Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Минтруд предложил возмещать потери от незаконного перевода в НПФ Финансы, 06:26 Врач сообщила о негативных последствиях ношения сразу двух защитных масок Общество, 06:26 Жилье россиян в пандемию стали реже принудительно продавать за долги Финансы, 06:00 В России запретили ретушировать фотографии для паспортов Общество, 05:59 Как возвратиться в офис из удаленки РБК и СберМаркет, 05:39 В Приморье при столкновении машины и грузового поезда погиб человек Общество, 05:26 Apple отчиталась о рекордной выручке $111,4 млрд за квартал Бизнес, 05:24 В Центробанке назвали способы прекратить звонки с рекламой кредитов Общество, 05:05 Внешний вид: насколько это важно для мужчины РБК Cтиль и Philips, 04:45 Вирусолог дал прогноз по снятию ограничений из-за COVID-19 в России Общество, 04:45 Синоптик назвал сроки возвращения зимней погоды в Центральной России Общество, 04:23 Умерла американская актриса Клорис Личмен Общество, 03:58 В конгрессе США выступили против продления ДСНВ на пять лет Политика, 03:46 В Боливии назвали дату прибытия первой партии вакцины «Спутник V» Общество, 03:33
Операция в Сирии ,  
0 

Родители погибшего в Сирии контрактника отказались верить в самоубийство

Родители погибшего в Сирии российского военнослужащего Вадима Костенко не верят в то, что их сын мог покончить с собой. Ранее Минобороны подтвердило гибель контрактника, уточнив, что причиной смерти стало самоубийство
Российская авиационная группа, размещенная на аэродроме Хмеймим в Сирии
Российская авиационная группа, размещенная на аэродроме Хмеймим в Сирии (Фото: «РИА Новости»)

Родители погибшего в Сирии российского военнослужащего Вадима Костенко — Александр и Светлана Костенко — не верят в версию о самоубийстве их сына. Об этом они заявили в интервью Reuters.

«Я никогда не поверю в эту версию», — приводит агентство слова Светланы Костенко. Она рассказала, что разговаривала с Вадимом в субботу, в день его гибели. «Мы разговаривали каждый день по телефону в течение получаса, [в субботу] он был доволен, весел и смеялся», — добавила она.

«Нам сказали, что он повесился из-за девушки. Он никогда бы этого не сделал. Я очень хорошо знаю своего сына», — добавил Александр Костенко.

Младшая сестра Вадима Катя и его тетя Анна Мусиенко заявили Reuters, что также не верят в версию о самоубийстве. По их словам, Вадим был в хороших отношениях со своей девушкой, летом он познакомил ее со своей семьей и планировал на ней жениться.

Мусиенко также рассказала, что ее племянник гордился службой в Вооруженных силах и стремился стать пилотом. По ее словам, Вадим заявил родственникам, что он и его друзья не могли отказаться от службы в Сирии, когда появилась такая возможность.

Во вторник, 27 октября, пресс-служба Министерства обороны России подтвердила гибель в Сирии военнослужащего-контрактника Вадима Костенко, проходившего службу в Сирии в качестве технического специалиста. В оборонном ведомстве пояснили, что Костенко погиб в результате суицида на авиабазе Хмеймим в Сирии. По данным ведомства, он «покончил с собой во время отдыха после дежурства». «По предварительной информации, полученной в том числе на основе анализа СМС-сообщений в его телефоне, причиной гибели военнослужащего-контрактника стал разлад в личных отношениях с девушкой», — сообщили в Минобороны (цитата по Интерфакс). Сейчас ведется расследование всех обстоятельств трагедии, добавили в Минобороны.

Ранее о гибели в Сирии российского военнослужащего-контрактника — 19-летнего Вадима Костенко — сообщили активисты группы Conflict Intelligence Team (CIT). Они ссылались на профили друзей и родственников контрактника в социальных сетях.

Один из близких родственников Костенко рассказал РБК, что 14 сентября его командировали в Сирию, а 25 октября семье сообщили о гибели контрактника. По словам собеседника РБК, первоначально семье в военкомате сказали, что Костенко повесился. Позже из части сообщили, что солдата нашли мертвым, не уточняя подробностей случившегося. Родственник Костенко также сообщил РБК, что в настоящее время тело контрактника находится в Моздоке (Северная Осетия).