Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
«€2400 — ни о чем!»: какие проблемы испытывают рекрутеры фирм-релокантов Pro, 09:38
Комитет рекомендовал сенату утвердить Трейси послом США в России Политика, 09:36
«Коммерсантъ» узнал детали покупки банка «Открытие» и смены руководства Бизнес, 09:36
В Севастополе военный корабль сбил беспилотник Политика, 09:29
Без сборов, штрафов и овербуков: что может сервис для деловых поездок РБК и Smartway, 09:19
В ЛНР заявили, что украинская пехота попала под огонь своей артиллерии Политика, 09:04
Как дефицит бюджета отразится на инфляции и экономике России в 2023 году Pro, 09:00
Объясняем, что значат новости
Вечерняя рассылка РБК
Подписаться
Попробуйте ответить на вопросы ЕГЭ и набрать высший балл. Тест Специальный проект, 08:56
Овечкину осталось 99 шайб до рекорда Гретцки по голам в истории НХЛ Спорт, 08:56
Власти Украины рассказали, сколько проработает связь в случае блэкаута Политика, 08:55
NYT узнала, кем был заподозренный ФРГ в госперевороте «принц Генрих XIII» Политика, 08:53
Семь самых больших машин в мире РБК и Норникель, 08:45
Узбекистан отказался от идеи России по «тройственному газовому союзу» Политика, 08:44
Российский посол заявил о вмешательстве США и НАТО в дела Ирака Политика, 08:37
Вклад «Лучший %»
Сумма
Срок
Ваш доход
0
Ставка
0%

Реклама, Рекламодатель ПАО Сбербанк.

Предварительный расчет по повышенной ставке. Не является публичной офертой.

Война санкций ,  
0 

Экономисты оценили потери российского ВВП при разных сценариях санкций

Анализировалась глубина спада в зависимости от цен на нефть и торгового оборота
Санкции могут обойтись экономике России от 6,4 до 11,5% спада в 2022 году в зависимости от разных сценариев развития кризиса. При определенных параметрах в 2023 году потери экономики могут быть больше, оценили эксперты РАНХиГС
Фото: Артем Геодакян / ТАСС
Фото: Артем Геодакян / ТАСС

В Институте прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС разработали модель прогнозирования спада экономики России вследствие внешнеэкономических шоков. Полученные результаты представил старший научный сотрудник лаборатории математического моделирования экономических процессов ИПЭИ РАНХиГС Андрей Зубарев на втором семинаре из серии встреч в НИУ ВШЭ, посвященных долгосрочному социально-экономическому развитию в условиях изоляции и санкций. РБК следил за научной дискуссией.

Модель показала, что глубина экономического спада из-за последствий санкций (при прочих равных) составит 6,4–11,5% ВВП в 2022 году в зависимости от уровня дисконта цены на нефть, ослабления курса рубля, торгового оборота. Полученные показатели не являются прогнозом годовой динамики ВВП, а отражают только эффект от внешнеэкономических шоков на экономику России (то есть, например, бюджетная или денежно-кредитная политика способны нивелировать часть санкционного спада). В ряде сценариев ожидается, что в следующем году экономика пострадает от наложенных ограничений так же или даже сильнее.

Эксперты ИПЭИ РАНХиГС построили глобальную модель векторной авторегрессии (GVAR-модель), особенность которой в том, что в ней объединены глобальная и российская эконометрические модели. В ней оценивается воздействие внешнеэкономических шоков на 41 крупнейшую экономику, в том числе Россию, и отдельно на рынок нефти. Объединяются в единую систему и оцениваются ежеквартальные данные с 1999 года для России и с 1979 года для остальных стран. Учитывается несколько каналов передачи экономических шоков: торговля с отдельными регионами, изменение цен на энергоносители, канал обменного курса валют. Применение прогнозной модели ретроспективно на данные 2021 года в качестве эксперимента показало результат, по оценке авторов модели, близкий к официальным фактическим данным. Смоделированное значение показало рост ВВП на 5,1%, а по данным Росстата, экономика России в прошлом году выросла на 4,7% (разница между прогнозом и фактической оценкой — 0,4 процентного пункта).

Шесть сценариев падения ВВП

Авторы исследования смоделировали шесть прогнозных оценок потерь ВВП России в первый и второй годы действия санкций в зависимости от разного сочетания переменных — импорта и экспорта, стоимости нефти, курса рубля. В них учтены введенные санкции против России со стороны Евросоюза, США, Великобритании, Японии, Южной Кореи, Канады и Австралии и их последствия для торгового оборота, отраженные в доступных данных национальных статистических служб.

Так, в сценариях закладывается ослабление среднегодового курса рубля на 20% от досанкционного уровня или неизменность его динамики, падение торговли с недружественными странами на 50 или на 75%, падение нефтяных цен для России (вследствие скидок на Urals), частичная переориентация российской внешней торговли на Азию и т.д. Например, сценарий № 4 формировался с учетом поступающей торговой статистики и поправки на то, что часть европейских стран сейчас активно закупает российские энергоносители. Среди них — Италия, которая в апреле нарастила импорт из России на 40% за счет закупок газа впрок. В этом варианте падение торгового оборота с Европой составляет 30%, и также предполагается ослабление рубля. Падение ВВП конкретно из-за санкций прогнозируется на уровне 7,2 и 7,6% в этом и следующем году соответственно (то есть особенность этого сценарного варианта в том, что падение в 2023 году может превысить спад этого года).

Комментируя результаты прогноза, Зубарев предположил, что более существенный эффект на темпы экономического роста в России будет оказывать дисконт цены на российскую нефть, чем обменный курс, сейчас определяющийся не полностью рыночными механизмами (рост торгового профицита обусловлен внешними ограничениями). В то же время в теории ощутимо смягчить падение ВВП смогло бы увеличение торговли с Китаем, но на практике моментально сильного роста оборота с КНР ждать не стоит, считает он. С другой стороны, некоторые партнеры, например Индия, могут потребовать продажу им нефти еще с большим дисконтом, что, вероятно, сведет на нет прирост ВВП от наращивания торговли с этой страной.

Инерционная модель

По оценке дискуссанта научного семинара — руководителя Экономической экспертной группы Евсея Гурвича, результаты прогнозной модели экспертов РАНХиГС в целом выглядят правдоподобно, но он указал на сложность макроэкономического прогнозирования в реалиях беспрецедентных санкций с их «нерыночной» природой.

Построение GVAR-моделей позволяет хорошо выявлять совместные траектории разных показателей (в данном случае ВВП, цен на нефть, курса рубля, оборота торговли и ряда других) и взаимозависимость между ними на основе квартальных данных за десятки лет, однако они эффективны, если фундаментальные экономические связи за этот период не поменялись, отмечает еще один участник семинара, руководитель направления реального сектора Центра макроэкономического анализа и прогнозирования (ЦМАКП) Владимир Сальников. «Очевидно, что мир изменился. Взаимосвязи в экономике нарушились. Например, мы никогда раньше не видели, что при спаде ВВП начиналось сильное укрепление рубля — всегда было наоборот», — скептичен эксперт.

Кроме того, модель РАНХиГС, предусматривающая в 2023 году почти такое же падение ВВП из-за санкций, как и в 2022-м, очень инерционна, говорит Сальников. А прогнозы годовой динамики ВВП, сделанные Минэкономразвития, Центробанком, независимыми институтами, показывают, что в 2023 году негативный эффект санкций нивелируется позитивными факторами, что отразится на экономическом росте. «В имеющихся на данный момент макроэкономических прогнозах годовой динамики ВВП учитывается тот факт, что экономика России быстро адаптируется и эскалация санкций близка к финишной прямой, поскольку страны-санкционеры несут издержки», — сказал он РБК.

По итогам 2022 года Минэкономразвития ожидает падения ВВП на 7,8%, Центробанк указывает на интервал 8–10%. В 2023 году, по ожиданиям ведомств, экономика России уже не будет испытывать такой глубокий спад. Минэкономики ждет нулевых темпов роста, а ЦБ — диапазона от нуля до минус 3%. В ЦМАКП ждут снижения ВВП в этом году на 7–7,2%, в следующем году — на 1,2–1,5%. Всемирный банк предполагает, что экономику России ожидает спад на 8,9% в текущем году и на 2% в 2023-м.

Ранее долгосрочный эффект санкций на российский ВВП до 2030 года был оценен в консенсус-прогнозе, подготовленном институтом «Центр развития» НИУ ВШЭ, писал РБК. По результатам опроса 17 макроэкономистов из государственных и частных организаций последствия санкций будут тормозить темпы роста российского ВВП на 1–1,5% в год.

Авторы
Теги
Магазин исследований Аналитика по теме "Макроэкономика"
Вклад «Лучший %»
Сумма
Срок
Ваш доход
0
Ставка
0%

Реклама, Рекламодатель ПАО Сбербанк.

Предварительный расчет по повышенной ставке. Не является публичной офертой.