Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Пандемия коронавируса. Самое актуальное на 11 июля Общество, 17:22 Власти Крыма назвали число приехавших с начала сезона туристов Общество, 17:18 СМИ узнали об уходе Валерия Карпина из «Ростова» Спорт, 17:09 Грузинский баскетболист назвал переход в ЦСКА шансом вывесить флаг страны Спорт, 17:04 Кудрин заявил о застое в экономике России Экономика, 16:53 Как снять видео и попасть в топ соцсетей РБК Стиль и Huawei, 16:50 Вице-премьер Украины оценил сроки мирного возвращения Донбасса Политика, 16:39 Семья Сергея Королева пригласила Илона Маска в Москву Технологии и медиа, 16:30 Продать любой ценой: на какой маркетинг откликаются зумеры Стиль, 16:16 Малый бизнес затягивает пояса: дайджест шеринга № 12 Экономика шеринга, 16:00  Бывший футболист «Спартака» Юран сравнил состав команды с «Жигулями» Спорт, 15:57 Появилось видео перехвата самолета-разведчика США у границ России Политика, 15:48 Как быстрее запускать онлайн-проекты РБК и #CloudMTS, 15:30 Bloomberg узнал о планах Facebook запретить политическую рекламу Технологии и медиа, 15:30
Мнение ,  
0 
Андрей Колесников

«Новичок» на сцене: отравит ли «дело Скрипаля» выборы президента России

Обвинение российских спецслужб в отравлении Сергея Скрипаля накануне выборов может сыграть роль дополнительного мобилизующего фактора для провластного большинства избирателей

В ходе интервью с Мегин Келли российский президент, отвечая на вопрос о предполагаемом вмешательстве российских структур в выборы в США, несколько раз повторил: «Дайте бумагу!» То есть официальный запрос и официальные доказательства. В этой же беседе был произнесен — и тоже несколько раз — тезис о том, что, если действия граждан России не нарушают внутреннее, именно внутреннее законодательство, никто к ответственности привлекаться не будет. Если предположить, что отравление экс-сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля — это вендетта спецслужб за предательство, а заодно и дидактическое послание всем потенциальным нарушителям «цеховых» правил (что бы не имелось в виду под «цехом»), то, разумеется, российские власти никогда не признают своей ответственности за акцию, которая угрожала жизни и здоровью сразу многих, ни в чем не повинных людей.

Но после заявления Терезы Мэй о том, что с высокой степенью вероятности Скрипаль и его дочь были отравлены нервно-паралитическим газом группы «Новичок», даже сам финал президентской кампании в России приобретает черты шпионской истории. На Смоленской площади сразу назвали речь британского премьера «цирковым шоу». Мэй — человек, конечно, непростой, но в цирке никогда не служила и, как формулирует один мой знакомый, не из колодца вылезла: это лидер более чем серьезного государства, и от ее заявлений трудно отмахнуться. В такой ситуации трудно отделаться общими фразами системы «Сам дурак», ведь названо совершенно конкретное отравляющее вещество, и, возможно, в этом случае соответствующие британские службы даже «дадут бумагу» нашим службам.

Вопрос в том, как большая часть российской аудитории воспримет эту историю и будет ли она способствовать явке избирателей на участки 18 марта. Судя по тому, как эта самая внутренняя аудитория воспринимала историю со сбитым летом 2014 года «Боингом», новый скандал способен усилить патриотические чувства. Тогда лишь ничтожное число респондентов социологических опросов готово было признать, что это могли сделать пророссийски настроенные «военные», а большинство соглашалось с тем, что это антироссийская провокация. Это можно объяснять тем, что то была история с совершенно очевидным аморальным подтекстом — так, конечно, поступать нельзя, каждый мог примерить на себя этот сюжет. А в случае со Скрипалем с моральными сомнениями дело обстоит проще. Для обывателя это может выглядеть так: вот предатель родины, а вот, возможно, действия наших доблестных спецслужб. Тут вполне может быть продемонстрирована готовность действовать демонстративно вызывающе и максимально публично в жанре этакого «открытого письма» — хороший повод пригласить на федеральный канал Андрея Лугового, прочно связанного в массовом сознании с полонием. Это вам не гибель Рауля Валленберга на Лубянке, обстоятельства которой до сих пор скрываются ФСБ.

Так что в некотором смысле казус Скрипаля для ядра путинского большинства, и особенно для его еще не решившей пойти на выборы периферии, может иметь дополнительный мобилизационный эффект: на нас снова, как в случае с допинговым скандалом, с санкциями, с Донбассом и т.д., нападают. И пусть любой подобного рода сюжет — это уже рутина, в последние дни предвыборной кампании все идет в политическую копилку. Едва ли это было сделано специально, чтобы поддержать градус «патриотизма» на зашкаливающем уровне, но совпадение во времени истории Скрипаля и финишной прямой кампании — крайне удачное. Не говоря уже о том, что все теперь забудут Грудинина и Собчак и переключатся на более важные шпионские и внешнеполитические раздражители. Есть что обсудить: то ли это наши ребята такие лихие, что мстят перебежчикам (правда, общеопасным способом, что несколько снижает ценность акции для более щепетильных зрителей), то ли это англо-американская провокация с целью и дальше шельмовать Россию. В любом случае этого информационного «яда» хватит на несколько дней обсуждений, а там, глядишь, и выборы.

Об авторах
Андрей Колесников Андрей Колесников, руководитель программы Московского центра Карнеги
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.