Российский химпром запускает реакцию восстановления

Химпром запускает реакцию восстановления

Обновлено 18 октября 2023, 11:37
Кирилл Брага / РИА Новости
Фото: Кирилл Брага / РИА Новости

Развитие и технологический суверенитет российского химпрома зависят от возрождения производств критически важных продуктов малой и среднетоннажной химии.

По итогам 2022 года Росстат зафиксировал снижение объемов выпуска химической продукции на 3,8%. Индекс производства в индустрии составил 96,4% в первом квартале 2023 года по сравнению с аналогичным периодом 2022 года. Вместе с тем увеличение химпроизводства в марте по отношению к февралю на 11% может свидетельствовать о «перезапуске» отрасли. «Мы видим небольшой рост не только за счет введения новых производств, но и за счет расширения существующих», — отмечает президент Российского союза химиков (РСХ) Виктор Иванов.

«Химизация» экономики

На протяжении последнего десятилетия отрасль в основном развивалась за счет лицензионных производств на базе зарубежных технологий. Сейчас, когда многие мировые производители ушли из России, химпрому, а вместе с ним и химическому машиностроению требуется серьезная реконструкция с опорой на внутренние ресурсы. «Мы зависимы от зарубежных технологий, но сейчас должны все делать, чтобы уйти от этой зависимости», — говорит Виктор Иванов. Речь, по его словам, идет не просто о сохранении конкретной отрасли, задача — химизация всей экономики, привлечение в нее инвестиций и собственных технологий. «Рубль, вложенный в химическое производство, добавляет в среднем пять рублей в ВВП страны в смежных областях», — отмечает президент РСХ.

«Ранее было эффективнее использовать уже существующие технологии, опираясь на имеющиеся иностранные промышленные референсы», — добавляет председатель совета директоров ГК «Титан», председатель комиссии по развитию малой и среднетоннажной химии РСХ Михаил Сутягинский. Теперь, по его словам, отрасли предстоит преодолеть трудности в масштабировании и оптимизации технологий, которые традиционно возникают при переходе от фундаментального направления к прикладному.

Малые объемы, тонкие технологии

В силу интегрированности в производственные цепочки других отраслей возрастает роль малой и среднетоннажной химии, где объемы 
производства отдельных продуктов не превышают 10 тыс. и 150 тыс. т в год соответственно. Оборот рынка такой продукции оценивается Минпромторгом в 400 млрд руб., или 5,2 млн т (по данным НИИТЭХИМ). Отечественное производство пока составляет около 3,9 млн т. Из объемов только 15%, по данным Виктора Иванова, востребованы самим химпромом, остальное идет на удовлетворение потребностей других отраслей — нефтегазовой и пищевой промышленности, строительства, медицины, фармацевтики и др. «В России с 1990-х годов малотоннажная химия находилась на периферии внимания. Как результат — сейчас ее доля в отечественной промышленности существенно ниже, чем в мировых объемах производства», — констатирует генеральный директор «Уралхим инновация» Анна Ненахова. По официальным данным, на долю специальной и малотоннажной химии в России приходится всего 15% от общего объема химического производства. В развитых странах этот показатель доходит до 40%.

Как следствие, большая доля «тонкой» химии поступает из-за рубежа. Высока зависимость и от импортных полимерных композитов, применяющихся в автомобилестроении и медицине, добавляет глава Ассоциации промышленников «Дзержинскрегион» и генеральный директор компании «Окапол» Дмитрий Огородцев. Основными поставщиками субстанций для фармацевтической промышленности остаются Индия и Китай. По данным президента компании «Активный компонент» Александра Семенова, фармсубстанции в стране производят 54 компании, из них лишь десять обладают компетенциями многостадийного синтеза. Участники рынка говорят, что китайская промышленность готова поставлять субстанции по ценам ниже себестоимости их производства в России, а необходимые на нашем внутреннем рынке объемы настолько низкие, что инвесторы неохотно идут в эту сферу. Увеличенный спрос на продукцию малой и среднетоннажной химии, по мнению заместителя министра промышленности Михаила Юрина, необходимо искать за пределами одной отрасли во всех смежных переделах. При помощи специалистов из Российского химико-технологического университета в прошлом году 137 базовых химических субстанций были разложены до конечного сырья, по итогам получены 65 сырьевых позиций, объем потребления которых совокупно составляет 1,4 млн т.

Как возникает синергия

«Создание производств продукции малой и среднетоннажной химии должно быть экономически выгодным», — подтверждает Михаил Сутягинский. По его мнению, это может быть достигнуто за счет синергетического эффекта от расположения производств на базе промышленных парков, ОЭЗ или существующих промышленных предприятий при встраивании в их производственные цепочки. Про кооперацию говорит и Анна Ненахова: «Обычно одно химическое вещество высокого передела является предшественником многих других производных, которые применяются в самых разных отраслях. Поэтому действовать в одиночку невыгодно, имеет смысл объединяться в кластеры с совместным доступом к высокотехнологичному оборудованию». Тезис поддерживает и Дмитрий Огородцев, развивая на базе химпредприятий Дзержинска производство медицинских полимеров в партнерстве с Приволжским исследовательским медуниверситетом и ОЭЗ «Кулибин». «У нас равноудаленность от источников сырья и рынков сбыта, что делает химкластер Дзержинска инвестиционно привлекательным», — объясняет он. Кластеры могут формироваться и на стыке науки и бизнеса, что видно на примере биотехнопарка Новосибирской области.

«Развитие производства малой и среднетоннажной химии сдерживают неразвитость внутреннего рынка по некоторым видам продукции, недоступность технологий, нехватка материально-технической базы. Добиться результата возможно только при наличии господдержки», — утверждает Анна Ненахова.

В 2022 году предприятия химпрома получили финансовую поддержку на 30 млрд руб., включая льготные займы Фонда развития промышленности на реализацию 44 проектов на сумму 19,5 млрд руб. «Основная задача, которую мы перед собой ставим, — создание условий для входа химических компаний в реализацию проектов малой химии», — говорит Михаил Юрин. Правительство, по его словам, формирует портфель приоритетных позиций из области малой и среднетоннажной химии и разрабатывает механизмы поддержки в рамках инвестиционной кластерной платформы. И первые результаты уже видны. Например, на тамбовском «Пигменте» состоялся запуск сразу четырех проектов. Речь идет о старте производства акриловых дисперсий, новой схемы производства сухих поликарбоксилатов, а также микрогранул отбеливателя для моющих средств.

Спрос на химиков и инженеров

Развитие химической отрасли напрямую связано и с ее привлекательностью для молодых специалистов. «Выезжать на старых кадрах уже не получится. Необходимо возродить инженерную школу химиков-технологов», — подчеркивает Виктор Иванов. Проблема будет решена только тогда, когда будет выстроена полная цепочка по подготовке кадров: от техникумов до вузов. В качестве успешного примера применения такого подхода глава РСХ приводит опыт подготовки инженерных и рабочих кадров в рамках образовательной модели «ФосАгро», которая объединяет подшефные школы и колледжи в регионах присутствия компании, а также ведущие технические вузы-партнеры. Этот опыт, отмечает Иванов, был рекомендован Советом Федерации к тиражированию правительством при формировании федерального проекта «Профессионалитет». «Наш опыт показывает, что очень хороший результат дает целевое обучение в техникумах и колледжах, практика и работа на производстве, затем обучение в вузах и повышение квалификации за счет предприятия», — говорит генеральный директор «КуйбышевАзота» Александр Герасименко. Ежегодно на предприятии в Тольятти количество студентов, проходящих практику на производстве, составляет примерно десятую часть от численности постоянно работающего персонала. О важности ранней профориентации говорит и Дмитрий Огородцев, работающий над возрождением «менделеевских классов» в школах Дзержинска и Нижегородского региона.

Поделиться
Авторы
Теги