфраструктуры. Один из логистических центров разрабатывается в Забайкальском крае, практически удвоившем грузооборот за 2022 год с девятью пунктами пропуска, сообщали в марте в правительстве края, отмечая, что в 2022 году инвестиции в логистику уже показали рост 27%.

Интерес к сотрудничеству есть и с китайской стороны. Так, недавно стало известно, что корпорация «Сюань Юань» планирует строительство химического логистического комплекса в Еврейской автономной области для перевалки химической продукции. Как поясняет заместитель генерального директора корпорации Цзяо Цзянь, терминал обеспечит перевалку грузов для отправки через трансграничный железнодорожный переход через Амур, который был возведен в 2022 году. Запланированная пропускная способность комплекса площадью 1 млн кв. м составит 350 тыс. TEU (двадцатифутовый эквивалент) неопасных химических грузов в год. Потенциал работы с опасными химическими грузами на старте проекта может составить 10 тыс. TEU. В рамках комплекса предполагается строительство инфраструктуры для отправки цистерн с СУГ (сжиженный углеводородный газ). Для ускорения реализации проекта китайская корпорация предлагает включить его в российско-китайский «План-2030», анонсированный премьер-министром РФ Михаилом Мишустиным.

«Особыми точками роста партнерства являются промышленные кластеры», — добавляет Цзяо Цзянь. Китайская корпорация налаживает плотное взаимодействие с Рошальским химкластером в подмосковной Шатуре. «В числе приоритетных для нас проектов — строительство логистического хаба и машиностроительного комплекса, а также сервисных пунктов по обслуживанию сложного оборудования, включая газогенерацию промышленного типа», — рассказывает Цзяо Цзянь. По его словам, наличие дешевых энергоносителей позволяет китайскому бизнесу развивать производства на территории России в партнерстве с местными игроками: «Областью обоюдных интересов должны стать наукоемкие производства и инновационная продукция, создаваемые бизнесом и наукой двух стран».

Железный занавес вряд ли можно снова опустить, комментирует Виктор Иванов, мир идет по пути укрупнения мощностей и производственных альянсов, где Юго-Восточная Азия представляется перспективным партнером.

Поделиться
Авторы
Теги