Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Клишас допустил ограничения для уехавших после начала мобилизации россиян Политика, 02:32
Британский министр призвал врачей не бастовать для «сигнала Путину» Политика, 02:26
Подоляк сообщил о начале национализации бывшего «Альфа-Банк Украина» Бизнес, 01:46
Интеллигентность — это про чувство вкуса. Как ее оценить РБК и ГАЛС, 01:41
Вильфанд назвал срок начала потепления в европейской части России Общество, 01:39
ТАСС узнал о семи пропавших после обрушения части дома в Нижневартовске Общество, 01:14
Аналитики назвали улицы Москвы с самым дорогим жильем Недвижимость, 01:00
Объясняем, что значат новости
Вечерняя рассылка РБК
Подписаться
Драка с участием Лепса произошла у бара в Санкт-Петербурге Общество, 00:50
Безвизовый рай для сноубордистов: как выбрать зимний курорт в Корее РБК и НОТК, 00:45
Республиканцы начали расследование «секретной сделки» с Эр-Риядом о нефти Политика, 00:41
Классическая архитектура и комфорт: что такое сити-комплекс «Амарант» РБК и Амарант, 00:30
Эмбарго Запада на нефть из России и потолок цен вступили в силу Политика, 00:01
«МегаФон» продал свою долю в «Связном» Технологии и медиа, 00:00
Как изменения в ПДД могут сэкономить более 400 млрд руб Партнерский проект, 04 дек, 23:59
30 лет без СССР ,  
0 

Без Октемберяна и «Красной площади»: как переименовывали Советский Союз

Как с распадом Союза изменились названия городов, улиц и станций метро, где и почему сохранились улицы Ленина и площади Ильича — разбирался РБК в рамках проекта «30 лет без СССР»
Фото: Александр Земляниченко / AP
Фото: Александр Земляниченко / AP

Почему Горький и Куйбышев переименовали, а Киров и Краснодар — нет

За время существования СССР больше всего населенных пунктов получили новые названия в РСФСР. Основная волна переименований пришлась на время правления Иосифа Сталина. При Никите Хрущеве и Леониде Брежневе стремления увековечить свое имя при жизни у руководителей Советского государства практически не было. А после развенчания культа личности на съезде 1956 года с карты исчезли города, названные в честь Сталина (в том числе Сталинград и Сталино (сейчас Донецк), Молотова (Пермь). После брежневской эпохи появились Брежнев (Набережные Челны), Андропов (Рыбинск) и Устинов (Ижевск), но к 1989 году им вернули прежние названия.

Масштабное возвращение исторических названий в России началось уже в 1990 году. На фоне демократических перемен и снятия запрета на публичное обсуждение советской истории местные власти начали вспоминать, как их города назывались раньше. Процесс этот происходил в основном либо указом президента Бориса Ельцина, либо решениями Верховного Совета — так на карту вернулись Тверь (Калинин), Екатеринбург (Свердловск), Самара (Куйбышев), Нижний Новгород (Горький), Владикавказ (Орджоникидзе).

Несколько раз вопросы о переименовании задавали горожанам. Например, за три месяца до переименования Ленинграда в Санкт-Петербург этот вопрос был вынесен на обсуждение одновременно с выборами мэра города. За смену названия проголосовали чуть больше половины (54%) при 42% против. В 1993 году плебисцит в Кирове закончился поражением сторонников переименования в Вятку (около 80% выступили против). В 1996 году 70% были против переименования Тольятти (назван в честь итальянского коммуниста Пальмиро Тольятти, умершего в Ставрополе-на-Волге, как тогда назывался город).

Иногда и местные власти в эпоху переименований не соглашались на этот шаг. Так, голосование облсоветов сохранило на карте Ленинградскую и Свердловскую области.

Без Октемберяна и «Красной площади»: как переименовывали Советский Союз

К концу 1990-х мода на переименования утихла. Тем не менее за следующие 20 лет тема переименований никуда не исчезла. При Владимире Путине были переименованы Беднодемьянск Пензенской области (ныне Спасск) и Красногвардейское Белгородской области (ныне Бирюч). Власти Краснодара предпринимали попытки переименования в Екатеринодар, Никита Белых обсуждал возвращение Кирову названия Вятка. В последнем случае свою позицию высказал Владимир Путин. В ходе визита в Киров в 2011 году он сказал, что переименование Ленинграда раскололо жителей, а потому для принятия такого серьезного решения нужна серьезная поддержка населения.

Один из последних чуть не переименованных городов — Тутаев (назван в честь погибшего в 1918 году красноармейца Ильи Тутаева) в Ярославской области. РПЦ и общественные организации настаивали на его переименовании в Романово-Борисоглебск. В 2015 году на это согласилась и областная дума, но по итогам очередного опроса общественного мнения победили сторонники Тутаева. В 2018 году Госдума отклонила документ.

Единственной бывшей советской республикой, в которой не произошло переименований, стала Белоруссия. Хотя там и практически не было городов в честь советских вождей, если не считать совсем небольшие населенные пункты, в названиях можно найти лишь Дзержинск Минской области (до 1932 года носил название Койданов).

Немного работы было у желающих вернуть исторические названия в Прибалтике и Молдавии. В Эстонии переименовали административный центр острова Сааремаа Кингисепп (по имени большевика Виктора Кингисеппа) в Курессааре, в Литве — приграничный Капсукас (был одним из руководителей Коминтерна) в Мариямполь. Чуть сложнее получилось в Латвии. Город Стучка появился на месте безымянного рабочего поселка в 1967 году и был назван в честь одного из создателей компартии Латвии. Теперь город назвали Айзкрауле в честь расположенного рядом села.

В Молдавии из относительно крупных населенных пунктов под переименование попал Котовск, который теперь называется Хынчешты.

На Украине с 1989 по 2016 год переименовали семь городов. Еще в 1989–1990 годах исторические названия вернули Мариуполю (Жданов) и Луганску (Ворошиловград). Сменил название и Карло-Либкнехтовск Донецкой области, который вместо труднопроизносимого имени немецкого революционера получил название Соледар.

С принятием закона о декоммунизации в 2016 году переименовать решили и все оставшиеся населенные пункты, имевшие отношение к советской эпохе. В случае с областными центрами на новых именах настояла Верховная рада. Например, в случае с Днепропетровском (вторая часть связана с именем революционера Григория Петровского) депутат от «Оппозиционного блока» Александр Вилкул предлагал оставить прежнее название, объяснив его посвящением святому Петру. Однако он оказался в меньшинстве. Возвращать Кировограду прежнее название Елизаветград также не захотели, не согласились и с альтернативным Ингульском. В результате город переименовали в честь драматурга Марка Кропивницкого. Опрос 2016 года показал, что более 80% местных жителей с этим не согласились.

Значительная часть переименований приходится на территории, которые контролируют ополченцы самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик. В результате, например, на «Яндекс.Картах» параллельно существуют Стаханов и Кадиевка, Краснодон и Сорокино, Торез и Чистяково, Красный Луч и Хрустальный.

В Закавказье переименовывать пришлось всего несколько городов. В Армении Кировокан стал Ванадзором, Ленинакан — Гюмри, Октемберян — Армавиром уже к 1993 году. В Азербайджане переименовали Кировабад в Гянджу. В Нагорном Карабахе местные власти продолжают настаивать на названии Степанакерт (в честь революционера Степана Шаумяна), в Азербайджане его называют Ханкенди.

В Казахстане и Средней Азии из крупных городов переименовали Ленинабад в Худжанд и столицу Киргизии Фрунзе в Бишкек. В Казахстане целый ряд городов (Семипалатинск, Порт Шевченко) приобрели местные названия. Особенно непростой оказалась судьба Целинограда, куда в 1997 году перенесли столицу. За 160 лет существования он сменил название четыре раза (Акмолинск — Целиноград — Акмола — Астана — Нур-Султан).

Особым путем пошла Туркмения, где переименовали почти все крупные города, хотя к советскому прошлому какое-то отношение по факту имел лишь Красноводск. Его назвали Туркменбаши в честь президента Сапармурата Ниязова, провозгласившего себя «отцом всех туркмен».

Через Ленина на Дворянскую

В советские времена с карт стирались названия Соборная, Дворянская, Николаевская, имена чиновников и домовладельцев. Считалось, что в советском городе в центре обязательно должна быть улица (площадь или проспект) в честь Владимира Ленина. В областных центрах часто встречалась улица Дзержинского (нередко на ней находилось местное управление КГБ). Дальше шли Карла Маркса, Советская, Октябрьская. Когда все основные названия заканчивались, брали особенности советского быта (Колхозная, Совхозная), имена местных партийных руководителей, героев революции, деятелей Коминтерна, иностранных революционеров и деятелей освободительной борьбы в странах Африки (вроде конголезца Патриса Лумумбы или мозамбикца Саморы Машела).

С распадом СССР в Москве власти сразу усердно принялись за переименования и к 1993 году центр в пределах Садового кольца вернули к временам Владимира Гиляровского. С улиц и площадей стерли не только имена большевиков (Калинина, Куйбышева, Кирова, Свердлова), но также деятелей культуры (улицу Горького переименовали в Тверскую, досталось также Чехову, Белинскому, Герцену, Огареву, Грибоедову, Аркадию Гайдару, Чернышевскому, Чайковскому), исторических фигур прошлого (Богдана Хмельницкого, Степана Разина). За пределами Садового кольца переименования носили точечный характер. Убрав с карты города улицы деятелей брежневского времени Михаила Суслова (Аминьевское шоссе), Арвида Пельше (Мичуринский проспект), маршала Гречко (Кутузовский проспект), при этом сохранили Ленинский проспект, Ленинградский проспект, проспект Андропова.

Без Октемберяна и «Красной площади»: как переименовывали Советский Союз

Дискуссии о том, чтобы переименовать остальные улицы, поднимались все последующие 25 лет. Например, в 2012 году министр культуры Владимир Мединский предложил убрать из города названия, связанные с именами «террористов-революционеров» (в том числе участников покушения на царя Степана Халтурина и Андрея Желябова). Однако мэр Сергей Собянин на это ответил, что вопрос не является первостепенным. С присоединением к городу Новой Москвы у комиссии по переименованиям и так хватало работы: надо было придумывать названия новым улицам, а также избегать дублирования с уже существующими.

В других регионах России процесс переименования не останавливался все 30 лет, однако в ряде областей имел свои особенности. В Нижнем Новгороде, например, подготовили список из 30 названий, которые надо переименовать, чтобы вспомнить об исторических корнях. В ноябре этого года депутаты облдумы вынесли этот вопрос на общественное обсуждение. В Тарусе (Калужская область) в 2020 году переименовали сразу 16 улиц, вернув исторические названия в центре.

В Самаре, Краснодаре и ряде других городов плавное переименование шло все последние годы. Правда, историческое название не всегда оказывалось уместным. Во Владимире, например, пока не стали переименовывать Рабочий спуск в Жандармский спуск.

Без Октемберяна и «Красной площади»: как переименовывали Советский Союз

В Твери пошли своим путем. Советскую площадь в центре города в 2018 году решили переименовать не в Почтовую (как до революции), а в площадь Михаила Тверского. Улицу Володарского переименовали в честь уроженца области писателя Андрея Дементьева (до революции она называлась Скорбященской).

Без Октемберяна и «Красной площади»: как переименовывали Советский Союз

В Архангельске, Челябинске, Ярославле, Оренбурге, Ельце рядом с нынешним названием вешают таблички с предыдущим. Поскольку в прошлом улицы переименовывали часто, у улиц бывает по несколько табличек.

В России остаются десятки тысяч названий улиц, оставшихся с советских времен. Совместное исследование РБК и «Яндекс.Карт» показало, что если даже считать самые популярные из них, то этот показатель превысит 38 тыс. Подробно об этом можно прочитать здесь.

Среди бывших советских республик меньше всего переименований в Белоруссии. В Минске в первые годы независимости успели переименовать центральный проспект Ленина в проспект автора первого перевода Библии на белорусский вариант церковнославянского Франциска Скорины. Однако с приходом к власти Александра Лукашенко, вернувшего Белоруссии советские герб и флаг, процесс остановился. Проспект Скорины в 2005 году переименовали в проспект Независимости.

В остальных советских республиках власти столкнулись с несколькими проблемами. Например, в Прибалтике сразу вернули все названия, которые были до 1940 года. Сложнее оказалось властям Вильнюса. Дело в том, что до 1939 года город был оккупирован Польшей, а возвращать польские или имперские названия властям не хотелось. В результате вспомнили о Великом княжестве Литовском. В честь князя Гедимина назвали проспект в центре, который за XX век был и Георгиевским, и Мицкевича, и Гитлера, и Сталина, и Ленина.

В Киеве массовые переименования начались в 2016 году, хотя улица Ленина стала улицей Богдана Хмельницкого еще в 1992 году, а Красная площадь — Контрактовой в 1990 году. В соответствии с законом о декоммунизации на Украине в топонимике запрещены любые упоминания о советских временах. В городе с населением почти 3 млн человек пришлось переименовать 180 улиц и вспоминать всех, кто имел какое-то отношение к несоветской Украине. Советскую улицу, например, назвали в честь отца Анатолия Жураковского — священника РПЦ, который в 1927 году выступил против митрополита Сергия, был спустя десять лет арестован и расстрелян. Улицу Фрунзе переименовали в честь пчеловода Петра Прокоповича. Улицу Кутузова переименовали в честь воевавшего против большевиков за Украинскую народную республику Алексея Алмазова. А вот улицу Патриса Лумумбы назвали в честь папы римского Иоанна Павла II, который в отличие от конголезского борца с колониализмом хотя бы побывал в Киеве в 2001 году.

В Закавказье для переименования улиц вспомнили исторических деятелей прошлого. В Тбилиси улицу Дзержинского переименовали в честь филолога Павла Ингороквы, площадь Маркса — в Саарбрюкенскую (это город — побратим грузинской столицы).

В Ереване центральный проспект Ленина в 1990 году переименовали в проспект Месропа Маштоца (создателя армянского алфавита), а улицу Карла Маркса — в честь средневекового историка Мовсеса Хоренаци.

В Баку проспект Карла Маркса назвали именем ученого Зии Буньятова, убитого в 1997 году. Советский востоковед в конце 1980-х годов входил в комиссию, которая уверяла, что Нагорный Карабах был исторически азербайджанским, а армяне там появились только после 1828 года.

Особенностью борьбы с советской топонимикой в Средней Азии стало то, что там избавлялись в том числе и от упоминаний представителей российской культуры. Зато почтили память коммунистических руководителей. Так, например, в Алма-Ате улицу Карла Маркса переименовали в честь первого секретаря ЦК Компартии Казахской ССР Динмухамеда Кунаева, в Ташкенте проспект Ленина — в честь первого секретаря ЦК Компартии Узбекской ССР Шарафа Рашидова.

Нашло свое отражение и стремление властей рассказать о великом прошлом во времена, предшествовавшие включению региона в состав России. В Алма-Ате улицу Дзержинского переименовали в честь полководца XVIII века Наурзызбай Батыра. В проспект Амира Темура (Тамерлана) превратили улицы Энгельса и Пролетарскую.

Подземные переименования

Переименовывать станции метро начали на фоне общей тенденции с изменением названий улиц и площадей. За 1989–1990 годы в Москве переименовали 12 станций метро. Коснулась эта инициатива в основном станций внутри Кольцевой линии. «Калининская» превратилась в «Александровский сад», «Горьковская» — в «Тверскую», «Проспект Маркса» — в «Охотный ряд», «Кировская» — в «Чистые пруды», «Дзержинская» — в «Лубянку».

А вот за пределами Кольцевой линии изменений было всего три («Ждановская» — «Выхино», «Ленино» — «Царицыно» и «Щербаковская» — «Алексеевская»). Предполагалась следующая волна изменений с переименованием «Фрунзенской», «Бауманской» и т.д. Но в 1992 году властям стало не до этого. За следующие 20 лет лишь «Ленинские горы» переименовали в «Воробьевы горы». В этом случае все объяснялось тем, что станцию очень долго реконструировали, а потому проблем со сменой указателей и табличек не возникало.

Камнем преткновения для общественных организаций и РПЦ стала «Войковская», названная в честь Петра Войкова, участвовавшего в расстреле царской семьи. В 2015 году мэр Сергей Собянин согласился на проведение опроса на эту тему на портале «Активный гражданин», который завершился победой сторонников «Войковской» (53%).

При этом в 2014 году в Москве переименовали в «Бульвар Рокоссовского» станцию «Улица Подбельского», которую назвали в честь одного из руководителей вооруженного восстания в Москве 1917 года Вадима Подбельского. В мэрии объяснили, что это необходимо с топонимической точки зрения — улицу Подбельского еще в 2010 году переименовали в Ивантеевскую. При этом, например, осталась на карте метро «Площадь Ильича» (площадь переименовали в площадь Рогожской Заставы).

В других столицах бывших советских республик советские и коммунистические названия в основном поменяли. Исключением стал Минск, где остались и «Площадь Ленина», и «Октябрьская». «Площадь Ленина», правда, в 1992–2003 годах называлась «Площадью Независимости». Прежнее название вернули на основании того, что официальных бумаг о переименовании за 11 лет так и не было, лишь устные распоряжения представителей Минского горисполкома.

В Киеве переименовали 11 станций метро. Основные переименования пришлись на 1990–1993 годы, когда, например, «Дзержинская» стала «Лыбедьской», «Площадь Октябрьской революции» — «Майданом Незалежности», а «Красная площадь» — «Контрактовой площадью».

В Закавказье переименования в метро не были массовыми из-за небольшого количества станций. В Ереване, например, изменили название три станции.

Рекорд по переименованиям побил Ташкент. По состоянию на 1991 год в столице Узбекистана было две линии. Из восьми станций Чиланзарской линии там переименовали восемь. Досталось и «Максима Горького», и «Дружбе народов». Еще три станции сменили название на Узбекистанской линии.

Авторы
Теги