Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Создатели Cyberpunk 2077 раскрыли три сценария игры Общество, 03:52 Белорусское СМИ сообщило о «SOS-СМС» от главного редактора Общество, 03:16 Число заразившихся COVID-19 в мире превысило 20 млн человек Общество, 02:54 СМИ сообщили о применении на митингах в Минске коктейлей Молотова Общество, 02:44 Боевики напали на военную колонну США на границе Ирака и Кувейта Общество, 01:56 Росздравнадзор ответил на призыв отложить регистрацию вакцины от COVID Общество, 01:55 Трамп заявил о готовности позвать Путина на ближайший саммит G7 Политика, 01:53 Охранники вывели Трампа с пресс-конференции из-за стрельбы у Белого дома Общество, 01:39 Второй вечер протестов в Минске. Фоторепортаж Общество, 01:16  «Интер» и «Манчестер Юнайтед» вышли в полуфинал Лиги Европы Спорт, 01:08 Эксперты назвали возможные причины проблем с интернетом в Белоруссии Общество, 00:33 Адвокат сообщил о запрете Сафронову звонков и свиданий с близкими Общество, 00:20 Международные эксперты оценили стоимость российских лесов Бизнес, 00:00 МВД Белоруссии сообщило о первом погибшем в ходе протестов Политика, 10 авг, 23:50
Общество ,  
0 

Кокорин и Мамаев частично признали вину по делу о хулиганстве и побоях

Футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев заявили в суде, что частично признают вину по делу о нападении на чиновника и водителя ведущей «Первого канала». Суд во вторник начал рассматривать их уголовное дело
Александр Кокорин, Александр Протасовицкий, Кирилл Кокорин и Павел Мамаев (слева направо)
Александр Кокорин, Александр Протасовицкий, Кирилл Кокорин и Павел Мамаев (слева направо) (Фото: Алексей Куденко / РИА Новости)

Что сказали футболисты

Нападающий «Зенита» Александр Кокорин, его брат Кирилл Кокорин, полузащитник «Краснодара» Павел Мамаев и футболист любительской лиги Александр Протасовицкий заявили, что частично признают вину в нескольких нападениях и драках. Об этом они сообщили в Пресненском суде Москвы, который во вторник, 9 апреля, начал слушать их уголовное дело.

По версии следствия, 8 октября прошлого года спортсмены в течение одного утра избили водителя ведущей «Первого канала» Виталия Соловчука, а затем подрались с директором департамента Минпромторга Денисом Паком и руководителем НАМИ Сергеем Гайсиным в кафе «Кофемания» на Большой Никитской улице. Футболистам вменяются хулиганство (ч. 2 ст. 213 УК), побои (ч. 2 ст. 116 УК) и умышленное причинение легкого вреда здоровью (ч. 2 ст. 115). Все четверо содержатся под стражей.

«Мне понятно обвинение. Я не признаю хулиганские побуждения. Побои Соловчуку признаю, побои Гайсину не признаю, побои Паку признаю частично», — заявил Кирилл Кокорин. «Я не признаю хулиганство и не признаю побои по Соловчуку», — добавил его брат.

Видео: Пресс-служба Пресненского районного суда
Видео: Пресс-служба Пресненского районного суда
Video

«Я не признаю предварительный сговор — нет ни одного его доказательства этого сговора, это надуманное обвинение. Побои Соловчуку признаю, но [они были совершены] не из хулиганских побуждений. К эпизоду с Паком я вообще не имею отношения, не участвовал в этом эпизоде, это четко видно на видеозаписи. По Гайсину вину не признаю: у него повреждения, согласно судмедэкспертизам, были в совершенно других местах, нежели те, куда, как он заявлял на очных ставках, мы его били. Самое важное в нашем деле — это предварительный сговор, которого ни один свидетель не увидел, ни один факт его не подтвердил», — заявил Павел Мамаев.

«Мне все понятно. Естественно, по поводу предварительного сговора — я его не признаю. По Соловчуку признаю два удара, их четко видно на записи, больше ничего. По Гайсину признаю удержание за шею, но это вообще не имеет отношения к конфликту. Он сам это подтвердил в своих показаниях», — сказал Протасовицкий.

«Это интервью?»: как прошел допрос футболистов Мамаева и Кокорина
Общество

Какова позиция гособвинения

Из обвинительного заключения, которое огласила на заседании гособвинитель Светлана Тарасова, следует, что серия драк стала результатом «преступного сговора», в который футболисты вступили утром 8 октября. Затем они «грубо нарушали общественный порядок и спокойствие граждан», демонстрировали «пренебрежительное отношение к обществу», «желая противопоставить себя окружающим», при этом они демонстрировали «в высшей степени непристойное преднамеренное поведение».

Драки и убийства: за что заводили дела на российских спортсменов
Фотогалерея 

Так, водитель Соловчук при столкновении с футболистами возле стриптиз-клуба «Эгоист» получил закрытую черепно-мозговую травму, многочисленные гематомы и кровоподтеки на голове и ногах, — хотя конфликта не начинал и вообще не предпринимал никаких действий в отношении спортсменов, следует из обвинительного заключения. Далее во время завтрака в «Кофемании» футболисты «кричали, шумели, клали ноги на стол, кидали предметы» и иным образом нарушали общественные нормы и «демонстрировали поведение, возмущающее и оскорбляющее людей». Предлогом для драки, при которой в ход пошел стул, стало «обоснованное и корректное замечание», которое сделал им Пак, считает гособвинение.

Первым свидетелем, допрошенным на заседании, стал друг футболистов Карен Григорян. Он рассказал, что 7 октября поздно вечером Кокорин-старший позвал его встретиться. Футболисты поехали в клуб Secret Room, где выпили и познакомились с девушками, затем переместились в клуб «Эгоист». После закрытия заведения футболисты вышли на улицу. Приняв водителя Mercedes Соловчука за таксиста, одна из девушек села к нему в машину. Тот заявил компании, что «таких петухов не возит», чем, по мнению Григоряна, и спровоцировал драку.

Затем спортсмены прибыли в «Кофеманию» и, как следовало из вопросов гособвинителя Тарасовой, вместе с девушками вели себя вызывающе (свидетель Григорян, впрочем, ничего такого не вспомнил). Затем в заведение зашел чиновник Пак, и Протасовицкий, со слов свидетеля, заявил ему: «Извините, пожалуйста, вы очень похожи на «Гангнам стайл» (имея в виду корейского исполнителя PSY). Тот, по воспоминаниям Григоряна, ответил матом. Вся драка, по его словам, свелась к пощечине Паку от Кирилла Кокорина, после которой они помирились.

Как адвокаты объясняют действия футболистов

«Мы будем исследовать ряд показаний очевидцев, которые даже со стороны увидели, что люди просто дурачились. Матом из них никто не ругался, кроме потерпевшего Пака», — заявил в суде адвокат Александра Кокорина Андрей Ромашов. По его словам, то, что гособвинение трактует как попытку Кокорина избить Пака стулом, было на самом деле попыткой подсесть к нему за столик.

«Мы все увидим на видеозаписи: когда мой подзащитный взял стул и подошел к столику Пака, он сделал такое движение, будто хотел подсесть к нему. Почему вдруг у Пака обнаружилось сотрясение мозга после этого — совершенно непонятно. В таком случае экспертиза должна была найти у него на голове некие следы. Но их не было», — заявил Ромашов. По его словам, уголовное дело стало результатом «малозначительного конфликта».

«Действия моего подзащитного в отношении Соловчука носили ответный характер: он первым нанес удар — и Кирилл упал. Никакого предварительного сговора не было. Все произошло спонтанно, стихийно, в результате оскорблений, которые были озвучены потерпевшим. Кирилл, поскольку в этой компании оказался, попал под раздачу, не мог оставаться безучастным», — заявил защитник Кирилла Кокорина Вячеслав Барик.

Причины драки в «Кофемании» адвокат описал так: «В одном заведении оказались люди с разным графиком. Кто-то заканчивает вечер, а кто-то только начинает день, у них разные цели и задачи. Это не значит, что одни нарушили порядок для других. Но у потерпевшего накопился негатив, и произошло оскорбление. Кирилл был вынужден отстаивать свою честь и, действительно, нанес побои, но не более того. К тому же одна пощечина едва ли способна причинить ЧМТ [черепно-мозговую травму]». По его словам, после этого «ребята даже извинялись, просили не беспокоиться, говорили, что скоро уходят». «Но некоторые, видимо, принимают вежливость за слабость», — подытожил Барик.

«Всем понятно, что конфликты как у «Эгоиста», так и в «Кофемании» носили абсолютно спонтанный характер. Никто не договаривался ни о чем заранее», — заявила адвокат Протасовицкого Татьяна Прилипко. Удары, нанесенные потерпевшим, она назвала «точечными и небеспричинными».

Обвинение сводится к «искусственно созданным, шаблонным и надуманным доводам», убежден адвокат Мамаева Игорь Бушманов. Он отрицает, что между подсудимыми был сговор и что поводом для агрессии были «незначительные поводы». «Каждый из них действовал самостоятельно, в соответствии со своей собственной мотивацией. Мотивацией моего подзащитного при конфликте с Соловчуком были внезапно возникшие неприязненные отношения на почве аморального поведения потерпевшего: оскорбления, которые он выкрикивал, и первичные удары, которые он наносил», — сказал он.