Лента новостей
Суперкубок УЕФА. «Реал» — «Атлетико». Онлайн 22:00, Спорт Украинская писательница возмутилась незнанием детьми Степана Бандеры 21:58, Общество Росрыболовство обвинило Украину в несоблюдении договора по Азовскому морю 21:52, Политика Как создать социальный бизнес с постоянным платежеспособным спросом 21:41, РБК и Сбербанк Организаторы ответили на слова Banksy о выставке в Москве 21:37, Общество На шахте в Свердловской области произошло обрушение 21:29, Общество Олег Шатов получил травму и пропустит матч против минского «Динамо» 21:18, Спорт МВД оценило число участников «Марша матерей» в Москве 21:16, Общество В Москве прошел несанкционированный «Марш матерей». Фоторепортаж 21:07, Фотогалерея  В Киеве рассказали о просьбах 11 россиян к Путину обменять их 21:00, Политика В 2019 году в Крым будут ходить поезда из 11 городов России 21:00, Общество Путин назвал сроки визита Си Цзиньпина в Россию 20:39, Политика Машина для Маяковского: как поэт выбрал первый автомобиль 20:37, РБК и Renault Росрыболовство предложило вывести из офшоров суда для перевозки рыбы 20:19, Бизнес УЕФА открыл дело против «Спартака» за блокированные выходы на стадионе 20:12, Спорт Минобороны ответило на сообщения о перехвате НАТО Су-24 над Черным морем 20:08, Политика Фонд Баффета увеличил вложения в акции Apple 20:01, Финансы Участники «Марша матерей» оставили принесенные игрушки у Верховного суда 20:01, Общество Участники «Марша матерей» в Москве перекрыли улицу около Верховного суда 19:59, Политика В Италии на год ввели режим ЧС после обрушения моста в Генуе 19:59, Общество В работе «Сбербанк Онлайн» произошел сбой 19:56, Технологии и медиа В Минкомсвязи поддержали декриминализацию статьи о репостах 19:46, Политика СМИ опубликовали видео со свадьбы Поклонской 19:45, Общество Жизнь налегке: как получать удовольствие от мини-путешествий 19:43, РБК Стиль и ASUS Производитель пива Corona вложит $4 млрд в лидера рынка марихуаны Канады 19:29, Бизнес Россия экстрадирует в Армению продюсера Мартиросяна 19:23, Общество Как построить бизнес на оказании коммунальных услуг 19:01, РБК и Сбербанк При взрыве в академии в Кабуле погибли 48 человек 18:56, Общество
Не хочешь, а узнаешь: делает ли Facebook нас радикальнее?
Общество, 03 фев 2015, 15:40
0
Рубен Ениколопов Не хочешь, а узнаешь: делает ли Facebook нас радикальнее?
Вопреки разговорам об организованных в «Твиттере» революциях, интернет приводит к меньшей радикализации общества, чем газеты. Игнорировать мнение идеологических противников в интернете куда сложнее, чем в личном общении

В последнее время во многих странах, включая Россию, наблюдается заметный рост политической поляризации. Представители разных лагерей занимают все более экстремальные позиции, что осложняет принятие разумных политических решений и повышает вероятность социальных конфликтов. В США за последние годы число людей, придерживающихся крайних взглядов (как левых, так и правых), выросло вдвое, с 10% до 21%.  

Многие связывают эту тенденцию с тем, что люди получают все больше и больше информации не из традиционных СМИ, а из интернета, и в частности из социальных сетей, таких как Facebook или «ВКонтакте».

Американские социологи еще в 1950-е отметили, что СМИ могут влиять на политическую поляризацию общества. Происходит это потому, что большинство людей не стремится получать полную информацию о политике или экономике; они предпочитают «фильтровать» ее так, чтобы та максимально соответствовала их собственным представлениям о происходящем. В частности, люди выбирают источники информации, которые наиболее близки к их собственной идеологической позиции, и меньше доверяют тем, которые высказывают альтернативную точку зрения.

В результате возникают так называемые «эхо-камеры», ­­когда люди разбиваются на «кружки по интересам». Идеи и убеждения членов этих кружков усиливаются и подкрепляются благодаря тому, что они получают информацию только из определенного круга источников. В результате различия между «кружками» все больше увеличиваются.

Исторически одним из основных источников массовой информации были газеты. При этом в демократических странах у читателей была возможность выбирать издания, близкие им по идеологической позиции. Появление радио и телевидения несколько сгладило это разделение по идеологическому признаку. Количество каналов поначалу было ограничено, и идеологические различия между ними были не столь заметны. В результате, как показывают, например, профессора Гарвардского университета Фелипе Кампанте и Дэниел Ходжман, политическая поляризация в США уменьшилась после появления радио в 1920–1930-е годы и телевидения в 1950–1960-е. Однако «объединяющая» роль телеканалов стала слабеть с появлением кабельного телевидения, которое предложило зрителям гораздо больший выбор программ, в том числе довольно идеологизированных, таких как американский Fox News.

Ситуация еще больше изменилась с появлением интернета и социальных сетей. Опасность возникновения «эхо-камер» в интернете еще в 2001 году отмечал в своей книге Republic.com профессор Гарварда Касс Санстейн, который как раз и придумал понятие «эхо-камеры». Санстейн предупреждал, что с развитием интернета, несмотря на расширение круга источников информации, реальная информированность избирателей может снизиться: они будут следить только за «правильными» источниками и игнорировать любые другие новости. И некоторые исследования пользователей социальных сетей, казалось бы, подтверждали теорию Санстейна. Например, было показано, что среди политических активистов – пользователей Twitter наблюдается высокая сегрегация, а пользователи с правыми взглядами демонстрировали при этом еще и высокую внутреннюю сплоченность. 

Однако более детальные исследования показали, что на практике поляризация в интернете не настолько радикальна, как предполагалось. Мэтью Генцков и Джесси Шапиро из Чикагского университета показывают, что идеологическая сегрегация среди пользователей интернет-изданий в США хотя и сильнее, чем у зрителей телевизионных каналов, но мало чем отличается от сегрегации среди читателей крупных газет (например, либеральной New York Times или более консервативной Wall Street Journal). Для интернет-источников  так называемый индекс сегрегации составляет 0,075, в то время как для основных телевизионных каналов он составляет 0,018, для читателей крупных газет 0,104, а при общении между друзьями уровень сегрегации между «кружками по интересам» достигает 0,303 (чем больше индекс, тем выше идеологические различия между группами людей). Таким образом, сторонники одной партии предпочитают читать одинаковые онлайн-издания так же, как они читают одинаковые газеты. Наибольшая же сегрегация, как следует из приведенных цифр, наблюдается вовсе не в интернете, а на уровне личного общения. Читая новости в интернете, люди с гораздо большей вероятностью могут столкнуться с противоположной точкой зрения, чем общаясь со своими знакомыми.

Социальные сети обладают еще одной особенностью, которая может позволить людям услышать альтернативную точку зрения и которая отличает их от традиционных СМИ. У большинства пользователей социальных сетей, помимо близких друзей, с которыми они общаются наиболее активно, есть большое число «случайных друзей». Тесные связи обычно возникают между людьми наиболее схожих взглядов, поэтому получаемая от них информация обладает минимальной новизной. Но среди неблизких знакомых с большей вероятностью можно встретить людей, придерживающихся других точек зрения, и именно от них можно, иногда и против своей воли, узнать много нового. Именно благодаря этим слабым связям, о важности которых еще в 1970-х писал социолог Марк Грановеттер, социальные сети могут превратиться в важный источник информации об альтернативных точках зрения и, как следствие, способствовать снижению политической поляризации.

Недавнее исследование Пабло Барбера из Нью-Йоркского университета свидетельствует о том, что наличие слабых связей в Twitter действительно смягчает политические предпочтения пользователей. Изучив данные о пользователях Twitter в США, Испании и Германии, Барбер выяснил: наличие у них друзей с различающимися политическими взглядами приводит к тому, что их собственные политические пристрастия становятся более умеренными.

Здесь, правда, следует учесть важное отличие Twitter от, скажем, Facebook: Twitter никак не фильтрует сообщения пользователей. Вы видите все записи, сделанные вашими друзьями в хронологическом порядке,  в то время как и Facebook, и даже поисковики, такие как Google, подстраивают выдаваемую информацию под интересы пользователя. Подобные алгоритмы могут ослабить роль слабых связей. Но пока нет внятных исследований, доказывающих это.

Интернет действительно дает возможность пользователям выбирать источники информации, которые соответствуют их убеждениям, и все больше утверждаться в своих взглядах. Но в этом плане его влияние оказывается мало отличимым от влияния традиционных газет.  Более того, социальные сети за счет слабых связей могут даже способствовать снижению информационной замкнутости. А значит, причины политической поляризации, по всей видимости, надо искать в реальном мире, а не в киберпространстве.

Об авторах
Рубен Ениколопов профессор РЭШ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.