Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Virgin Galactic начала продавать билеты на космические рейсы Технологии и медиа, 05:10 Пандемия испортила отпуск каждому пятому россиянину Общество, 04:48 В США выразили сожаление из-за отказа ОБСЕ наблюдать за выборами в Думу Политика, 04:45 Выезжай за рамки: харизматичный внедорожник для активных людей РБК и Volkswagen, 04:40 Захарова назвала двойными стандартами оценку Британией выборов в России Политика, 04:36 В Greenpeace призвали власти отказаться от биоразлагаемой упаковки Общество, 03:57 Как перестать вести бизнес интуитивно и начать зарабатывать РБК и Альфа-Банк, 03:50 СМИ сообщили о публикации данных с одного млн карт хакерами из России Политика, 03:07 Онлайн, доставка и новая «ГАЗель»: зачем переходить на легкий транспорт 02:43 Из-за пандемии бизнесмены стали чаще практиковать «семейную терапию» Общество, 02:27 Умерла старейшая актриса Петербурга Галина Короткевич Общество, 01:47 Умер создатель шалайки Клим Сулимов Общество, 01:20 Карьера Месси в «Барселоне». Фоторепортаж Спорт, 00:43  Губернатор бразильского штата заявил о приостановке поставок «Спутника V» Общество, 00:40
Мнение ,  
Игорь Рябенький

Стартапы и власть: почему предпринимателям лучше избегать господдержки

Для поддержки предпринимателей нужно менять законодательство, а не создавать новые форматы раздачи денег. Если инвесторы и стартаперы почувствуют себя защищенными, Россия вполне может рассчитывать на прорыв

Когда дружба не впрок

В середине марта Фонд развития интернет-инициатив (ФРИИ) презентовал президенту ряд своих успешных венчурных проектов. В целом такие встречи полезны для всей IT-отрасли, особенно сегодня, когда волна инвестиций затихает; демонстрация интереса со стороны государства важна. Госсектор во всем мире является главным стимулом развития IT. Но именно стартапам лучше держаться от дружеской руки государства подальше. Стартап еще ищет свой продукт, только выходит на рынок, и госструктуры ему абсолютно не нужны. В непосредственном контакте стартапа с чиновниками на этом этапе, равно как и в общении с госкорпорациями, нет никакого смысла.

Если корпорации будут вести осознанные переговоры со стартапами, чтобы их в потенциале купить — это хорошо. Но если все закончится имитацией деятельности — когда, например, окологосударственный фонд инвестирует в ненужный рынку стартап, а потом окологосударственная компания покупает у него этот проект — это будет серьезным негативным фактором для всего рынка.

Трудно также не заметить, что вовсе не все люди, представленные президенту на встрече с ФРИИ, стартаперы в привычном смысле слова. У части из них есть свой более традиционный бизнес, IT-предпринимательство для них скорее хобби. Если можно вложить $1000 и стать миллиардером, почему бы не попытать счастья на этом поприще? Поэтому такие люди и идут во ФРИИ и другие акселераторы, чтобы им объяснили, как превратить идеи в работающий бизнес. Такая схема имеет право на жизнь, но реальный продукт из этого не сделаешь. Хотелось бы видеть больше проектов с сильными предпринимателями и прорывными технологиями.

Чего не хватает институтам развития

На самом деле все, что требуется от государства сейчас, — перенимать правильный опыт создания институтов развития. Попыток их создания было довольно много: «Сколково», ФРИИ, АСИ, РВК и другие. Но нужен и следующий шаг: чтобы они начали максимально эффективно работать. Гордость придет, когда можно будет сравнить их результаты с работой аналогичных структур в Америке, Европе или Израиле.

У нас, к сожалению, сами институты развития поставлены в такие условия, что боятся собственной тени. Это приводит к огромной бюрократизации процессов, а значит, отнимает много времени и у стартапов, вынужденных нанимать специальных людей или иметь договоры на требуемое бумаготворчество. По опыту нашего фонда, несколько стартапов, связанных с институтами развития, генерируют больше бумаг, чем все остальные наши портфельные компании вместе взятые. Предпринимателям порой проще отказаться от сотрудничества вообще, чем попадать в бюрократические тиски. Стартап часто требует быстрых решений, и ему не нужны деньги любой ценой. Впрочем, в последнее время законодательство стало меняться в сторону уменьшения бюрократии для стартапов.

Вторая проблема — условия инвестирования у функционирующих в России государственных институтов развития довольно жесткие. Мало кто готов отдавать значительную долю проекта за небольшие инвестиции, которые не помогут вывести проект на следующую ступень. С другой стороны, многим проектам, которые сейчас претендуют на инвестиции того же ФРИИ, с институтами развития и не стоит работать. С такими институтами должны работать наиболее затратные и медленные наукоемкие проекты, под которые заточено то же «Сколково». Создание новых технологий, связанных, например, с медициной и биотехнологиями, требует длительного времени и больших инвестиций. Проекты, которые создают быстрые коммерческие решения, вполне могут находить средства у частных инвесторов, разгружая государственные фонды.

Нужны инструменты развития

Наконец, российским институтам развития не хватает инструментов. Например, работающего механизма грантов, которые, как правило, в мировой практике выдаются через партнерские организации. Грант подлежит возврату только в случае, если компания становится прибыльной. Причем гранты могут быть и не безвозмездными, а предусматривать и возврат с долей от прибыли;, но это не так, как сегодня в России, когда предприниматель, получив кредит от института развития, сидит и дрожит, что с ним будет, если в стране случится кризис или что-то пойдет не так. В Израиле, например, создан «Офис главного ученого», который вполне успешно работает с грантами, стимулируя развитие национальных технологий и выход компаний на прибыльность, при этом оставляя предпринимателям право на ошибку.

У России опыта подобных организаций еще не было. Хотя был в целом позитивный опыт выдачи кредитов, пусть и под очень высокую ставку. Но нынешняя практика порой заводит в тупик. Например, стартап привлек деньги, вышел на новую стадию, ему нужно искать следующие вложения. Но если сейчас привлечь инвестиции невозможно, а у него есть дорогой кредит от института развития, то, скорее всего, проект разорится. В идеале правила игры должны быть другими: «инновационные» кредиты могут выдаваться только определенным компаниям и инвесторам, но при этом они должны давать возможность дофинансировать компанию, если она находится посреди пропасти, и разделять риски — институт развития тоже должен рисковать.

Также нужно развивать механизмы совместного государственного и частного финансирования. Например, один из российских институтов развития на рубль, потраченный инвестором, дает два рубля кредита. В Европе или Израиле на доллар частных инвестиций приходится $4–5 от государственных фондов.

У меня самого было несколько проектов, которые я привел в институты развития. Я считаю этот опыт вполне успешным, хотя сегодня некоторым проектам я бы рекомендовал искать другие пути. Обилие бумаг не на пользу быстрому и динамичному проекту. С другой стороны, люди, с которыми приходилось работать в этих институтах, искренне хотят помогать проектам — конечно, в рамках того, что для них возможно.

Шанс на прорыв

По большому счету, России не нужно ничего придумывать: надо просто использовать законодательство более продвинутых в этом отношении стран. Если инвестор будет чувствовать себя защищенным, то привлекательность рынка вырастет. Но если ты инвестировал в местную команду и тебя обманули, зачастую неясно, что делать. Мне известен один проект, который находится на грани закрытия, команда которого решила заниматься несколькими проектами сразу. Собрали деньги с нескольких инвесторов, надеясь, что хоть один из шести проектов да выстрелит. Фактически это обман. По английскому common law за это можно судить как за деловую нечистоплотность с запретом заниматься подобной деятельностью в будущем.

У нашего рынка огромный потенциал и великолепные возможности, есть очень интересные команды. Если гармонизировать законодательство, заметно увеличить защиту прав инвесторов и акционеров и снять бюрократическую нагрузку с компаний, то прорыв вполне вероятен.

Об авторе
Игорь Рябенький Игорь Рябенький Бизнес-ангел, управляющий партнер фонда Altair Capital
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.