Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Премьер-министра Судана поместили под домашний арест Политика, 06:10
Эксперты сообщили о росте медианной зарплаты в России почти на 10% Экономика, 06:00
В Токио впервые за 11 месяцев отменили ограничения для общепита Общество, 05:54
Дегтярев самоизолировался из-за случаев COVID-19 в окружении Политика, 05:18
В России начали тестировать систему по предотвращению нападений в школах Технологии и медиа, 05:04
Синоптик назвал самый холодный день в октябре в Москве Общество, 04:46
Глава центра Гамалеи назвал оптимальный срок для ревакцинации от COVID Общество, 04:33
«Талибан» поприветствовал возможность исключения из списка террористов Политика, 04:26
В шести российских регионах начались нерабочие дни Общество, 03:55
Производитель предупредил о подорожании гречки и овсянки в России Общество, 03:52
Вильфанд сообщил о скором потеплении в Центральной России Общество, 03:14
РКН начал расследование утечки базы данных водителей Москвы и Подмосковья Технологии и медиа, 03:04
«Вторичная функция»: урологи оценили влияние COVID на потенцию Общество, 03:00
В Мексику прибыло более 700 тыс. доз «Спутник V» Общество, 02:56
Политика ,  

Владимир Ашурков получил политическое убежище в Великобритании

Соратник Алексея Навального Владимир Ашурков получил политубежище в Великобритании. Он стал фигурантом уголовного дела в мае 2014 года, а в ноябре началось уголовное преследование его гражданской жены Александрины Маркво
Бывший директор Фонда борьбы с коррупцией Владимир Ашурков
Бывший директор Фонда борьбы с коррупцией Владимир Ашурков (Фото: ТАСС)

Бывший директор Фонда борьбы с коррупцией Владимир Ашурков в конце минувшей недели получил политубежище в Великобритании. Об этом Ашурков рассказал в интервью РБК во вторник. Политик покинул Россию еще в апреле прошлого года вместе со своей гражданской супругой Александриной Маркво и ее дочерью от первого брака Ариадной. С 24 апреля они находятся в Лондоне, где родился их общий сын Николай. В октябре стало известно, что Ашурков попросил убежища у правительства Великобритании. Тогда он объяснил свое решение «политическим преследованием со стороны властей Российской Федерации», не став вдаваться в подробности.

«Я обратился за политическим убежищем в июле и в конце прошлой недели получил извещение о том, что мое заявление было одобрено. Основной повод, который я указывал в заявлении, это уголовное дело, возбужденное против меня и моих коллег — Николая Ляскина и Константина Янкаускаса», — заявил Ашурков.

Отъезд Ашуркова связан с уголовным делом, которое было возбуждено в мае прошлого года. Ашуркова, который на тот момент работал исполнительным директором Фонда по борьбе с коррупцией, лидера столичного отделения Партии прогресса Ляскина и московского муниципального депутата Янкаускаса обвинили в мошенничестве в особо крупном размере и нарушении правил финансирования избирательных фондов.

Следствие посчитало, что политики преступным образом распорядились средствами на счетах, которые открыли для финансирования избирательной кампании Навального на выборах мэра Москвы в сентябре 2013 года. Тогда каждый из троих перечислил на избирательный счет Навального по 1 млн руб., призвав сторонников возместить по возможности эти деньги. Сумма таких пожертвований перевалила за необходимый 1 млн руб., и этот избыток средств оппозиционеры использовали не по назначению, предполагает СКР. Проверка была начата с подачи депутата Госдумы от ЛДПР Михаила Дегтярева, соперника Навального на выборах. Следователи проявили интерес к политикам еще в марте 2014 года.

В настоящее время Ляскин находится под подпиской о невыезде, в то время как Янкаускас с июня прошлого года остается под домашним арестом.

«Мне было необходимо доказать британским властям, что преследование политически мотивировано и что если я вернусь, мне будет угрожать опасность неправомерного преследования», — сказал Ашурков. По его словам, теперь он лишен возможности вернуться в Россию, так как сдал свой национальный паспорт, но новый статус защищает его от выдачи Москве по линии Интерпола.

В настоящее время получения политубежища ждет гражданская супруга Ашуркова, менеджер в сфере культурной деятельности Александрина Маркво. «Мы официально не женаты, но по британским законам мы считаемся мужем и женой. После того как было заведено уголовное дело на Сашу, она тоже подала заявление на убежище, оно сейчас рассматривается», — заявил политик.

Маркво, которая была заочно арестована Басманным райсудом в феврале этого года, обвиняется по двум эпизодам статьи «Мошенничество». Как утверждает следствие, ее рекламное агентство «Бюро 17» при заключении с 2010 по 2014 год с департаментом средств массовой информации и рекламы Москвы и Роспечатью ряда контрактов по организации ежегодного фестиваля «Книги в парках» не несло реальных расходов, отчетность по которым предоставляло. Дело против нее также было возбуждено по сторонней инициативе — на этот раз по факту публикации «Известий»​. Ее авторы утверждали, что Кремль и московская мэрия финансировали Навального, поскольку исполнителем работ была компания гражданской жены сподвижника оппозиционера, а их заказчиком — государственные структуры.

Ашурков пополнил список из нескольких десятков оппозиционных политиков и общественных деятелей, покинувших страну в последние годы. Только из членов Координационного совета оппозиции, работавшего в 2012–2013 годах, страну по разным причинам покинули шесть человек: один из лидеров националистов, Даниил Константинов (Таиланд), эколог Сурен Газарян (Эстония), блогер и соучредитель «Лиги избирателей» Рустем Адагамов (Чехия), один из основателей движения «Солидарность», шахматист Гарри Каспаров (США), и журналист Олег Кашин (Швейцария). Правда, только Газарян попросил официального политического убежища — на родине в конце 2012 года его обвинили в розыск по делу об угрозе расправы над охранниками оздоровительного комплекса под Геленджиком, который оппозиция называет «дворцом Путина». Политическое убежище также получили несколько потенциальных фигурантов «болотного дела».

Читайте далее: Владимир Ашурков – РБК: «Я более полезен на свободе, пусть и в Лондоне»