Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Правкомиссия поддержала Fortum в споре о покупке Uniper Бизнес, 19:46 Семья заочно арестованного Петрова решила продать автодилера «Рольф» Бизнес, 19:35 Миллер не увидел «розовую» зиму после «темно-синего» лета Общество, 19:33 9 рецессий: какими были кризисы, которым предшествовала инверсия Quote, 19:30 Личный опыт: я живу в дореволюционном доме РБК и Элитная недвижимость, 19:27 Минюст объяснил внеплановую проверку Фонда борьбы с коррупцией Политика, 19:13 Что случилось за день. Главные новости РБК Общество, 19:07 Однокурсники исключили травлю открывшего стрельбу в колледже студента Общество, 19:05 Алексей Васильчук — о фудмолле «Депо.Москва» и как удержаться на плаву РБК Стиль и Henderson, 18:57 Эрдоган исключил отказ Турции от С-400 Политика, 18:51 Фигуристка Трусова заявила о желании соревноваться с мужчинами Спорт, 18:47 Сооснователь Refformat — о том, как стоматология становится доступнее Стиль, 18:31 6 подводных камней в бизнесе с Китаем РБК и Открытие, 18:29 СК заявил о задержании напавшего с ножом на детской площадке мужчины Общество, 18:24
Политика ,  
0 
«Разбойники и реваншисты»: на кого Трамп нацелил доктрину нацбезопасности
В новой стратегии национальной безопасности США отказываются от идеи партнерства с Россией и Китаем — они фигурируют в ней как соперники Соединенных Штатов, а российский ядерный арсенал назван «экзистенциальной угрозой»
Дональд Трамп (Фото: Carlos Barria / Reuters)

​18 декабря Белый дом опубликовал новую стратегию национальной безопасности США. Документ, подготовленный администрацией Дональда Трампа, состоит из четырех блоков: защита страны, процветание, продвижение мира через силу и расширение американского влияния.

​Отдельная часть в новой стратегии посвящена России и Китаю, которые рассматриваются как «страны-ревизионисты», стремящиеся подорвать благосостояние Америки. «Китай и Россия разрабатывают продвинутое вооружение и средства, способные навредить нашей критически важной инфраструктуре и архитектуре командования», — утверждается в документе.

При этом из стратегии исчез пункт об изменении климата как угрозе национальной безопасности США. Его в 2015 году внес в доктрину Барак Обама. Теперь, по версии администрации Трампа, Вашингтон намерен поддерживать баланс между обеспечением энергетической безопасности, ростом экономики и защитой окружающей среды.

Принципиальный реализм

В преамбуле авторы называют новую политику по обеспечению национальной безопасности «принципиальным реализмом» (principled realism). «Это реализм, поскольку он признает центральную роль власти в международной политике, подтверждает призвание суверенных государств в установлении мира во всем мире, а также ясно очерчивает наши национальные интересы. Это и бескомпромиссность, поскольку она основана на знании того, что усовершенствование американских принципов несет мир и процветание по всему земному шару. Мы руководствуемся нашими ценностями, наши интересы нас дисциплинируют», — гласит документ.

Три основных типа вызовов для США — это «ревизионисты», как Китай и Россия, «разбойничьи страны», вроде Ирана и КНДР, а также «опасные транснациональные организации», вроде террористических джихадистских группировок. Слово «Россия» упоминается в документе 25 раз, «Китай» — 38 раз, «Иран» и «Северная Корея» — 17 и 16 раз соответственно.

Согласно видению администрации Трампа, ​Китай и Россия хотят сформировать мир, противоречащий американским ценностям и интересам. Китай стремится вытеснить Соединенные Штаты из Индо-Тихоокеанского региона, расширить масштабы своей экономической модели, ориентированной на государство, и изменить порядок в регионе в свою пользу. Россия стремится восстановить свой статус великой державы и установить сферы влияния вблизи своих границ.

Особое внимание в стратегии уделено необходимости защиты инфраструктуры США от кибератак и выявления особо опасных киберпреступников. Согласно доктрине, такие игроки, как Россия, используют информационные инструменты для подрыва легитимности демократии, в том числе при помощи «проплаченных пользователей соцсетей или «троллей». «Наши противники наносят удары по СМИ, политическим процессам, финансовым сетям и персональным данным», — утверждается в документе. Российские действия направлены на ослабление американского влияния и внесение раздора между союзниками и партнерами Вашингтона, резюмирует стратегия.

Однако директор Независимого института стратегических оценок Сергей Ознобищев считает, что говорить о конфронтации времен холодной войны не следует: каким бы ни был текст стратегии, за рамками протокольных документов США все же не рассматривают Россию как противника. «Вашингтон не исходит из того, что между Россией и США будет война. Угрозой, конечно же, является Китай: страна закрытая и мощная, единственная ядерная держава, арсенал которой абсолютно непрозрачен, как и ее ядерная доктрина, — считает Ознобищев. — Китай опасен еще и в том смысле, что это страна, которая может быстро мобилизовать любые людские резервы».

От лояльности к угрозе

В документе также указано, что прежняя политика американской администрации основывалась на предположении, что «контакты с Россией и Китаем и включение этих стран в международные институты позволят сделать из них лояльных партнеров, которым можно будет доверять». «По большей степени это предположение оказалось неверным», — написано в стратегии. «Будучи отвергнутой как феномен прошедшей эпохи, гонка за всемогущество вернулась», — констатирует стратегия. Российский ядерный потенциал в документе назван «экзистенциальной угрозой» для США.

В стратегии национальной безопасности США, подготовленной при Джорджа Буше-младшем в 2002 году, констатировалось, что «США и Россия больше не являются стратегическими противниками», и выражалась надежда, что обновленный мир все больше отдаляется от времен «противостояния сверхдержав». В стратегии 2006 года Россия и Китай наравне с Японией и Южной Кореей были названы «ключевыми региональными партнерами».

В доктрине 44-го президента США Барака Обамы 2010 года Вашингтон выражал намерение работать над повышением эффективности партнерских отношений с «ключевыми центрами влияния», такими как Китай, Индия и Россия.

Однако в стратегии 2015 года в связи с началом конфликта на востоке Украины и присоединением Крыма к России появился термин «российская агрессия», а отношения с Москвой в основном упоминались в контексте давления и сдерживания от «будущей агрессии» при помощи коллективных европейских и американских санкций; при этом по-прежнему подчеркивались намерения США наладить партнерские отношения с Китаем.

Политика
Американские эксперты допустили проигрыш США в войне с Россией или Китаем