Лента новостей
Что нужно, чтобы поездка в Будапешт не ударила по бюджету РБК и ОТП Банк, 13:07 В Екатеринбурге рабочие повредили арт-объект художника Покраса Лампаса Общество, 13:06 Суд опроверг развод экс-короля Малайзии с россиянкой Общество, 12:54 Помощник Зеленского заявил о неизбежности примирения с Россией Политика, 12:52 Правильно ли вы питаетесь. Тест РБК и Philips, 12:38 Минтруд отказался от увеличения пособия по безработице в 2020 году Общество, 12:28 «Умный» HR: технологии интеллектуального управления персоналом Pro, 12:15 Вражеский FaceApp: почему русский сервис вызвал панику на Западе Стиль, 12:15 Бодипозитив: как изменился образ женщины в рекламе Партнеский материал, 12:08 Россия отказалась обсуждать принадлежность Крыма в «нормандском формате» Политика, 12:01 Фигурант дела о загрязнении «Дружбы» попросил убежища в Литве Общество, 12:01 Патрушев предложил защитить молодежь от «идейно-ценностной экспансии» Общество, 12:00 Бывший игрок «Зенита» станет одноклубником Гамшика и Карраско в Китае Спорт, 11:56 Акции «Норникеля» обновили исторический максимум Бизнес, 11:56
Политика ,  
0 
Советник Могерини оценила возможности изменения отношений России и ЕС
Политика ЕС в отношении России останется прежней, убеждена советник главы дипломатии ЕС Натали Точчи. Она также признала тупиковыми попытки решить украинский конфликт в рамках минских договоренностей
Натали Точчи (Фото: Silvia Lore / Zuma / ТАСС)

Почему минские соглашения сравнивают с арабо-израильскими

Нынешняя политика Евросоюза в отношении России, утвержденная в 2016 году, едва ли будет пересмотрена после ухода с поста верховного представителя по иностранным делам Федерики Могерини в конце октября. Об этом в беседе с РБК сказала президент аналитического центра «Институт международных отношений» в Италии, специальная советница Могерини Натали Точчи. По ее словам, нынешней стратегии удалось воплотить в себе консенсус всех государств — участниц ЕС, и он вряд ли изменится в скором времени.

Говоря об эффективности нынешнего подхода ЕС к России, Точчи сочла его адекватным тем целям, который поставил перед собой Союз. В частности, подчеркнула она, действующая стратегия помогла выполнить две ключевые задачи: предупредить эскалацию агрессии со стороны России и сохранить открытыми каналы для диалога с ней. «В конце концов внешнюю политику стоит рассматривать с относительной точки зрения. Смогла ли стратегия по России добиться урегулирования украинского конфликта и мгновенно разрешить все проблемы в наших отношениях? Разумеется, нет, однако не думаю, что такие ожидания когда-либо были реалистичны», — отметила она.

Пять принципов политики Евросоюза на российском направлении

В 2016 году верховный представитель по иностранным делам ЕС Федерика Могерини и главы МИД стран ЕС утвердили стратегию взаимоотношений с Россией. В ее основу легли пять принципов:

  • выполнение условий соглашения «Минск-2» по Украине;
  • укрепление отношений со странами «Восточного партнерства» и странами Центральной Азии;
  • усиление устойчивости ЕС, в том числе снижение зависимости от России в энергетической сфере;
  • восстановление сотрудничества с Россией по «некоторым избранным направлениям», например по Ирану или проблеме КНДР;
  • поддержка развития гражданского общества в России и «поддержка контактов между людьми и обмен».

ЕС также придерживается в отношениях с Россией так называемого принципа двойственного подхода. Он совмещает в себе санкционное давление и усилия на дипломатическом направлении.

Главным камнем преткновения в диалоге России и ЕС остается кризис на Украине. Однако, по мнению Точчи, шансы на его разрешение будут оставаться крайне низкими до тех пор, пока формат переговоров не будет пересмотрен и минским соглашениям не будет найдена замена. «Минские договоренности создают замкнутый круг: Евросоюз говорит, что Россия не выполняет свою часть сделки, а Москва жалуется на невыполнение этих условий Украиной, что в итоге ведет к бездействию», — посетовала она.

Точчи провела параллель между минскими договоренностями и соглашениями, заключенными в Осло в 1993 году Израилем и Организацией освобождения Палестины (ООП) по урегулированию конфликта между ними. «Эти протоколы остаются в силе несколько десятков лет, но существенный прогресс так и не был достигнут. Это вызывает вопрос: действительно ли такое соглашение — лучший способ решить конфликт или просто часть дипломатических ритуалов», — отметила она.

В качестве меры, способной придать импульс разрешению украинского конфликта и сдерживанию России, Точчи упомянула пересмотр модели санкций ЕС. По ее мнению, снятие санкций с России нужно привязать не к прогрессу по реализации минских соглашений, как сейчас, а к соблюдению международного права и прав человека. В этом случае решения по снятию старых санкций — и принятию новых — будут приниматься ЕС в более гибком ключе, а у Москвы прибавится стимулов найти компромисс с Союзом за рамками неработающих минских соглашений. При этом Точчи уточнила, что такие предложения по корректировке санкционной политики — ее экспертное предложение, и она не лоббировала такие меры на политическом уровне.

Минские соглашения действительно не привели к существенному прогрессу по урегулированию украинского кризиса, однако они останутся единственным форматом в обозримом будущем, считает председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике России Федор Лукьянов. Во-первых, указал эксперт, у сторон нет политической воли что-то менять прямо сейчас, а какой-то очевидной замены минским договоренностям на сегодня не существует. «Что касается ЕС, то там не станут пересматривать свою позицию по России из-за риска усугубить внутренние противоречия», — сказал он РБК. Во-вторых, продолжил Лукьянов, отказ от минских соглашений без очевидной альтернативы может создать «квазиправовой вакуум, который способен привести к новому всплеску военного конфликта».

«О смерти минских соглашений говорят с лета 2015 года, но периодически они оказываются в палате реанимации», — иронизирует украинский политолог Владимир Фесенко. По его мнению, пока нет предпосылок для появления каких-либо новых договоренностей, тем более что официальная позиция стран «нормандского формата» — соглашения незыблемы. Этот принцип может быть пересмотрен с уходом Ангелы Меркель с поста канцлера ФРГ, который она анонсировала на 2021 год.

Как может быть преодолен кризис в отношениях ЕС и России на Балканах

Точчи также прокомментировала события на Балканах, вызвавшие разногласия России и Европейского союза. В Москве считают, что политика Евросоюза и НАТО по интеграции Западных Балкан может вызвать нестабильность в Европе. «От стран [Западных Балкан] настойчиво требуют сделать ложный выбор: или с Москвой, или с Вашингтоном и Брюсселем. Такие действия ведут к дальнейшей дестабилизации архитектуры безопасности в Европе, росту напряженности, появлению новых разделительных линий», — отмечал глава МИД России Сергей Лавров в декабре прошлого года. Он также указывал на «неприличность» требования ЕС к Сербии, чтобы она присоединилась к политике Союза в отношении Москвы, в том числе ввела санкции.

Требования вступления в Евросоюз едины для всех стран, и Брюссель не станет делать для отдельных кандидатов исключения из-за их отношений с Россией, убеждена Точчи. «Поэтому, конечно, если балканские страны присоединятся к Союзу, каждая из них должна будет действовать в рамках общеевропейской политики, что включает в себя и санкции», — сказала она. В таких условиях лучший выход из ситуации — добиться снятия санкций с России до того, как в ЕС вступят государства Западных Балкан, отметила эксперт.

При этом вопрос присоединения блока стран Западных Балкан к ЕС важен для безопасности Союза, считает Точчи. «Это не только вопрос развития демократии или поддержки европейских ценностей, а вопрос необходимости», — сказала она. По мнению Точчи, среди государств — участниц Евросоюза сложился консенсус: Балканы являются стратегически важным регионом, в том числе с точки зрения регулирования миграционных потоков и борьбы с терроризмом. «Все, что происходит на Западных Балканах, напрямую влияет и на ЕС», — отметила она.

В то же время страны Союза все еще спорят о сроках вступления балканских стран. Планируется, что к 2025 году к ЕС присоединятся Черногория и Сербия, хотя в случае Белграда многое будет зависеть от хода урегулирования спора о статусе Косово.

Между тем 18 июня страны ЕС отложили до октября начало переговоров по присоединению к Союзу Албании и Северной Македонии. Как отмечает издание Politico Europe, скептически относится к форсированию вступления стран Западных Балкан, в частности, Франция.

В октябре ЕС, скорее всего, все-таки откроет переговоры о присоединении с Тираной и Скопье, прогнозирует Точчи. Что же касается сроков вступления в ЕС стран Западных Балкан, все будет зависеть от их прогресса по реализации реформ. «Как отметил глава МИД Северной Македонии Никола Димитров, комментируя отсрочку начала переговоров, его страна будет продолжать преобразования, чтобы ЕС стало стыдно не идти Скопье на встречу. Я думаю, это правильный подход: успех в достижении правильных реформ в конце концов сможет преодолеть скептицизм некоторых стран ЕС», — подчеркнула Точчи.