Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Попова сообщила о разработке кожного теста для оценки иммунитета к COVID Общество, 13:36 Объявлены победители международного конкурса «Дом Земли» Партнерский материал, 13:29 Мосбиржа разрешит частным инвесторам покупать валюту по $1 и евроценту Инвестиции, 13:20 На Марсе впервые в истории запускают вертолет. Прямая трансляция Технологии и медиа, 13:17 Попова назвала число случаев штаммов из Британии и ЮАР в России Общество, 13:17 Фильм с Адамом Драйвером и Марийон Котийяр откроет Каннский кинофестиваль Стиль, 13:10 Что такое эндаумент: как целевые капиталы работают в России Социальная экономика, 13:10 Прокуратура предупредила о мошенниках, предлагающих открыть депозит Общество, 13:09 Пожар на складе автозапчастей в Улан-Удэ. Видео Общество, 12:59 Умер первый Олимпийский чемпион в составе сборной СССР по хоккею Спорт, 12:58 Как правильно выбрать летнюю резину. Инструкция РБК и Nokian Tyres, 12:55 «Тоттенхэм» уволил Моуринью с поста главного тренера Спорт, 12:54 Власти Китая впервые назвали биткоин инвестиционным инструментом Крипто, 12:52 Принц Гарри решил отложить возвращение в Лос-Анджелес после похорон деда Стиль, 12:43
Экономика ,  
0 

Число созданных иностранцами компаний в России в пандемию упало на треть

За последние три года иностранцы стали вдвое реже учреждать компании в России, следует из данных Kartoteka.ru. Тенденция началась задолго до пандемии, но в 2020 году усилилась на фоне закрытия границ
Фото: Максим Шипенков / EPA / ТАСС
Фото: Максим Шипенков / EPA / ТАСС

Количество российских компаний, учрежденных иностранцами, сократилось более чем на треть в пандемийном 2020 году, а с 2018 года — упало вдвое, показали расчеты сервиса информационно-аналитических услуг в сфере бизнеса Kartoteka.ru, сделанные на базе ЕГРЮЛ (есть у РБК).

В 2018 году зарубежные юридические и физические лица учредили 2931 компанию в России, в 2019 году — 2247 компаний (минус 23%), в 2020-м — 1443 компании (минус 36% к предыдущему году). Статистика не является исчерпывающей, поскольку в ЕГРЮЛ может не указываться гражданство иностранного учредителя — физического лица. «Иностранным учредителем считается как юрлицо, так и физическое лицо, если об этом есть информация в нашей базе», — уточнил представитель «Картотеки».

Video

В 2020 году в России было создано 214,6 тыс. коммерческих организаций, следует из данных Федеральной налоговой службы (ФНС). Подсчитанное число компаний с иностранными учредителями составляет лишь 0,7% от общего количества.

Как сообщил РБК представитель Kartoteka.ru, по их данным, физические лица — граждане США, Германии и Великобритании в 2020 году открыли в России лишь 20 компаний (против 35 в 2018 году). В том числе американцы учредили семь российских юрлиц, немцы — 12, британцы — одну компанию.

Удар коронавируса по инвестициям

На сокращение новых учрежденных иностранцами компаний в 2020 году оказала влияние пандемия коронавируса. В целом регистрация новых бизнесов в России в прошлом году замедлилась на 24% (было открыто на 66,5 тыс. меньше новых компаний, чем в 2019-м). «Люди не спешили или попросту не могли открывать свое дело в условиях карантинных ограничений, падения спроса и общей неопределенности», — отмечает аудиторско-консалтинговая компания «Финэкспертиза».

  • Приток прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в российские нефинансовые компании в 2020 году упал более чем в 20 раз по сравнению с предыдущим годом, до $1,4 млрд (уровень 1990-х годов), отчитывался Банк России.
  • По оценке Конференции ООН по торговле и развитию (UNCTAD), общий приток ПИИ в российскую экономику в 2020 году рухнул в 29 раз, до $1,1 млрд (по сравнению с $32 млрд годом ранее).

Пандемия ударила по иностранным инвестициям во всем мире: по данным UNCTAD, глобальные ПИИ в 2020 году упали на 42%, с $1,5 трлн в 2019 году до $859 млрд (оценка) — и это тоже уровень, наблюдавшийся последний раз в 1990-х. Принятые на глобальном уровне ограничительные меры негативно сказались на реализации инвестиционных проектов. Однако хотя резкое сокращение ПИИ наблюдалось практически во всех развивающихся странах, в России оно оказалось значительно более глубоким, отмечает Всемирный банк.

Не только пандемия

Пандемия была только одним из факторов, обусловившим падение иностранных инвестиций в российские бизнесы. Общие иностранные инвестиции в российские акционерные капиталы (и прямые, и портфельные) в прошлом году сократились на $36 млрд — максимум с 2008 года, сказал РБК главный экономист ING по России и СНГ Дмитрий Долгин, ссылаясь на собственную оценку по данным ЦБ. «Снижение инвестиций типично для кризисных годов — отток был в 2008 году и в 2014–2015 годах, после чего было восстановление. Но теперь добавилась неопределенность вокруг договоров об избежании двойного налогообложения», — рассуждает Долгин, указывая, что предполагаемое изменение режима касается стран, на которые приходится примерно половина всех ПИИ в Россию.

В прошлом году Минфин России провел успешную кампанию по пересмотру налоговых соглашений с Кипром, Люксембургом и Мальтой, результатом чего стало повышение налогов на вывод капитала из России (который затем может возвращаться в виде инвестиций в Россию).

Кроме того, регистрация новых компаний иностранцами должна больше коррелировать не с общими ПИИ, а с иностранными инвестициями без учета реинвестирования доходов. Компонент реинвестиций существующих инвесторов традиционно занимают львиную долю в российских ПИИ — 81% в 2014–2019 годах, по данным ЦБ. Без учета реинвестирования у России самый низкий показатель привлеченных ПИИ среди развивающихся стран — лишь 0,2% ВВП, подсчитывал Институт международных финансов (IIF) в 2019 году.

Сокращение «круговых» схем

По расчетам Kartoteka.ru, на восьмерку стран, чьи лица чаще всего становятся учредителями компаний в России (Кипр, Сейшелы, Великобритания, Германия, Белоруссия, Нидерланды, США, Китай), в 2020 году пришлось 458 компаний (32%). Наиболее значительно количество учрежденных компаний упало для Сейшельских островов (с 293 до 22 за три года) и Великобритании (с 214 до 62).

«Не секрет, что владельцы большинства формально иностранных компаний — чаще всего скрытые за номинальными акционерами российские граждане и налоговые резиденты РФ», — сказал РБК директор по развитию бизнеса консалтинговой компании Hill Consulting Сергей Нестеренко. Резкое снижение числа российских компаний с иностранными учредителями в основном связано с уменьшением спроса среди россиян на офшорные компании, через которые они инвестируют в Россию, считает Нестеренко.

Эффект «круговых» инвестиций (round-tripping), то есть инвестиций из собственной страны, маскирующихся под иностранные, в той или иной мере характерен для всего мира. Однако для России он более ярко выраженный: Международный валютный фонд (МВФ) в 2019 году публиковал исследование, в котором оценивал долю круговых иностранных инвестиций в России в 23%, или около $100 млрд накопленных ПИИ. Распространенность таких схем исследователи связывают с соображениями налоговой оптимизации и институциональными факторами (страховка от политических рисков, регуляторной неопределенности в России, риска изъятия собственности).

Всеобщая война с офшорами

По агрегированным данным «Картотеки» невозможно установить, какие из учрежденных иностранцами компаний представляют интересы российских бенефициаров. Но компании, зарегистрированные лицами из США, Германии или Китая, скорее всего, представляют реальных инвесторов из соответствующих стран, а вот резкое сокращение числа участников с Сейшел и из Великобритании скорее вызвано российской и общемировой борьбой с офшорами, утверждает Нестеренко. «Проблема здесь даже не столько в расширении правоприменительной практики в отношении контролируемых иностранных компаний в России или в международном автообмене информацией по личным и корпоративным зарубежным счетам россиян, а в том, что на офшорные компании стало практически невозможно открыть счет в приличном и даже уже в неприличном банке или платежной системе», — рассказывает эксперт.

Россия присоединилась к автоматическому обмену финансовой информацией о зарубежных счетах своих граждан в сентябре 2018 года, получив соответствующую информацию более чем от 70 юрисдикций за 2018 год.

«Банковская война с офшорами ведется на двух фронтах: во-первых, США, как эмитент мировой резервной валюты, диктуют банкам всего мира, какие переводы и в адрес каких компаний можно делать (в том числе и с учетом антироссийских санкций). Во-вторых, на европейском фронте банки (отчасти в порядке имплементации программ ЕС по повышению налоговой прозрачности) тоже избавляются от нерезидентных бизнесов, в первую очередь с бенефициарами из России и других стран СНГ», — продолжает Нестеренко. Компании Великобритании также попадают в офшорный список, поскольку в основном это британские LP и LLP с партнерами-нерезидентами, уточняет он.

С Кипром и Нидерландами добавляется еще один фактор: скорее всего, сыграли роль усилия ФНС по укреплению контроля за так называемым фактическим правом на доход (ФПД), добавляет Нестеренко. Дело в том, что если за кипрской или голландской компанией стоят россияне, то такая компания не имеет права на льготы по двустороннему соглашению об избежании двойного налогообложения. «У ФНС появились инструменты проверки ФПД и число кипрских и других компаний, пользовавшихся ранее льготами по дивидендам и процентам, стало резко сокращаться», — объясняет эксперт.

Магазин исследований Аналитика по теме "Инвестиции"