Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
СМИ узнали об обысках у владельца разрушенной дамбы в Красноярском крае Общество, 15:39 Последствия прорыва дамбы в Красноярском крае. Фоторепортаж Общество, 15:39  Умер двукратный финалист Кубка Дэвиса Александр Волков Спорт, 15:30 Новозеландские регбисты в третий раз подряд вышли в полуфинал ЧМ Спорт, 15:27 В районе Красноярского края ввели режим ЧС из-за прорыва дамбы Общество, 15:26 Захарова сообщила о характере ответов России на информационную агрессию Политика, 15:15 Медведев вместе с президентом Сербии принял военный парад в Белграде Политика, 14:52 Оскорбившего Путина грузинского журналиста допросили в прокуратуре Общество, 14:50 Росприроднадзор находил нарушения в красноярской артели до прорыва дамбы Общество, 14:47 Хоккеист московского «Динамо» Вадим Шипачев забросил 200-ю шайбу в КХЛ Спорт, 14:39 МВД показало видео задержания напавшего на полицейского с ножом в Москве Общество, 14:33 В Красноярском крае объявили траур по погибшим при прорыве дамбы Общество, 14:33 Силуанов связал выдачу кредита Белоруссии с ходом интеграции двух стран Экономика, 14:16 Cosmoscow: эпицентр светской жизни и современного искусства РБК и Audi, 14:08
Политика ,  
0 
Эксперты оценили годовой «доход» ИГИЛ в $1 млрд
Эксперты FATF обнародовали исследование основных источников дохода «Исламского государства». За год доход ИГИЛ составил более $1 млрд, основная часть пришлась на продажу нефти и захват банковских вкладов
Боевики с флагом «Исламского государства» (Фото: REUTERS 2015)

Отчет был подготовлен Группой разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег (FATF), которая была создана в 1989 году по инициативе «Большой семерки». Россию в этой организации уже больше десяти лет представляет Росфинмониторинг.

Работа над докладом началась в октябре 2014 года, вскоре после первых авиаударов западной коалиции по позициям ИГИЛ. Задача исследования – проследить источники финансирования террористов, передвижение средств и их конечное использование. Конечная цель – поиск возможностей перекрыть денежные потоки в «Исламское государство».

Эксперты FATF отмечают, что ИГИЛ представляет собой качественно новый тип террористической организации, для которого вопрос финансирования выходит на первый план и определяет масштаб активности. Как «квазигосударству», ему требуются немалые средства на организационные нужды и инфраструктуру. Играет роль и то, что боевики-исламисты фактически представляют собой «контрактную армию» на 30 тыс. человек, из которых 19 тыс. – иностранные наемники (на декабрь 2014 года). По данным FATF, ежемесячный «оклад» боевика варьируется от $50 до $1500, в среднем $350–500, а в масштабах всей организации это $10 млн.

Собрав информацию, авторы исследования признают: в вопросе источников дохода существуют заметные пробелы. По одним источникам известны более-менее точные цифры, по другим – лишь оценки. Тем не менее, сложив вместе все известные данные, можно утверждать, что ежегодный доход ИГИЛ составляет примерно $1 млрд. Львиную долю этой суммы занимают средства от эксплуатации оккупированных территорий – от добычи и продажи нефти до захвата зернохранилищ.

Выжженная земля

Под «нелегальной выручкой от оккупации территорий» аналитики FATF подразумевают достаточно широкий набор источников, основным из которых является продажа нефти и нефтепродуктов местному населению. Чуть меньший объем энергоносителей через посредников продается на сопредельных рынках, в частности сирийскому правительству. Незначительное количество нефтепродуктов боевики ИГИЛ оставляют для себя, используя как топливо.

Само «Исламское государство» продает нефть по «демпинговым» ценам около $20–35 за барр., посредники затем перепродают ее по $60–100 за барр. (столь широкие диапазоны связаны с падением мировых нефтяных цен за период подготовки доклада). Всего на территории, контролируемой боевиками, эксперты насчитывают несколько скважин общей производственной мощностью до 50 тыс. барр. ежесуточно. В ценовом выражении это около $1–2 млн в день, или $350–700 млн в год.

Не менее важным источником дохода являются банки. Речь тут идет не только о прямом разграблении наличных депозитов, но и об обложении вкладчиков «данью»: в Мосуле ИГИЛ назначило в руководство местных банковских отделений своих ставленников, которые ввели комиссию 5% за вывод средств со вкладов. В целом же, по данным Минфина США, за вторую половину 2014 года исламисты захватили контроль примерно над $500 млн средств – и это только счета в отделениях государственных банков Ирака в городах, попавших под контроль ИГИЛ.

Третью строчку по объему дохода занимает использование промышленных мощностей на захваченных территориях. К примеру, в иракской провинции Анбар боевики получили контроль над фосфатным рудником и расположенным рядом заводом по производству серной и фосфорной кислот. Учитывая объемы производства и ориентировочные цены реализации, исламисты могут получить в год от нескольких десятков до нескольких сотен миллионов долларов дохода с этих предприятий, гласит отчет FATF. Кроме того, известно, что исламисты захватили несколько цементных заводов и заводов по извлечению серы. Однако ИГИЛ будет труднее монетизировать эти ресурсы, нежели «нефтепродукты, для продажи которых есть устойчивые площадки и контрабандные маршруты».

Следом по значимости идет доход от разграбления памятников старины, включая налог на контрабанду артефактов и ценностей. По оценкам National Geographic, за прошедший год на этом «бизнесе» в Сирии исламисты заработали несколько десятков миллионов долларов. В целом же на территории под контролем ИГИЛ находится 4,5 тыс. археологических площадок, некоторые из которых включены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Фотогалерея 
Исламская Изида: как джихадисты вынуждают компании менять названия

Не менее важным является использование сельскохозяйственных ресурсов, однако оценок дохода ИГИЛ по этой отрасли нет. Известно лишь, что на данный момент под их контролем находится 40% всех пшеничных полей Ирака и несколько важных комплексов зернохранилищ. Зато выкупы за похищенных людей, по данным Минфина США, приносят ИГИЛ от $20 млн до $45 млн в год.

Заграница помогает

Внешние источники финансирования в структуре доходов ИГИЛ играют гораздо более скромную роль, но их типология не менее примечательна. Так, одним из таких источников являются личные средства иностранных наемников. Минимальные суммы на руках у боевиков (в среднем несколько тысяч долларов) и дальнейшая материальная поддержка со стороны родственников за рубежом позволяют ИГИЛ экономить на «зарплатном фонде».

Как выяснили аналитики FATF, у самих «личных средств» есть несколько постоянных источников. Это остатки от пособий по безработице, деньги от продажи наркотиков, выданные потребительские кредиты суммой до $10 тыс. Кроме того, нередко волонтеры открывали счета в нескольких банках и использовали их лимиты овердрафта для «вывода» наличности.

В иных случаях наемники везут с собой не деньги, но снаряжение. Так, в прошлом году в аэропорту Стамбула задержали подозрительного пассажира «из одной из стран Скандинавии». В его багаже полиция обнаружила запасные детали автомата АК-47, боеприпасы к нему, три ножа, бинокль, проволоку и военные припасы. Пассажир признался, что направлялся в Сирию в ряды ИГИЛ, но был депортирован обратно.

Однако эксперты FATF предупреждают, что в условиях дешевой нефти и авиаударов стран коалиции по инфраструктуре ИГИЛ роль добровольных перечислений из-за рубежа для исламистов будет расти.

Сейчас «пожертвования» как источник дохода являются непостоянными по времени и объему. Например, в прошлом году «один из высших чиновников ИГИЛ» получил перевод в размере $2 млн из одной из монархий Персидского залива. Уже 24 сентября американский Минфин включил этого «чиновника» в санкционный список SDN.

Нельзя обойти вниманием и «краудфандинговую» кампанию ИГИЛ. «Большинство социальных сетей и современных технологий непреднамеренно предоставляют террористам площадку для сбора средств на свои нужды», – уверены авторы доклада. Ссылаясь на данные разведки, они приводят такой пример: сторонники «Исламского государства» через Twitter призвали желающих купить предоплаченные карточки и сообщить их номера сборщику средств по Skype. Тот должен был передать номера сообщнику в стране неподалеку от зоны деятельности ИГИЛ, чтобы он эти карточки обналичил.

В другом случае близкий «Аль-Каиде» и ИГИЛ проповедник призвал через Twitter жертвовать небольшие суммы на закупку боеприпасов. В зависимости от объема средств жертвователи получали виртуальный статус либо «серебряного», либо «золотого» донора.

В итоге, как подчеркивает FATF, модель финансирования «Исламского государства» является на редкость «диверсифицированной» в сравнении с прочими террористическими группами. Поэтому борьба с потоком средств тоже должна быть комплексной. В первую очередь это отслеживание транзакций, адресные финансовые санкции, наблюдение за черным рынком нефти и пресечение спонсирования террористов рядовыми гражданами через социальные сети.​