Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Блумберг потратил на рекламу $250 млн в рамках предвыборной кампании Политика, 05:59 Объявивший о подготовке «марша на Крым» назвал дату начала акции Политика, 05:27 Генсек ООН назвал четырех угрожающих миру «всадников Апокалипсиса» Политика, 04:59 На Дальнем Востоке эвакуировали более 60 детсадов из-за сообщений о бомбе Общество, 04:56 В Китае число заболевших новым коронавирусом превысило 570 человек Общество, 04:39 «МЮ» проиграл «Бернли» и позволил «Тоттенхэму» догнать себя в таблице АПЛ Спорт, 04:17 ПСЖ крупно обыграл «Реймс» и встретится с «Лионом» в финале Кубка лиги Спорт, 04:09 Российские хоккеисты разгромили США в финале юниорской Олимпиады Спорт, 03:56 В Калифорнии четыре человека погибли при крушении самолета Общество, 03:22 Парламент Великобритании утвердил законопроект о Brexit Политика, 03:17 Временным главой Росздравнадзора стал Дмитрий Пархоменко Политика, 02:42 «Ювентус» разгромил «Рому» и вышел в полуфинал кубка Италии Спорт, 02:11 Мишустин назначил экс-главу ФМБА замминистра здравоохранения Политика, 01:50 Мишустин уволил главу ПФР и назначил его замминистра финансов Политика, 01:48
Политика ,  
0 

КС частично отменил тайну усыновления

Тайна усыновления может быть раскрыта после смерти приемных родителей и усыновленного по требованию потомков, решил Конституционный суд, исходя из того, что ряд случаев предполагает знание генетической истории семьи
Помещение в здании Конституционного суда в Санкт-Петербурге (Фото: ТАСС)

Конституционный суд (КС) в среду опубликовал решение по итогам рассмотрения жалобы матери и дочери, Галины Грубич и Татьяны Гущиной. Как следует из материалов дела, в 2010 году они в судебном порядке потребовали раскрыть тайну усыновления их мужа и отца соответственно, скончавшегося в 2006 году. В малолетнем возрасте он, а также еще несколько тысяч детей были привезены в СССР из Испании, где в тот момент шла гражданская война.

Вдова и дочь просили раскрыть архивные данные загса, но Хамовнический суд столицы отказал им в удовлетворении требований, сославшись на то, что тайну усыновления может раскрыть только приемная семья. Вышестоящие судебные инстанции также отклонили их жалобы, указав, что законом установлен бессрочный запрет на разглашение таких сведений.

В итоге истцы обратились в КС, где пытались оспорить статью 139 Семейного кодекса, запрещающую разглашать тайну усыновления без согласия приемных родителей, а также положение федерального закона «Об актах гражданского состояния».

Конституционный суд рассмотрел жалобу заявительниц без проведения публичных слушаний и пришел к выводу, что сами оспариваемые нормы не противоречат Конституции, так как «позволяют обеспечить гармоничные отношения между ребенком и приемной семьей».

Но закон не содержит предписаний, что делать в том случае, если в живых не осталось ни усыновителей, ни усыновленных, указал КС. Высокие судьи отметили, что информация о биологических родителях может быть необходима, например, для предотвращения наследственных заболеваний или для того, чтобы избежать браков с кровными родственниками.

«Отказ в предоставлении подобной информации может нарушать конституционные права», — решил КС, постановив, что оспариваемые положения закона не должны нести абсолютный запрет.

«Если тайна усыновления «ушла в могилу», суд вправе раскрыть ее по обоснованному обращению потомков», — пришел к выводу КС и указал, что правовой механизм предоставления таких сведения может быть отдельно проработан законодателем.

По мнению высоких судей, дело заявительниц должно быть пересмотрено.

«Свое истолкование КС дал применительно к очень узкому кругу ситуаций, когда о состоявшемся много лет назад усыновлении потомкам стало известно только после смерти усыновленного и его усыновителей, то есть получить их согласие на раскрытие сведений об усыновлении уже невозможно, — комментирует решение судья КС Лариса Красавчикова.

В целом судья отмечает, что если тайна не была раскрыта при жизни, то и после смерти она, безусловно, подлежит охране.

«КС предоставил право суду в каждом конкретном случае решать вопрос о возможности получения потомками сведений об усыновлении в объеме, — пояснила Красавчикова. — Это может оказаться крайне важно, поскольку такие сведения способствуют раскрытию генетической истории семьи, ее биологических связей, составляющих важную часть идентичности каждого человека».