Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Любые цифры и буквы: как водителям выделиться необычным автономером Партнерский проект, 16:14
ЕК предложила не принимать заявления на визы от россиян в третьих странах Политика, 16:09
В Петербурге зарегистрировали первый иск против решения о мобилизации Политика, 16:08
Путин заявил о поле битвы «за большую историческую Россию» Политика, 16:04
Военная операция на Украине. Онлайн Политика, 16:01
Путин подписал договор о вхождении новых территорий в состав России Политика, 15:59
Путин напомнил о прецеденте, когда США применили ядерное оружие Политика, 15:55
Объясняем, что значат новости
Вечерняя рассылка РБК
Подпишитесь за 99 ₽ в месяц
Как умные ассистенты обуздают любителей быстрой езды: зарубежный опыт Партнерский проект, 15:51
Путин обвинил «англосаксов» во взрывах на «Северных потоках» Политика, 15:48
Путин заявил, что Запад «искал и ищет новый шанс развалить Россию» Политика, 15:47
В ЛНР сообщили о боях в Красном Лимане Политика, 15:46
Менеджер Александра Емельяненко анонсировал следующий поединок бойца Спорт, 15:41
Путин пообещал восстановить инфраструктуру ДНР, ЛНР, Херсона и Запорожья Политика, 15:38
Путин пообещал защитить Россию «всеми имеющимися силами и средствами» Политика, 15:35
Бизнес ,  
0 

Совладелец «Альфа-Групп» оценил совместную с BASF компанию в €20 млрд

Объединенная нефтегазовая компания Wintershall DEA, которую совладельцы «Альфа-Групп» создают вместе с BASF, будет стоить «ориентировочно» €20 млрд, рассказал РБК Герман Хан. Российские акционеры получат в ней 33%
Фото: Ingo Wagner / EPA
Фото: Ingo Wagner / EPA

Компания Wintershall DEA, о создании которой LetterOne (управляет зарубежными активами акционеров «Альфа-Групп») и немецкая BASF договорились в декабре 2017 года, «может стоить ориентировочно в районе €20 млрд», сказал в интервью РБК совладелец «Альфы» и LetterOne Герман Хан. По его словам, партнеры сохраняют планы завершить слияние во второй половине текущего года, а также провести IPO через несколько лет. «Сейчас идет активная работа по due diligence, и мы надеемся, что эта сделка будет финализирована», — добавил он.

Cделка предполагает слияние двух крупнейших нефтегазовых компаний Германии, работающих также в Норвегии, Дании, Южной Америке, Северной Африке и России (у Wintershall есть несколько совместных проектов с «Газпромом»), а именно присоединение активов DEA, принадлежащей LetterOne, к «дочке» BASF Wintershall. В объединенной компании BASF получит 67%, а LetterOne — 33%. Общая выручка двух компаний составила €4,69 млрд, EBITDA — €2,996 млрд, следует из отчета BASF и материалов DEA. Добыча Wintershall в 2017 году составила 164 млн баррелей нефтяного эквивалента, DEA — 125 млн баррелей.

При оценке международных нефтегазовых компаний используется мультипликатор в шесть показателей EBITDA, то есть Wintershall DEA может стоить €18 млрд, сказал РБК аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук. Но при такой высокой рентабельности по EBITDA (63,9%) оценка может быть и выше, допускает он.

LetterOne приобрела DEA в марте 2015 года за €5,1 млрд у немецкой RWE. Тогда среди претендентов на компанию была и BASF.

Однако в конце прошлого года, когда стало известно о подготовке слияния DEA и Wintershall, агентство Bloomberg оценивало объединенную компанию в €10 млрд. «Стоимость нефтегазовых компаний напрямую связана с конъюнктурой рынка», — замечает Хан. В начале прошлого декабря нефть марки Brent стоила $62,2/барр., с тех пор успела подскочить до $80/барр. в середине мая, а в понедельник, 4 июня, торговалась около $76,4/барр..

Но много будет зависеть от того, насколько объединенная компания сможет поддерживать рентабельность на высоком уровне, а также восполнять запасы, замечает Полищук. Исходя из данных DEA и Wintershall на конец 2017 года, их запасов хватит менее чем на десять лет. «Мы видим достаточно большие возможности по развитию в Мексике, Бразилии, опять же, в России, где Wintershall имеет хорошие позиции благодаря взаимодействию с «Газпромом», — уверяет Хан. Wintershall принадлежат доли в двух действующих газовых проектах «Газпрома» — разработке первого блока ачимовских залежей Уренгойского месторождения и Южно-Русском месторождении.

По словам Хана, акционеры LetterOne согласились на слияние как раз для устойчивости бизнеса. «В нефтегазовом бизнесе ценятся большие игроки, которые имеют большую устойчивость с точки зрения влияния, конъюнктуры и способности решить какие-то геологические проблемы, с которыми компания может сталкиваться на том или ином месторождении. Поэтому плюсы большого игрока — у него появляется существенно больше возможностей по развитию, по выходу в новые регионы», — пояснил он.

Pro
Фото: Олег Яковлев / РБК Какие вопросы задать соискателям на позиции курьера и фасовщика
Pro
Офисный призыв: как мобилизация повлияет на отношение к сотрудникам 50+
Pro
Фото: Chris McGrath / Getty Images Мелатонин: стоит ли принимать на ночь?
Pro
Фото: John Moore / Getty Images Креативная экономика на подъеме. Что нужно знать об этом инвестору
Pro
Фото: Chris J Ratcliffe / Getty Images К чему приведет накопление компаний-зомби в мировой экономике
Pro
Зачем Adobe покупает Figma и почему это злит инвесторов и пользователей
Pro
Первый после Маска. Тайная история индийского богача, обогнавшего Безоса
Pro
Частичная мобилизация: что делать сотрудникам, если нарушены их права
Авторы
Теги