Лента новостей
«Юлмарт» станет онлайн-витриной для китайской электроники Бизнес, 08:31 «Юлмарт» начнет работать по трансграничной модели Pro, 08:28 В Раде оценили последствия предложенного Коломойским дефолта для Украины Политика, 08:12 Бывший гендиректор Ozon возглавит «Утконос» Бизнес, 08:05 Во главе «Утконоса» встанет бывший руководитель Ozon Pro, 08:01 Кадастровая палата разъяснила правила уведомления о сносе недвижимости Общество, 08:00 СМИ узнали об идее обязать супермаркеты принимать бутылки Общество, 07:47 Минкомсвязь написала методичку по цифровым стратегиям для госкомпаний Технологии и медиа, 07:30 Кличко опубликовал видео c треснувшего моста в Киеве Общество, 07:11 Крупные города России догонят Москву по уровню экономики через 100 лет Экономика, 07:00 Трамп встретился с императором Японии Нарухито Политика, 06:27 Рыбный бизнес: хочешь сделать хорошо — сделай сам РБК и ВТБ, 06:05 Начальник военного технополиса «Эра» перешел в администрацию президента Общество, 06:03 Основной период сдачи ЕГЭ стартовал в российских школах Общество, 05:56
Общество ,  
0 
Минюст предложил смягчить ответственность врачей за ошибки с наркотиками
Минюст предложил отменить уголовную ответственность за нарушения при работе с наркотическими препаратами для впервые допустивших их врачей и фармацевтов. Эксперты считают инициативу недостаточной, а МВД категорически против
Фото: Илья Выдревич / Интерпресс / ТАСС

Статья для врачей

Министерство юстиции подготовило предложения об отмене уголовного наказания для медицинских и фармацевтических работников, допустивших незначительные нарушения при работе с наркотическими и психотропными обезболивающими препаратами. Свое предложение ведомство направило в правительство 8 февраля. Копия документа за подписью министра юстиции Александра Коновалова есть у РБК, его подлинность подтвердил источник в правительстве.

15 декабря 2017 года премьер-министр Дмитрий Медведев после встречи с членами Совета при правительстве по вопросам попечительства в социальной сфере поручил Минюсту, Министерству здравоохранения и Министерству внутренних деп определить возможные пути декриминализации незначительных нарушений при работе с наркотическими лекарственными препаратами. Сейчас за утрату таких препаратов в результате неправильного хранения, перевозки и т.д. наступает уголовная ответственность по ст. 228.2 УК, максимальный срок по которой — до трех лет лишения свободы (если преступление совершено из корыстных побуждений или повлекло тяжкие последствия).

Минюст предложил отменить уголовную ответственность для медиков и фармацевтов, которые впервые и случайно допустили утрату, сообщили о ней и способствовали раскрытию преступления. Для этого ведомство предлагает дополнить ст. 228.2 специальным примечанием. Предложения одобрил Минздрав.

МВД, напротив, отказалось поддерживать проект, указав, что предусмотренная ответственность «не является избыточной и в достаточной мере эффективна». Верховный суд не стал согласовывать проект, сославшись на отсутствие полномочий.

Предложенное Минюстом решение не снимает проблему — поручения премьера и президента останутся невыполненными, и страх у врачей тоже останется, заявила РБК директор Московского многопрофильного центра паллиативной помощи, учредитель фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер. «Предложение Минюста — элементарная казуистика. Потому что оставляет преследование по статье Уголовного кодекса, и чтобы доказать, что умысла не было, будет все тот же следственный процесс и суды, отнимающие силы и время», — говорит Федермессер.

В Минюсте на запрос РБК, получен ли ответ правительства на предложения, сообщили, что по состоянию на 14 февраля «информации о продолжении работы из правительства в Минюст не поступало».

Врачи боятся

Почти 38% врачей боятся уголовного преследования из-за назначения наркотических средств, показал опрос Ассоциации профессиональных участников хосписной помощи и фонда помощи хосписам «Вера», проведенный в феврале 2017 года. Еще 27% медиков не уверены в том, что назначение таких препаратов оправданно и соответствует боли пациентов, 9% боятся последствий для здоровья больного.

Результаты опроса были представлены на заседании Совета при правительстве по вопросам попечительства в социальной сфере под председательством вице-премьера Ольги Голодец весной прошлого года. В этом же исследовании ассоциации утверждалось, что за 2010–2015 годы в связи с нарушением правил оборота наркотических лекарственных средств правоохранительные органы возбудили в отношении медицинских и фармацевтических работников 153 уголовных дела. Были осуждены 68 человек: 67 из них оштрафовали, еще одного приговорили к трем с половиной годам условно. Тогда вице-премьер Голодец впервые дала поручение проработать вопрос о декриминализации ст. 228.2. МВД выступило против.

Федермессер уверена, что примеры судебных разбирательств по ст. 228.2 УК доказывают актуальность перевода ответственности врача из уголовной в административную. «Летом 2017 года в Оренбургской области был вынесен приговор фельдшеру скорой помощи, которая потеряла ампулу из кармана. Злого умысла нет, вреда здоровью нет, да и объем препарата — 1 мл однопроцентного морфина — это смешно. Но состав преступления есть, и есть судебное решение, и обвинительный приговор в виде штрафа в 15 тыс. руб. Не говоря уже о судах, потраченных нервах, об унижении достоинства медика подпиской о невыезде. МВД говорит, что одно дело ничего не меняет, а на самом деле из-за этого прецедента все медики области теперь не захотят даже связываться с назначением опиатов», — рассказывает учредитель фонда «Вера».

«Уголовная ответственность врачей за неумышленные ошибки в работе с опиатами — одна из ключевых причин того, что люди в конце жизни обречены на страдания. Это нужно изменить! Тогда, надеюсь, можно будет реализовать право каждого человека провести свои последние дни без боли», — говорит Федермессер.

Как отмечают в фонде «Вера», согласно различным подсчетам, в России в обезболивании нуждаются от 400 тыс. до 800 тыс. человек, а получают его 30 тыс.​

Проблема обеспечения сильнодействующими обезболивающими в России

По данным Международного комитета по контролю за наркотиками, Россия занимает 38-е место из 42 по доступности наркотического обезболивания в Европе и 82-е место в мире.
Широкое общественное обсуждение обеспечения тяжелобольных обезболивающими препаратами началось после того, как в феврале 2014 года покончил с собой больной раком контр-адмирал Вячеслав Апанасенко. Его дочь Екатерина Локшина рассказала, что, для того чтобы получить обезболивающее, необходимо проводить «многие часы в поликлинике», а в день перед смертью жена Апанасенко «в очередной раз» не смогла получить прописанный ему морфин, «потому что не хватило буквально одной подписи».

В Минздраве объяснили нехватку лекарств для онкобольных «человеческим фактором», посоветовали обращаться на горячую линию, пообещав решать срочные обращения в десятидневный срок. Глава ведомства Вероника Скворцова связала проблемы с нарушением «внутрирегиональной логистики» и с тем, что препараты долго выдают со складов.

В конце декабря 2014 года был принят закон, облегчающий доступ к наркотическим обезболивающим. В частности, срок действия рецепта увеличили с пяти до 15 дней, а родственников больных освободили от обязанности возвращать в аптеку упаковки от использованных препаратов. Новые правила вступили в силу с 1 июля 2015 года. За первые несколько месяцев того же года СМИ сообщили о десятках новых самоубийств онкологических больных. Среди покончивших с собой был еще один высокопоставленный военнослужащий — генерал-лейтенант ВВС в отставке Алексей Кудрявцев.

В 2017 году в СМИ также регулярно появлялась информация о самоубийствах по той же причине: в частности, покончил с собой болевший раком бывший чемпион мира и СССР по мотокроссу Виктор Арбеков.

Еще в ноябре 2015 года представители Минздрава сообщили о намерении  создать единый реестр пациентов, нуждающихся в сильнодействующих обезболивающих. В марте 2017 года об этой идее заговорили вновь: вице-премьер Ольга Голодец поручила создать госрегистр к 2018 году.

Еще одна проблема, вызывающая трудности при обеспечении пациентов препаратами, — опасения врачей относительно возможного уголовного преследования в результате неверного оформления назначения наркотических обезболивающих. В марте 2017 года сообщалось, что за 2010–2015 годы за нарушения правил оборота наркотических лекарственных средств правоохранительные органы возбудили 153 уголовных дела в отношении медицинских и фармацевтических работников. Процесс по одному из наиболее громких дел завершился в 2014 году: терапевта из Красноярска Алевтину Хориняк обвиняли в том, что она выписала рецепт на обезболивающее онкобольному, прикрепленному к другой поликлинике. Однако суд в итоге принял решение ее оправдать.

В конце 2017 года правительство подготовило паспорт приоритетного проекта по развитию паллиативной помощи с расходами до 4 млрд руб. в год, тогда же Дмитрий Медведев поручил отменить наказания за незначительные ошибки в рецептах на наркотические анальгетики. В январе 2018 года глава Минздрава назвала онкологию абсолютным приоритетом года в здравоохранении.