Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Эрдоган заявил о приближающемся конце Европы из-за исламофобии Политика, 19:05 «Реал» второй раз подряд победил «Барселону» в чемпионате Испании Спорт, 19:01 Как пандемия повлияла на бизнес в России. Цифры и факты РБК и SAP, 18:51 Минобороны Турции ответило на претензии союзников по НАТО к закупке С-400 Политика, 18:51 «Зенит» проиграл второй матч подряд на своем поле Спорт, 18:36 Тихановская ушла на карантин после встречи с главой МИД Словении Политика, 18:31 Футбольный судья завершил карьеру после ошибки в матче «Спартак» — «Сочи» Спорт, 18:25 Захарова ответила на слова генерала НАТО о России как противнике Политика, 18:06 Льюис Хэмилтон выиграл 97-ю квалификацию в «Формуле-1» Спорт, 17:56 Ученица Тутберидзе выиграла короткую программу на этапе Кубка России Спорт, 17:55 Минсельхоз ответил на сообщения о росте цен на макароны Общество, 17:54 Дорога зовет: три идеи быстрого путешествия РБК и TAG Heuer, 17:48 Кличко сообщил о подкравшемся в самый неподходящий момент коронавирусе Общество, 17:43 Американцам в Белоруссии посоветовали запастись едой и деньгами Политика, 17:31
Мнение ,  
0 
Алексей Карпенко

Какой должна быть амнистия капитала

В послании Федеральному собранию президент Владимир Путин объявил, что для тех, кто вернет в страну офшорные капиталы, будет проведена амнистия. Владельцев этих капиталов не будут спрашивать о том, где они их получили: главное – вернуть деньги в российскую юрисдикцию. На каких условиях должна проходить амнистия, чтобы состоятельные люди в нее поверили?

Один из главных вопросов, которые задает себе любой российский бизнесмен с иностранными активами в связи с начинающейся деофшоризацией: возвращать ли капитал в Россию? Если большинство состоятельных граждан ответит на этот вопрос – нет, государство не решит одну из двух главных задач деофшоризации: бюджет оно, вероятно, пополнит, но инвестиции в экономику не получит. Принятый недавно закон о контролируемых иностранных компаниях (КИК) вполне позволяет выводить капиталы за рубеж, главное – декларировать их и платить налоги. Если выплачиваешь себе дивиденды, заплати 13% (новая ставка с 2015 года) и спи спокойно. В законе о КИК нет стимула для возврата капиталов в страну – только наказание за недекларирование и неуплату налогов.  

Президент Владимир Путин в послании Федеральному собранию остановился на стимулах возврата капитала отдельно: «Если человек легализует свои средства и имущество в России, он получит твердые правовые гарантии, что его не будут таскать по различным органам, в том числе правоохранительным, трясти, не спросят об источниках и способах получения капитала, что он не столкнется с уголовным или административным преследованием и к нему не будет вопросов со стороны налоговых служб и правоохранительных органов».

А на следующий день президент поручил правительству до 15 июля подготовить законопроект об «офшорной амнистии». Этот закон должен предусматривать «однократное освобождение российских лиц от налоговой и уголовной ответственности» при условии возвращения в российскую юрисдикцию ранее выведенных в офшоры доходов. Вопрос в том, как эта политическая воля будет реализована. Бизнес власти не верит, и оснований для этого более чем достаточно. Какие параметры правительство должно учесть при подготовке законопроекта, чтобы амнистия стала эффективным стимулом возврата капиталов в страну?

Прежде всего амнистия должна быть недвусмысленной и простой. Она должна быть тотальной, то есть освобождать от всех видов ответственности, включая уголовную, за нарушения законодательства при формировании капитала. Не стоит требовать никакого доказывания: владелец капитала декларирует, что у него есть такой-то капитал и он его возвращает в Россию. Больше никаких объяснений, обоснований или подтверждающих документов. Иначе бизнес расценит предложение как ловушку.

Очень важный вопрос – доходы, полученные нелегальным или полулегальным путем. Имеет смысл ввести закрытый перечень тяжких и особо тяжких преступлений (торговля наркотиками, оружием, терроризм и т.п.), которые исключают возможность амнистии, если капитал получен в результате их совершения. Во всех остальных случаях – даже если речь идет о (нетяжких) преступлениях, связанных с коррупцией, – владельцев капиталов следует, на мой взгляд, амнистировать. С точки зрения общественной морали это может показаться неправильным, но амнистия капиталов – вещь сугубо практическая. В ее основе – сделка: стране нужны деньги, и она платит за них неприменением санкций. Такая сделка носит однократный и исключительный характер. 

Среди важных вопросов, о которые амнистия может споткнуться – срок декларирования капитала и возможность обложения его налогом. Государство совершит ошибку, если срок декларирования будет коротким, а возвращаемые суммы будут облагаться налогом, пусть и по минимальной ставке. Любой бизнес в отношениях с государством ведет себя осторожно, а российский – особенно. Срок декларирования в два-три года представляется оптимальным.

Что касается налогов, то не стоит пытаться решить с помощью амнистии еще и фискальную задачу. Надо выбрать приоритет, а он очевиден – инвестиции. Они принесут налоги – не сразу, но спустя год, два, три, когда заработают в экономике, и эффект будет мультипликационным. Государство получит в разы больше спустя некоторое время, если сейчас сделает ставку на то, чтобы вернуть максимум средств состоятельных граждан. 

И, наконец, нет смысла тянуть с разработкой и принятием закона до следующего лета. Оптимально, если амнистия начнет действовать одновременно с законом о КИК, с 1 января 2015 года: она дополнит жесткие меры деофшоризации и смягчит ее негативное восприятие бизнесом. Тем более что нет смысла разрабатывать проект амнистии с чистого листа: уже есть законопроект «О порядке возврата активов в Российскую Федерацию», внесенный в Госдуму 5 ноября членами Совета Федерации Константином Добрыниным и Юрием Бирюковым. 

В целом этот законопроект основан на довольно успешном итальянском опыте налоговой амнистии в 2002–2003 годах. В нем не требуется представлять какие-либо документы об обстоятельствах и источниках приобретения имущества, что правильно. Но есть в нем и ряд недостатков. В частности, срок амнистии (полгода) очень короток, а возращенный капитал авторы законопроекта предлагают облагать налогом по ставке 2,5%. Освобождение от ответственности ограничивается нарушениями норм налогового и валютного законодательства. В проекте не оговаривается, какие тяжкие преступления лишают заявителя права на амнистию. 

От того, возьмет ли правительство внесенный законопроект за основу, будет ли менять его в сторону ужесточения или упрощения, во многом зависит экономический эффект амнистии. И чем скорее будет принято это решение, тем лучше: состоятельные люди будут выбирать личную стратегию деофшоризации только после утверждения законопроекта об амнистии капиталов.  

Об авторах
Алексей Карпенко Алексей Карпенко, партнер юридической фирмы Forward Legal
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.