Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Что случилось за день. Главные новости РБК Общество, 19:10 Вредные советы для вашего бизнеса РБК и УРАЛСИБ, 19:08 МИД Украины потребовал от России оправданий по делу в суде ООН Политика, 18:52 Как предотвратить утечки пользовательских данных Pro, 18:49 В Москве беспилотник «Яндекса» попал в ДТП из-за своего водителя Общество, 18:46 Первый заместитель Рогозина заявил о запрете на цитирование Маска Технологии и медиа, 18:42 Адвокат Ананьева опроверг новость о лишении бизнесмена гражданства Кипра Общество, 18:40 СМИ сообщили об ожидании игроками «Ювентуса» извинений от Роналду Спорт, 18:40 10 идей, куда отправиться c друзьями на выходные на машине РБК и Subaru, 18:39 Нурмагомедов назвал Путина уставшим от суеты Спорт, 18:37 В Минэнерго заявили о риске срыва сроков запуска ТЭС в Тамани Бизнес, 18:37 Bloomberg узнал о нежелании Путина делать «подарок» Нетаньяху Политика, 18:33 В Дагестане женщины штурмовали «дочку» «Газпрома» из-за плохого отопления Общество, 18:26 Почему Bitcoin скоро подорожает Крипто, 18:24
Хулиганство Кокорина и Мамаева ,  
0 
Суд оставил в силе сроки наказания Мамаеву и Кокорину
Суд отменил предыдущий приговор и вынес новый по представлению прокуратуры для устранения технической ошибки. Ранее футболисты получили до 1,5 года колонии за нападение на двоих чиновников и водителя
Александр Кокорин, Павел Мамаев и Кирилл Кокорин (слева направо) (Фото: Евгений Биятов / РИА Новости)

Мосгорсуд оставил в силе сроки наказания Александру Кокорину, Павлу Мамаеву, Кириллу Кокорину и Александру Протасовицкому, осужденным в мае за две драки в центре Москвы. Такое решение приняла тройка судей, передает корреспондент РБК.

Формально суд отменил прежний приговор и вынес новый, однако сроки заключения остались неизменными.

«В изначальном приговоре было указано, что они осуждены по ч. 1 ст. 213, но в этой части есть пункты, и не было указано, по какому именно пункту они осуждены. Это техническая ошибка, которая привела к отмене приговора и постановлению нового», — сказал журналистам адвокат Павла Мамаева Игорь Бушманов.

«В новом приговоре те же сроки наказания, но в квалификацию добавился пункт «а» ч. 1 ст. 213, где речь идет о хулиганстве с применением предмета [стула] в качестве оружия», — объяснил защитник.

Пресненский районный суд в мае приговорил четверых спортсменов к лишению свободы (на срок до полутора лет) по статьям о хулиганстве (ст. 213 УК), побоях (ст. 116 УК) и причинении легкого вреда здоровью (ст. 115 УК). 8 октября прошлого года в течение одного утра футболисты устроили драку с водителем ведущей «Первого канала» Виталием Соловчуком у ночного клуба «Эгоист», а также в «Кофемании» на Большой Никитской набросились на главу департамента Минпромторга Дениса Пака и руководителя ФГУП «НАМИ» Сергея Гайсина.

Общество
Глава РФС предложил Кокорину и Мамаеву сделать вывод из приговора

Приговор обжаловали как адвокаты футболистов, так и прокуратура. Защита просила частично оправдать футболистов, убрав из квалификации статью о хулиганстве, и назначить им наказание, не связанное с лишением свободы. «Незаконное обвинительное заключение почти полностью перекочевало в приговор, кроме одного эпизода побоев у Кирилла Кокорина», — заявил его адвокат Вячеслав Барик.

«Так называемые показательные процессы никогда не приносили пользы для России. Вспомнить хотя бы процессы 30-х годов над «врагами народа», — заявил адвокат Мамаева Игорь Бушманов. Он добавил, что публичные люди не должны иметь в суде никаких преференций перед обыкновенными обвиняемыми, однако процесс над футболистами «носил характер расправы». А адвокат Татьяна Стукалова обратилась к журналистам, вспомнив дело Ивана Голунова и посетовав, что, в отличие от него, спортсмены такой медийной поддержки не получили.

Адвокаты также утверждали, что ссоры, приведшие к дракам, начали не футболисты, а их оппоненты, а действия спортсменов были направлены на то, чтобы уладить конфликт. Водитель Виталий Соловчук к тому же весил больше и был сильнее физически, чем игроки сборной, указывали их защитники.

Требования прокурора Анастасии Зверевой сводились к тому, что суд первой инстанции забыл указать в приговоре пункт первой части статьи 213 — то есть, из приговора до конца непонятно, как именно суд квалифицировал действия спортсменов.

Общество
Кадыров после суда над Кокориным и Мамаевым заявил о проблемах в футболе

«Мне непонятно, почему суд оправдал меня по одному эпизоду, но срок назначил точно такой, какой запрашивала прокурор. Не понимаю, чем мы опасны для общества? Мы все чем-то заняты — Протасовицкий, например, тренирует детей. Что полезного мы можем сделать в заключении, чего не можем на свободе, — заявил в прениях сторон Кирилл Кокорин. — Хотим выйти как можно скорее повидаться с близкими и опять тренироваться, может, не на таком уровне — все-таки прошло время. Не хотелось бы отправляться в лагерь, хотя это не нам решать». На вопрос судьи, почему младший Кокорин улыбается в течение всего заседания, студент ответил: «Я позитивный человек».

«Если действительно от вас все зависит, мы бы хотели вернуться в спорт, поправить здоровье, увидеть родителей, семью. Хотелось бы гуманности какой-то, справедливости, соизмеримости ну и выйти, конечно», — обратился к судье старший Кокорин.

«Радость на душе, что процесс заканчивается — устали от этого всего. Не хочется просить ничего, устали что-то просить. Да, совершили преступление, каждый из нас в чем-то признал вину. Но мы уже больше полугода в СИЗО. И потом, статья о хулиганстве... Спроси у любого на улице — он скажет, что нет здесь статьи о хулиганстве. Вы не представляете, сколько нам писем пришло», — говорил в прениях Мамаев.

«Все, о чем говорим мы и наши защитники, подкреплено фактами, видео и так далее. А версия следствия и прокуратуры — это две три голословные фразы, не более того. Но суд все равно отдает предпочтение позиции гособвинения», — заметил Протасовицкий.

Фотогалерея 
Приговор по делу Кокорина и Мамаева. Фоторепортаж