Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Чемпион Игр ответил на запрет украинцам стоять с россиянами на Олимпиаде Спорт, 01:00
Истребитель США F-35 упал в Южно-Китайское море Общество, 01:00
Сборная Камеруна обыграла команду без вратарей на Кубке африканских наций Спорт, 00:41
Госдеп заявил о планах США дать России ответ на этой неделе Политика, 00:36
Порошенко покинул здание бюро расследований, не дождавшись следователя Политика, 00:31
Фанаты против паспортов болельщика. Главные вопросы о Fan ID Спорт, 00:31
Не выглядеть унылым клерком: бизнесмены о секретах своего стиля в одежде РБК Стиль и Henderson, 00:30
Футболист Жереми Бога стал партнером Алексея Миранчука по «Аталанте» Спорт, 00:22
AFP узнал о планах Макрона предложить Путину план деэскалации по Украине Политика, 00:11
Шесть прогулок по княжеству Монако. Путеводитель РБК и VisitMonaco, 00:05
Как упали украинские рынки на фоне угрозы военной эскалации Экономика, 00:02
Счетная палата назвала основную причину низкой загрузки российских рек Бизнес, 00:00
Красный цвет в кино: от Тарантино до алой помады. Подкаст РБК и ASUS, 24 янв, 23:38
ФНС разъяснила методику расчетов налога с вкладов Финансы, 24 янв, 23:25
Протесты в Белоруссии ,  

Telegram-канал Nexta стал в Белоруссии экстремистским формированием

Уголовная ответственность по белорусским законам грозит не только создателям, но и подписчикам. На Nexta подписаны 435 тыс. человек, на Nexta-Live — 925 тыс.
Создатель телеграм-канала NEXTA Степан Путило
Создатель телеграм-канала NEXTA Степан Путило (Фото: Tomasz Gzell / EPA / ТАСС)

В Белоруссии людей, которые создают оппозиционные Telegram-каналы Nexta, Nexta-Live и Luxta, признали экстремистским формированием и внесли в соответствующий перечень. Об этом сообщает пресс-служба белорусского МВД в Telegram.

«Министерством внутренних дел принято решение о признании группы граждан, осуществляющих экстремистскую деятельность посредством Telegram-каналов «NEXTA», «NEXTA-Live» и «LUXTA», экстремистским формированием и запрете его деятельности», — говорится в сообщении.

Nexta активно освещал митинги в Белоруссии после президентских выборов, которые прошли в августе прошлого года. Сейчас канал насчитывает 435 тыс. подписчиков. У Nexta-Live, который считался второстепенным проектом создателей Nexta, сейчас 925 тыс. читателей. На Luxta, который ведет редакция Nexta и называет его «сатирическим», подписано 100 тыс. человек.

В Белоруссии признали экстремистским Telegram-канал Тихановской
Политика
Светлана Тихановская

12 октября в Белоруссии приняли постановление Совета министров № 575 «О мерах противодействия экстремизму и реабилитации нацизма». Telegram-канал «ГУБОП», который связывали с МВД Белоруссии (официально ведомство не подтверждало, что имеет к нему отношение), писал, что документ дает право считать подписчиков оппозиционных и признанных экстремистскими Telegram-каналов участниками экстремистских формирований и привлекать их к ответственности по ст. 361-1 УК (предусматривает до семи лет лишения свободы). В самом постановлении, текст которого обнародовали только 14 октября, напрямую ничего не говорится о Telegram-каналах и чатах, их администраторах и подписчиках.

Позднее начальник отдела Главного управления по борьбе с организованной преступностью (ГУБОПиК) Белоруссии Вячеслав Орловский рассказал, какая ответственность предусмотрена для подписчиков Telegram-каналов, признанных в стране экстремистскими.

По его словам, Telegram-каналы могут получить статус экстремистского материала или экстремистского формирования. «О различиях между материалами и формированиями проще сказать так: экстремистские материалы — это то, что делает человек, а экстремистские формирования — кто делает», — пояснил он. Во втором случае ответственность по ст. 361-1 УК грозит создателям, организаторам и подписчикам, привлекать к ней будут «точечно, с учетом роли каждого, опираясь на собранные доказательства», отмечал Орловский.

Грозит ли статья российским подписчикам

Председатель коллегии адвокатов «Старинский и партнеры» Владимир Старинский по просьбе РБК ответил на вопрос могут ли граждан России, которые подписаны на признанные в Белоруссии экстремистскими каналы, привлечь к уголовной ответственности. Он сказал, что принцип территориальности законов предполагает, что, если человек находится на территории другого государства и совершает преступление, он может быть привлечен к уголовной ответственности. Более того, как отметил эксперт, есть ряд случаев, когда возбуждаются уголовные дела за преступления в отношении государства даже если человек не находится на его территории.

«Если россиянин находится в Белоруссии и нарушает закон, то он будет привлечен к уголовной ответственности. К тому же у белорусской стороны есть все возможности для применения мер процессуального принуждения, в том числе избрания строгих мер пресечения: ареста, домашнего ареста. У белорусской стороны нет обязанности высылать человека на территорию России. Есть договор между странами, который позволяет это делать, но нужно также обоюдное решение сторон», — сказал он.

По его словам, ситуация вокруг Telegram-каналов носит явно политическую окраску и вряд ли кто-то будет предпринимать меры для выдворения. Скорее всего, наказывать будут уголовно, убежден Старинский. «Несмотря на то, что человек гражданин России, его могут арестовать по белорусским законам. Это касается не только Белоруссии. Недавний пример — трое сотрудников посольства США якобы украли рюкзак, стоит вопрос о привлечении их к ответственности в России. То же самое может быть и в случае нахождения у человека «экстремистских» Telegram-каналов в Белоруссии, разница лишь в том, что это другое преступление», — объяснил он.

Сноуден раскритиковал бездействие Telegram в отношении фейковых аккаунтов
Политика
Эдвард Сноуден (на экране)

Говоря о возможности для полицейского проверить наличие подписки на экстремистские Telegram-каналы, Старинский сообщил, что если в отношении конкретного лица возбуждено уголовное дело, то его могут задержать и в ходе досмотра изъять телефон, обнаружить подписку. «Если дело не возбуждено, человек, допустим, просто приехал к родственникам в Белоруссию и у него есть подобные подписки — он может не давать телефон для проверки сотрудникам полиции без желания этого сделать. Любое изъятие имущества у человека должно иметь под собой законные основания. Как правило, оно происходит на основании административного законодательства — если человек совершил административное правонарушение, в отношении него может быть проведен личный досмотр, телефон — изъят. Либо на основании уголовного законодательства, если было совершено преступление — в этом случае в ходе обыска или выемки могут быть изъяты вещи человека», — рассказал Старинский.

По его словам, если подобная ситуация произойдет и у гражданина России, находящегося в Белоруссии, найдут подобные подписки, важно помнить, что посольство и консульство в другой стране способно оказать человеку помощь — это может быть как информационная, материальная, так и другая помощь. «Также желательно, найти местного адвоката, который поможет разобраться в ситуации, будет искать возможности защитить человека, обжаловать решения судов, на основании которых каналы были признаны экстремистскими. Может быть проведена самостоятельная экспертиза, в ходе которой будет установлено, является ли канал экстремистским. Конкретную тактику защиты юрист сможет подсказать в зависимости от ситуации», — сообщил он.

Советник административной и уголовно-правовой практики юридической фирмы «Надмитов, Иванов и Партнеры» Булат Тугутов в разговоре с РБК заявил, что подобная норма в Уголовном кодексе Белоруссии похожа на российскую норму закона — 282.1 УК РФ. Речь как в белорусском законодательстве, так и в российском, идет об участии в экстремистском сообществе в целях совершения экстремистских преступлений. «Для того, чтобы человек подлежал уголовной ответственности и ему было назначено наказание, нужно доказать, что человек участвует в подобном сообществе в целях совершения экстремистских преступлений — например, организации митингов экстремистского толка, возбуждению межнациональной вражды. Просто наличие подписки еще не означает намерения гражданина совершать преступления, в том числе — экстремистского характера», — отмечает он.

В случае если в отношении гражданина России компетентными органами Белоруссии проводится проверка и были найдены подписки на каналы, надо исходить из оснований для проверки, причин для проведения процессуальных или оперативно-розыскных мероприятий, говорит Тугутов. «При несогласии человек любые решения может обжаловать. Но если в отношении человека ранее поступило заявление, оперативная информация — все очень индивидуально. Для того, чтобы требовать телефон для проверки на наличие подписок на экстремистские каналы, сотрудник полиции должен прояснить основания, объяснить, в рамках чего собирается провести визуальное обследование индивидуального средства связи», — подчеркнул эксперт, добавив, что объяснением может быть уже назначенная раннее проверка в отношении конкретного лица. Тогда, как отмечает он, подобные действия будут законны. Если объективных причин нет, действия, скорее всего, будут за рамками правового поля и человек может отказаться исполнять такое немотивированное требование, сообщил Тугутов.

Telegram заблокировал канал основателя «Мужского государства»
Общество
Фото:Rafael Henrique / Global Look Press

Управляющий партнер Коллегии медиа-юристов Федор Кравченко в беседе с РБК сказал, что уголовный процессуальный закон позволяет белорусским правоохранительным органам провести проверку, возбудить уголовное дело и привлечь к ответственности иностранного гражданина, в том числе россиянина, за совершение преступления на территории Белоруссии по местному законодательству. «В этой ситуации для белорусских властей будет не важным, признаны ли эти каналы экстремистскими в России», — отмечает он.

По его словам, такая ситуация возможна только в случае, если подозреваемый окажется на территории Белоруссии. «Представить себе выдачу российского гражданина с территории России в Белоруссию невозможно сразу по нескольким фундаментальным причинам», — говорит Кравченко.

Эксперт указывает, что подозреваемый не обязан помогать тем, кто ведет расследование в сборе доказательств. «У него могут изъять телефон и вскрыть его защиту, если она недостаточно надежна. Но, с формальной точки зрения, следователь не может требовать от подозреваемого, чтобы он разблокировал свои устройства, расшифровал содержащиеся на них данные им т.п. Поэтому, в случае риска их изъятия подозреваемому лучше всего заблокировать, выключить или уничтожить носители информации, чтобы затруднить сбор данных, которые помогают следствию», — добавил Кравченко.