Лента новостей
Шесть израильтян пострадали при ракетном обстреле из сектора Газа Общество, 08:13 Суд отложил рассмотрение иска по делу об аресте акций банка «Восточный» Общество, 08:04 Бизнес с друзьями: как научиться четко разделять личную жизнь и работу РБК и «Билайн» Бизнес, 07:30 Россияне объяснили употребление алкоголя традицией пить по праздникам Общество, 07:30 СМИ назвали цель визита российских военных в Венесуэлу Политика, 06:50 «Коммерсантъ» узнал о претензиях к РЖД из-за транспортного узла Москвы Политика, 06:43 CNN сообщил о недовольстве демократов расследованием «российского дела» Политика, 06:37 Насколько вы склонны к риску: тест РБК и Сбербанк, 06:30 Эрдоган предложил сменить статус собора Святой Софии на мечеть Политика, 05:51 На военной базе США в Японии произошел взрыв Политика, 05:28 В Совбезе не увидели препятствий для изменения формата ДРСМД Политика, 05:22 Президент Румынии осудил слова премьера о переносе посольства в Иерусалим Политика, 05:00 Как полюбить овощи и питаться правильнее РБК и Philips, 04:46 Суд ликвидировал Камчаткомагропромбанк Финансы, 04:16
Мнение ,  
0 
Дмитрий Кипа Никита Селиванов Акцизная пауза: как замедлить рост цен на бензин в 2019 году
Отказ от повышения акцизов наряду с ростом продаж бензина через биржу и поддержкой рентабельности АЗС позволит правительству и в следующем году контролировать ситуацию на топливном рынке

По данным Росстата, в сентябре цены производителей бензина выросли на 10%. За всплеском цен в опте начался их постепенный рост в рознице: согласно данным Thomson Reuters Kortes, за последнюю неделю сентября средняя по России цена литра АИ-92 увеличилась на 1 коп., а за первые две недели октября — еще на 8 коп. (до 41,57 руб.).

На этом фоне все чаще стали звучать предупреждения об угрозе нового ценового скачка, который может оказаться столь же масштабным, что и минувшей весной. В начале сентября с таким прогнозом выступил исполнительный директор Российского топливного союза Григорий Сергиенко, а в октябре — Счетная палата, которая в заключении на недавно опубликованный проект бюджета на 2019–2021 годы подчеркнула, что без принятия компенсационных мер грядущее увеличение акциза (более чем на 4 тыс. руб.) приведет к росту стоимости топлива. С тем, что повышение акциза окажет давление на розничные цены, согласился и начальник управления ФАС Дмитрий Махонин.

Акцизы в обмен на НПЗ

Решение о повышении акцизов было закреплено в пакете законопроектов о налоговом маневре в нефтяной отрасли, подписанном президентом в августе. С января 2019 года акциз на бензин вырастет в полтора раза — с нынешних 8213 руб. до 12 314 руб. за тонну. Компенсировать компаниям столь сильный прирост правительство собирается за счет покрытия разницы между экспортной стоимостью топлива за вычетом пошлин и расходов на транспортировку и его условной внутренней ценой, которая в сентябре была снижена на 10%, до 50 400 руб. за тонну. Демпфирующая надбавка будет применяться к обратному акцизу на нефть — вычету из стоимости сырья, который получат НПЗ, поставляющие нефтепродукты на внутренний рынок.

Сейчас правительство и компании ведут дискуссию о том, какими должны быть критерии предоставления обратного акциза, — должны ли его получать только те НПЗ, у которых к 2026 году на долю бензина будет приходиться 10% выпуска нефтепродуктов, или же таким правом смогут обладать также компании, которые вложат в модернизацию НПЗ свыше 60 млрд руб.; стоит ли покрывать фискальные субсидии переработке повышением НДПИ, повысить который на 110 млрд руб. недавно предложил Минфин; нужно ли предоставлять логистический коэффициент, на который будет умножаться обратный акциз, не только в регионах, удаленных от экспортных границ (Хакасия, Красноярский край), но и в субъектах, близких к ним (Хабаровский край).

Разрешить эту дискуссию можно было бы за счет отказа от запланированного повышения акцизов в обмен на полный отказ от поддержки НПЗ. Это стало бы компромиссом, когда на уступки пришлось бы пойти и правительству, и компаниям. Минфину в таком случае придется согласиться с потерями бюджета, однако они окажутся ниже расходов на компенсацию разницы экспортных и внутренних топливных цен, которую замминистра финансов Илья Трунин оценил в 630 млрд руб. Согласно его же подсчетам, из-за снижения акцизов на бензин и дизель (на 3 тыс. и 2 тыс. руб. соответственно) в период с июня по декабрь 2018 года бюджет недополучит 103 млрд руб., в годовом выражении сумма потерь не превысила бы 180 млрд руб.

Сохранение акцизов на текущем уровне избавило бы правительство от необходимости постоянной «донастройки» налогового маневра и при этом сохранило бы за ним легитимное право требовать от компаний придерживать топливные цены и после Нового года.

Биржевая доля

Однако один лишь отказ от повышения акцизов не позволит смягчить проблему низкой конкуренции в сфере производства и сбыта нефтепродуктов, из-за которой розничные цены нередко зависят от покупательской способности автовладельцев в том или ином регионе.

Согласно данным ЦДУ ТЭК, в 2017 году на долю шести крупнейших производителей автомобильного бензина — «Роснефти» (вместе с «Башнефтью»), ЛУКОЙЛа, «Газпром нефти» (вместе со «Славнефтью»), «Сургутнефтегаза», «Татнефти» и ННК — приходилось 89% его общероссийского выпуска (35,2 млн из 39,2 млн т). При этом, как следует из результатов мониторинга ФАС, проведенного в 2016 году в 43 регионах страны, эти компании контролировали сбыт свыше 70% бензина АИ-92 в 31 регионе страны и более 45% еще в десяти регионах (более поздних данных нет). Возможно, именно поэтому в сентябре 2018 года, несмотря на близость цен отгрузки 1 т бензина АИ-92 с Московского НПЗ «Газпром нефти» (47 850 руб.), Рязанского НПЗ «Роснефти» (47 772 руб.) и Ярославского НПЗ «Славнефти» (47 751 руб.), верхняя граница его розничной стоимости в Москве (43,89 руб. за литр) была на 3 руб. выше, чем в Рязанской и Ярославской областях (40,69 и 40,91 руб. соответственно, по данным ЦДУ ТЭК).

Частично решить эту проблему можно за счет повышения норматива поставок бензина на биржу — площадку, где у компаний меньше возможностей влиять на цены, чем в случае прямой отгрузки с собственных НПЗ на автозаправочные станции (АЗС). В октябре ФАС в очередной раз предложила увеличить норматив продаж бензина на бирже с 10 до 15% от поставок на внутренний рынок, в мае компании на это не согласились, сославшись на риски дефицита топлива на собственных АЗС. Однако в случае отказа от повышения акциза продавить эту меру регулятору будет проще, тем более что она выглядит весьма умеренной на фоне недавнего предложения Российского топливного союза увеличить норматив биржевой торговли до 50% от объема производства бензина.

Поддержка АЗС и заводов

Считается, что у правительства есть еще один инструмент оперативного вмешательства в ситуацию на рынке. После скачка цен и экстренного снижения акцизов президент подписал закон, наделивший правительство правом до конца 2018 года повышать экспортные пошлины на бензин с нынешних 30 до 90%, чтобы сдержать вывоз топлива и увеличить его предложение внутри страны. Пока что таким правом правительство не воспользовалось, из-за чего нет фактических данных, которые бы позволили оценить его реальный эффект. Однако, на наш взгляд, повышение пошлин вряд ли окажет на цены серьезное давление, и виной тому — низкая доля экспорта в производстве бензина: за январь—август на долю зарубежных поставок пришлось лишь 10% отгруженного с НПЗ топлива — 2,7 млн из 26,3 млн т (здесь и далее — данные ЦДУ ТЭК, если это не оговорено специально).

Среди причин такой низкой доли экспорта — введенный в 2016 году запрет на оборот топлива классом ниже Евро-5, под который лишь недавно удалось адаптироваться российским компаниям, мощности которых ненамного превышают потребности внутреннего спроса. В прошлом году они отгрузили на внутренний рынок 35,2 млн т бензина при производстве 39,2 млн т. Еще одна причина — невысокое качество российского топлива, из-за чего, к примеру, калужский завод Volkswagen в течение десяти лет был вынужден импортировать бензин для первой заливки (об этом его директор Оливер Грюнберг рассказывал на конференции «Автоэволюция-2017»).

В этой связи более серьезный эффект на цены могли бы оказать меры, которые бы позволили поддержать рентабельность производства и сбыта нефтепродуктов. Одну из таких мер — разрешение АЗС продавать алкоголь — правительство предварительно уже одобрило. Другой мерой могла бы стать отмена косвенного субсидирования перевозок угля и зерна за счет высоких железнодорожных тарифов для нефтяных компаний: в 2017 году средняя доходная ставка РЖД при перевозке угля и зерна была в несколько раз ниже, чем при перевозке нефти и нефтепродуктов, — 499,8 и 617,8 руб. за тонну соответственно против 1475,4 руб. за тонну, согласно подсчетам агентства «INFOLine-Аналитика».

На наш взгляд, план действий, предусматривающий отказ от повышения акцизов вкупе с повышением лимита продаж бензина на биржу и поддержкой рентабельности АЗС, — это то, что позволит правительству и в следующем году сдерживать топливные цены.

Об авторах
Дмитрий Кипа директор инвестиционно-банковского департамента QBF Никита Селиванов директор по управлению активами QBF
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Магазин исследований: аналитика по теме "Бензин"