Лента новостей
Глава МИД Ирана прокомментировал слова Трампа о сбитом беспилотнике Политика, 02:20 В Индии назвали условия покупки у России истребителей пятого поколения Политика, 01:59 ВВС Британии заявили о появлении тысяч гиперзвуковых ракет НАТО Политика, 01:42 Польша назвала неуместным присутствие Путина на годовщине Второй мировой Политика, 01:10 Эксперт назвал «Буревестник» с ядерной энергоустановкой оружием возмездия Политика, 01:07 СМИ узнали о просьбе президента «Реала» Зидану отложить покупку Погба Спорт, 00:44 Формула здорового сна: как подготовить мозг к отдыху РБК Стиль и Altay Resort, 00:15 Instagram отказался от числа лайков под постами пользователей семи стран Технологии и медиа, 00:05 Новая глава Еврокомиссии решила вести диалог с Россией с «позиции силы» Политика, 18 июл, 23:43 Определился соперник тульского «Арсенала» в квалификации Лиги Европы Спорт, 18 июл, 23:41 В Думу внесли законопроект о предустановке российского софта на смартфоны Технологии и медиа, 18 июл, 23:32 Суд арестовал предполагаемого сообщника «друга Кудрина» по делу о хищении Общество, 18 июл, 23:21 Инне Чуриковой вызвали скорую после падения на сцене в московском театре Общество, 18 июл, 23:07 СПЧ предложил допустить к выборам в Мосгордуму всех собравших подписи Политика, 18 июл, 22:54
Финансы ,  
0 
Набиуллина сообщила о рисках для экономики при тратах ФНБ внутри страны
Если правительство решит тратить средства ФНБ внутри страны, это может привести к одномоментному укреплению рубля и снижению конкурентоспособности, заявила Эльвира Набиуллина. Экономика вновь будет зависеть от цен на нефть
Эльвира Набиуллина (Фото: Гавриил Григоров / ТАСС)

Возможное изменение схемы расходования российских резервов может привести к укреплению рубля и росту уязвимости российской экономики, заявила председатель Центробанка Эльвира Набиуллина, передает корреспондент РБК.

Пересмотр планов по ФНБ

О том, что правительство может начать тратить средства Фонда национального благосостояния внутри страны, на прошлой неделе заявил первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов. Объем ликвидных средств ФНБ, который формируется за счет сверхдоходов от нефти дороже $40, к концу года должен достичь 7% ВВП. После этого власти получат право инвестировать средства выше этой отметки (раньше у них не было такой возможности). Изначально Минфин планировал не тратить эти средства внутри страны, чтобы не нарушить макроэкономический баланс. В министерстве, в частности, хотели поддерживать кредитами из ФНБ покупателей российской несырьевой продукции за рубежом, рассказывал замминистра финансов Владимир Колычев.

Однако сейчас в правительстве обсуждают сценарий инвестирования внутри страны. По словам Силуанова, для проектов, на которые могут задействовать резервы, будут разработаны специальные критерии. Речь не идет о том, чтобы инвестировать все средства ФНБ свыше 7% во внутреннюю экономику, заверял он. Конкретного портфеля проектов пока нет.

Помимо вложений ФНБ в проекты за рубежом Минфин также планировал расширить список активов, в которые можно инвестировать резервы, по примеру Норвежского суверенного фонда. По словам Силуанова, власти не будут отказываться от этих планов.

Предложения правительства ведут к изменениям бюджетного правила (механизм закупок валюты на сверхдоходы от нефти дороже $40 за баррель и направление их в резервы), следует из слов Набиуллиной: «Они могут привести к прямому или косвенному изменению цены отсечения, что приведет к реальному укреплению рубля и снижению конкурентоспособности наших товаров. Либо может быть ослаблен стабилизирующий механизм бюджетного правила, что способно вновь повысить уязвимость российской экономики к колебаниям внешней конъюнктуры».

«Кроме того, пороговый уровень в 7% ВВП был определен достаточно давно, и стоит еще раз проанализировать, достаточно ли этого объема ликвидных активов для того, чтобы при необходимости противостоять резкому и длительному негативному изменению внешних условий», — добавила она.

Споры вокруг бюджетного правила активно велись еще в прошлом году. Алексей Кудрин, впоследствии ставший главой Счетной палаты, предлагал повысить цену отсечения с $40 до $45 за баррель (доходы свыше этой отметки не идут в экономику, а направляются в резервы). Но Минфин настоял, чтобы бюджетное правило не менялось.

Если нефтегазовые доходы бюджета после достижения ликвидной части ФНБ 7% будут расходоваться в полном объеме, «это означает, что мы восстанавливаем зависимость внутренних показателей от изменения цены на нефть», предупредила в пятницу Набиуллина. Даже если тратить только часть этих допдоходов, по сути, это будет равнозначно повышению цены отсечения.

«Это может привести к одноразовому, одномоментному повышению реального курса рубля, некоторому снижению конкурентоспособности наших компаний. Но в принципе эффект стабилизирующий у правила останется», — пояснила председатель ЦБ. Если же власти все-таки решат инвестировать средства ФНБ внутри страны, эти вложения должны вести к повышению потенциальных темпов экономического роста, подчеркнула Набиуллина: «Тогда проинфляционного эффекта будет меньше, и нам не нужно будет реагировать денежно-кредитной политикой».

Сценарий укрепления рубля ЦБ рассматривает при текущих ценах на нефть, отмечает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова, если они упадут, сценарий может быть совсем другим. В своем среднесрочном прогнозе регулятор повысил прогноз цен на нефть: в 2020 году, по его ожиданиям, баррель Urals будет стоить $60, а не $55, как ЦБ оценивал раньше.

Что будет со ставкой

ЦБ показывает свою обеспокоенность темой расходов из ФНБ, отмечает Орлова. В России бюджетные правила часто меняются, продолжает она: с 2012 года это уже пятое, и чем дольше механизм продержится, тем лучше.

Быстрый рост трат из ФНБ контрпродуктивен, говорит главный экономист Нордеа Банка Татьяна Евдокимова. «Бюджетное правило — ключевой элемент макроэкономической конструкции. Распечатывание ФНБ фактически эквивалентно смягчению денежно-кредитной политики, ЦБ в этой ситуации вполне может быть вынужден пойти по пути более жесткой политики, медленнее снижать ставку», — считает она.

В целом бюджетный риск на горизонте этого и следующего годов — основной для ЦБ, считает Орлова. Однако ключевая ставка уже близка к 7%, соответствующим верхней границе диапазона нейтральной ставки, поэтому о кардинальной смене политики речь вряд ли зайдет. Рост ставки Орлова считает не очень реалистичным сценарием: жесткость политики ЦБ проявляется в более медленном снижении ставки, а не в повышении.