Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Глава правительства Каталонии осудил насилие в Барселоне Политика, 04:34 Минпромторг заключил контракт на разработку самолета на замену Ан-2 Общество, 04:08 Путин поручил обдумать создание киностудии детских фильмов Общество, 04:02 Зима близко: как пережить суровые условия без вреда для машины РБК и Dunlop, 03:53 «Известия» узнали о намерении передать часть услуг из МФЦ в крупные банки Общество, 03:45 «Газпром-Медиа» продаст формат «Реальных пацанов» в Польшу Бизнес, 03:35 Колобков ответил на слова главы РУСАДА о подмене антидопинговых проб Спорт, 02:35 США нанесли ракетный удар по брошенному в Сирии снаряжению Политика, 02:20 35 паломников погибли в ДТП с автобусом в Саудовской Аравии Общество, 02:02 Протестующие в Барселоне подожгли автомобили и мусор Политика, 01:36 Россия впервые с февраля увеличила вложения в госбумаги США Экономика, 01:35 Встреча Трампа с членами Конгресса переросла в ругань из-за Сирии Политика, 01:15 Четыре человека пострадали в ДТП с участием Porsche и такси в Москве Общество, 01:02 CNN узнала о письме Трампа с призывом Эрдогану не оказаться дьяволом Политика, 00:53
Мнение ,  
0 
Сергей Гландин Мертвая статья: почему нельзя наказать за соблюдение западных санкций
Новый думский законопроект — пример «событийного законотворчества»: парламент все чаще вносит инициативы, разработанные в ответ на конкретную ситуацию. Впрочем, документ сформулирован так, что вряд ли будет работать на практике

В Госдуму внесен проект закона об уголовной ответственности за исполнение западных санкций. В главе 29 УК РФ должна появиться статья 284.2, предусматривающая уголовную ответственность за ограничение или отказ в совершении обычных хозяйственных операций или сделок в целях содействия в исполнении санкций, а также за предоставление сведений и рекомендаций, повлекшее за собой включение в санкционные списки новых лиц.

Симметричный ответ?

Законопроект наряду с другими инициативами, прежде всего проектом контрсанкций в отношении американского бизнеса, должен стать ответом российского законодателя на серьезное апрельское расширение санкционного списка США. С точки зрения патриотически мыслящего государственного деятеля — идея правильная. Проблема в том, что депутаты мыслят геополитическими категориями, но равнозначного ответа дать не могут: ВВП целой России меньше, чем у штата Техас. По итогам 2017 года Россия является лишь 11-й экономикой мира и не входит в число ключевых торговых партнеров США.

Однако целью законопроекта о наказании за соблюдение санкций определена не экономика США или ЕС как таковая. Новая статья УК грозит работающим в России международным банкам и компаниям, а также отечественному бизнесу, активно взаимодействующему с западными партнерами. Как ранее заявил председатель Государственной думы Вячеслав Володин: «Правильно было бы ввести меры ответственности в отношении тех, кто будет в своей деятельности на территории России руководствоваться антироссийскими решениями иностранных государств».

Обходные пути

При этом статья 284.2 сформулирована так, чтобы исключить уголовное дело, например, в отношении Германа Грефа за нежелание открывать отделения Сбербанка в Крыму. Ключевым элементом преступления, описываемого в предложенной статье, должен стать формальный отказ в обслуживании или проведении сделки со ссылкой на нахождение лица в санкционном списке США или ЕС. При отсутствии такого отказа подвести кого-либо под действие статьи будет сложно. Можно вспомнить практику недавнего прошлого, когда суды признавали незаконными и дискриминационными все отказы в приеме на работу, кроме основания «несоответствие по профессиональным качествам». В итоге всем нежелательным из-за пола, возраста, национальности, места прописки кандидатам стал выдаваться ответ: «Вы не подходите нам по деловым качествам». Так и в данной ситуации, бизнес подстроится, перестанет отказывать клиентам со ссылкой на присутствие в санкционном списке или постарается, чтобы отказ произошел в устной форме. Другим вариантом, которым сможет воспользоваться международный бизнес в России, станет подписание отказа в обслуживании сотрудником головного офиса, где-нибудь в Нью-Йорке или Франкфурте-на-Майне.

Дума предлагает наказывать не только за соблюдение санкций, но и за «умышленные действия» в форме рекомендаций и передачи сведений, которые привели или могли привести к расширению санкционных списков. Эта норма легко позволит возбудить новое уголовное дело в отношении американского финансиста Уильяма Браудера — инициатора «закона Магнитского» 2012 года или экспертов из Атлантического совета, пытавшихся повлиять на содержание «кремлевского доклада».

«Событийное» законотворчество​​

В целом статья 284.2 оставляет простор для злоупотреблений. Жалобы в правоохранительные органы чреваты обысками и выемками в российских компаниях. Зная крайне выборочное правоприменение отечественных силовых ведомств, можно прогнозировать новые истории, связанные с отъемом бизнеса и перераспределением собственности.

Когда вносится неоднозначный законопроект, общественности часто рассказывают про использование мирового опыта, ссылаются на наличие похожих норм в законодательстве западных государств. В данном случае это будет сложно сделать. В американском законодательстве ничего подобного нет. Даже при расширительном толковании судами термина «государственная измена» из ч. 3 ст. 3 Конституции США в нее нельзя вместить «исполнение санкций Российской Федерации, Ирана или Северной Кореи». Нормативные предписания иностранного законодательства являются для американских участников делового оборота фактором риска. Каждый бизнесмен или компания сами оценят риск от нарушения таких предписаний. Если отношения со страной важны, а существующие нормы являются несоразмерным бременем — подключится Государственный департамент.

Ответственность по статье 284.2 довольно мягкая: штраф до 600 тыс. руб. или тюремное заключение до четырех лет. Для сравнения: профильный американский закон грозит нарушителю санкционного режима 20 годами тюрьмы, штрафом до $1 млн, причем это наказание может быть применено не только к американцам, но и к иностранным гражданам. Впрочем, и сам по себе риск попадания в санкционный список США за сознательное нарушение режима американских санкций (а именно этого требует думский законопроект) будет для российской компании достаточным стимулом искать обходные пути.

Более того, предлагая новую норму Уголовного кодекса, депутаты упустили такую «мелочь», как подследственность статьи. Кто будет карать за соблюдение санкций — МВД, Следственный комитет или ФСБ, остается неясным. На это обратило внимание правительство в своем заключении на законопроект.

В итоге в очередной раз от инициативы российской законодательной власти будут страдать российские граждане и бизнес. Как недавно отметил известный отечественный цивилист Роман Бевзенко, «наше законотворчество переходит в какое-то новое, неизвестное доселе правоведению качество — оно становится «событийным». Парламент все чаще вносит законопроекты, поспешно разработанные в ответ на конкретную ситуацию. Радует, что это очередная инициатива, у которой не будет повсеместного применения. Возможно, последуют одно-два показательных возбуждения уголовных дел с широким освещением в государственных СМИ, после чего статья 284.2 займет свое место среди других мертвых норм Уголовного кодекса.

Об авторах
Сергей Гландин советник Pen & Paper по санкционному праву, преподаватель юридического факультета МГУ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.