Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Допрос подозреваемого в подготовке теракта в Башкирии. Видео Общество, 10:50 WSJ назвал возможную причину крушения индонезийского Boeing Общество, 10:44 Цифровой штурман: все о системе Porsche Connect РБК и Porsche, 10:39 Джентльмены и дачи: как трое россиян делают «Airbnb для загородных домов» Pro, 10:38 Пандемия коронавируса. Самое актуальное на 22 января Общество, 10:37 Известную по «Назад в будущее» DeLorean DMC-12 превратят в электрокар Авто, 10:29 Пожарные нашли двух погибших после пожара в квартире в Санкт-Петербурге Общество, 10:28 Пентагон поддержал решение Байдена продлить СНВ-3 с Россией Политика, 10:21 Дюков обошел Миллера в списке самых важных фигур российского футбола Спорт, 10:20 Созданный ФСБ центр предупредил об угрозе кибератак после обвинений США Политика, 10:15 Курс евро поднялся выше ₽90 впервые с 13 января Инвестиции, 10:12 Роскомнадзор ищет ошибки: как избежать штрафов за обработку личных данных Pro, 10:01 Что экспортирует Россия кроме нефти и газа РБК и Моспром, 09:59 Курс биткоина обновил двухнедельный минимум Крипто, 09:55
Экономика ,  
0 

Всем выйти из сумрака: власти хотят вернуть промышленность из офшоров

Наступающий, 2012-й, год обещает быть непростым для России - как с экономической, так и с политической точки зрения. С одной стороны, замедление мировой экономики грозит главной бюджетообразующей отрасли страны (нефтяной) снижением цен на нефть и, как следствие, заметным дефицитом бюджета. С другой - обещанная президентом Дмитрием Медведевым политическая реформа с возвратом прямых выборов губернаторов и децентрализацией власти приведет к перекройке существующих властных и, опять же, экономических вертикалей.
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС

Политика и экономика, лишь на первый взгляд не связанные меж собой, на самом деле всегда идут рука об руку. И с этой точки зрения передача большей власти в регионы, о которой говорил президент в своем последнем послании Федеральному собранию, может быть расценена как подготовка к очередной волне кризиса - центр стремится делегировать власть, а заодно и ответственность на места.

Губернаторам дадут больше полномочий, и именно им придется заниматься пополнением региональных бюджетов. И здесь первая проблема, с которой им придется столкнуться, - это возврат крупнейших налогоплательщиков в российскую юрисдикцию. Здесь им, похоже, готовы помогать на самом высоком уровне.

Теплые офшоры

Промышленных регионов в России совсем немного. За исключением Норильска, который финансирует Красноярский край почти на 40%, и пресловутого АВТОВАЗа в Самарской области, в большинстве из них градообразующие активы выведены на офшорные холдинги, нередко - с использованием толлинговых схем, вовсе не способствующих увеличению налогооблагаемой базы. Это КРАЗ, БРАЗ, Саяногорский алюминиевый завод и другие активы РУСАЛа, добывающий в Магаданской области золото и серебро "Полиметалл", Лебединский и Михайловский горно-обогатительные комбинаты "Металлоинвеста".

Причин такому положению вещей множество, но главная из них - налоговая оптимизация. Схема здесь простая, как все гениальное: головная компания регистрируется на каком-нибудь британском о.Джерси (как, например, РУСАЛ Олега Дерипаски), а в России остается основное производство, записанное на "дочку".

"Получается, что организация ведет бизнес в одной стране, но при этом сохраняет за собой возможность пользоваться зарубежными банковскими счетами и концентрировать свою прибыль в зонах с минимальной налоговой нагрузкой, то есть, проще говоря, в офшоре", - поясняет эксперт ФГ БКС Богдан Зыков.

Надо отметить, что современному российскому законодательству такая практика не противоречит. Пользуясь этим, крупные промышленные компании вовсю используют схемы, позволяющие увести свои капиталы подальше от российских налоговиков, у которых нет механизмов для взыскания средств с зарубежных компаний.

Наиболее распространенная схема оптимизации налогообложения через офшор - продажа экспортных товаров компании-офшору по заниженной цене и последующая перепродажа (но уже от имени офшора) конечному покупателю по реальной цене. "Таким образом, российская компания платит налог на прибыль лишь с той прибыли, которую она получила от первой сделки с офшором. Вторая сделка с конечным потребителем товара/услуги уже не подпадает под российское налогообложение", - рассказывает директор аналитического департамента ИК "Вектор секьюритиз" Александра Лозовая.

Активно используется и толлинг, то есть переработка иностранного сырья с соблюдением предусмотренного таможенного режима. Применение такой схемы позволяет ввозить сырье и вывозить готовую продукцию беспошлинно. Здесь крупнейшим выгодоприобретателем является уже упомянутый РУСАЛ, который активно пользуется данной схемой, ссылаясь на нехватку сырья (глинозема) для производства алюминия в России.

Раньше толлингом безо всякой меры пользовалась и "нефтянка", однако после показательного разгрома ЮКОСа и установлением контроля государства над отраслью эта практика как-то сама собой сошла на нет.

Борьба на высшем уровне

Подобные схемы оказались настолько удобны, легальны и так прочно вошли в обиход, что в какой-то момент оказалось, что в офшорах сидит чуть ли не вся горно-металлургическая отрасль России, а также масса других компаний. Среди крупнейших, помимо уже упомянутых РУСАЛа и "Металлоинвеста", можно перечислить Evraz, НЛМК, недавно сменившие прописку "Полиметалл" и "Полюс Золото", "СТС-Медиа", нефтесервисную "Интегра" и ряд других.

Однако в условиях дефицитного бюджета правительство мириться с налоговым "протеканием" второй по экспортной важности (после нефтегаза), металлургической, отрасли не захотело и пошло в атаку.

Первой ласточкой в этом году стало закрытие "налоговой гавани" на Кипре: правительства двух стран подписали протокол поправок к соглашению об избежании двойного налогообложения между Россией и Кипром, во многом нивелирующий выгоды от офшорничества в этой средиземноморской стране. Однако другие лазейки остались, и ситуация в конце концов дошла до вмешательства самого премьер-министра России Владимира Путина.

В своей разгромной речи на Саяно-Шушенской ГЭС премьер потребовал вывести из "офшорной тени" стратегические отрасли экономики. По его словам, нет ничего предосудительного, если кто-то хранит заработанную прибыль после уплаты налогов за рубежом, но вывод финансовых потоков в офшорные зоны недопустим. "С этим наследием дикой приватизации пора заканчивать", - отрезал глава правительства.

В речи В.Путина о коррупционно-офшорных схемах, после которой по электроэнергетике прокатилась волна отставок, досталось и менеджерам офшорного РУСАЛа - правда, не совсем за это, но тоже по делу.

"Посидели в ОГК-3 два человека - господин Соловьев (первый заместитель генерального директора РУСАЛа) и господин Соков (директор по стратегии РУСАЛа), вышли из руководства компании, теперь суммарно на двоих требуют себе выплаты: лично им - 324 млн руб. с учетом роста капитализации компании. За что?!" - возмутился В.Путин, указав, что лично эти менеджеры имеют мало отношения к росту стоимости генерирующей компании, которая подорожала в основном за счет инвестиций государства."Ну совсем оборзели уже! Извините, просто слов нет других. Это же все в тариф ложится в конечном итоге", - продолжал возмущаться премьер.

Региональная справедливость

Стремление навести порядок с офшорами на самом высоком уровне вкупе с изменением политической системы и децентрализацией власти может вынудить российские компании вернуться в родное, но пока не слишком любимое налоговое поле. В конечном итоге реформы, предложенные Д.Медведевым, предполагают расширение источников доходов региональных и местных бюджетов до 1 трлн руб. - а эти деньги надо где-то брать.

В том же ключе, скорее всего, надо рассматривать и слова премьер-министра, который за неделю до президентского послания в "Разговоре с Владимиром Путиным" заявлял о необходимости более справедливого распределения налогов по регионам. Тогда он отметил, что многие крупные компании, работающие по всей стране, сдают отчетность и уплачивают налоги только в Москву. В связи с этим уровень бюджетной обеспеченности Москвы в разы выше.

"Компаниям так удобнее, но это надо менять", - подытожил В.Путин, предложив корпорациям оставлять больше налогов там, где они непосредственно работают и собирают деньги.

Тенденция наполнить региональные бюджеты деньгами бизнеса, в них работающего, налицо. Компании, скорее всего, пойдут властям навстречу - благо рычаги воздействия на крупный бизнес у правительства есть (достаточно вспомнить Пикалево и то, как премьер решил там проблему в своем фирменном "ручном режиме"). Ну а для того же О.Дерипаски возвращение активов из британского офшора смертельным не будет и вдобавок сократит судебные риски, ведь уже не один год его бывший партнер, Михаил Черной, оспаривает его активы в Высоком суде Лондона. А поскольку британское правосудие менее предсказуемо, чем российское, то шансы на безоговорочную победу в таком суде у главы РУСАЛа не так уж и велики.

Для экономики же России возвращение в лоно Родины крупных промышленных компаний, процветающих сейчас в офшорах, будет иметь однозначно позитивный эффект: налоговая база расширится, бюджетные дыры станут меньше, а регионы получат столь необходимые им деньги. В противном случае о громко анонсированных реформах с децентрализацией лидерам государства придется забыть.