Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
При обрушении породы на руднике в Приморье пострадал один человек Общество, 06:17
Какие технологии Infiniti изменили мировой автопром РБК и Infiniti, 06:10
Врачи оценили шансы на скорую победу над COVID Общество, 06:00
Владелец «Билайна» продал сотовые вышки в России за $957 млн Бизнес, 05:54
Власти опровергли связь дорожающих авиабилетов и роста цен на керосин Бизнес, 05:49
Экс-посол Канады предрек России крах экономики из-за вторжения на Украину Политика, 05:23
Какой кофейный бленд подходит для эспрессо, а какой — для капучино РБК и Coffesso, 05:01
Необходимый россиянам для счастья размер заработка вырос Общество, 05:00
Лукашенко оценил возможность создания единой с Россией валюты Политика, 04:19
Апелляционный суд США прекратил дело экс-акционеров ЮКОСа против России Политика, 04:14
В Японском море затонул следовавший из Находки сухогруз Общество, 03:59
Не открылся, но уже популярен: «Лахта Центр» изнутри и снаружи РБК Стиль и Лахта Центр, 03:49
Киев попросил у ЕС дополнительную финансовую помощь Политика, 03:25
Focus узнал о намерении ФРГ ограничить доступ непривитых в магазины Политика, 03:20
Финансы ,  
0 

Власти решили ограничить общение коллекторов со знакомыми должников

Кредиторам и коллекторам планируют усложнить схему взаимодействия с родственниками и знакомыми должников, просрочивших выплаты по кредиту. Минюст хочет, чтобы взыскатели заранее получали разрешение на контакты с ними
Фото: Lindsey Wasson / Reuters
Фото: Lindsey Wasson / Reuters

В России с 2021 года могут ужесточиться правила взаимодействия коллекторов с родственниками и знакомыми должников, которые упоминаются в договорах как третьи лица. Новые требования прописаны в рабочей версии проекта федерального закона «О деятельности по возврату просроченной задолженности физических лиц», которую опубликовал Минюст.

Действующий закон о взыскании (230-ФЗ) предполагает, что в категорию «третьих лиц» попадают любые граждане, так или иначе связанные с должником. Кроме того, отдельно выделяются члены семьи, родственники заемщика, а также его соседи и люди, которые проживают совместно с клиентом.

Сейчас взыскатели могут взаимодействовать с третьими лицами, если на это согласен должник, а третьи лица не выразили несогласие. Практика сводится к тому, что на этапе заключения договора кредиторы заручаются только согласием заемщика, говорит учредитель коллекторского агентства «Илма» Александр Титовский. «С третьими лицами все проще: пока они не заявят об отказе в общении — взаимодействовать можно, при множестве оговорок и специальном контексте, естественно», — уточнил он.

Из новой версии законопроекта Минюста следует, что кредиторы или коллекторы смогут связываться с кем-то из знакомых должника только при одновременном соблюдении двух условий: и заемщик, и третье лицо дали письменное согласие на такие контакты. Граждане также должны разрешить обработку своих персональных данных. Взаимодействием считаются личные встречи, электронные письма, телефонные звонки и сообщения, в том числе от роботов-коллекторов.

Власти предложили ограничить звонки роботов-коллекторов должникам
Финансы
Фото:Максим Стулов / Ведомости / ТАСС

Черновой вариант законопроекта не содержал правок, которые касались контактов взыскателей с третьими лицами (есть у РБК). Однако в документе было приведено предложение ЦБ изменить норму. Прежний подход нарушает «права и законные интересы третьих лиц» с учетом закона «О персональных данных», указал регулятор. В Банке России РБК сообщили, что концептуально поддерживают меры, направленные на защиту интересов потребителей.

РБК опросил крупнейшие банки и микрофинансовые компании, требуют ли они от заемщиков указывать контактные телефоны третьих лиц. Большинство игроков сообщили, что в их договорах нет подобного пункта и они не взаимодействуют с третьими лицами при взыскании долгов. «Но клиент в заявке может указать не один номер, а несколько, причем не только свои личные. Никто их особенно не проверяет при заключении договора, поэтому взаимодействие с третьими лицами неизбежно», — пояснил сотрудник крупной МФО.

Коллекторам дадут возможность работать под «цифровыми» псевдонимами
Финансы
Фото:Михаил Воскресенский / РИА Новости

«Лукавая формулировка» об отсутствии несогласия порождает огромное количество злоупотреблений и раздражения граждан, утверждает руководитель проекта ОНФ «За права заемщиков» Евгения Лазарева. По ее словам, многие не представляют, как можно отказаться от взаимодействия со взыскателями, или не знают о долгах своих родственников и знакомых.

Жалобы потребителей

В первой половине 2019 года Федеральная служба судебных приставов рассмотрела более 14 тыс. жалоб россиян на процедуры взыскания долгов. Вторая по популярности причина обращений — взаимодействие взыскателей с родственниками и знакомыми должников без согласия на это. Банк России считает эту практику недобросовестной: из презентации ЦБ (есть у РБК) следует, что в 2019 году взыскатели нередко находили контакты третьих лиц с помощью социальных сетей. За девять месяцев 2019 года регулятор получил 10,5 тыс. жалоб по вопросам взыскания просроченной задолженности.

Эффект для рынка

Взаимодействие взыскателей с третьими лицами — частое явление. Если человек пропустил два-три платежа, то в 30–50% случаев проводится работа с третьими лицами, чтобы он погасил задолженность, рассказал собеседник РБК в крупной МФО. На стадии принудительного взыскания 70% общения идет с третьими лицами, отметил Титовский. По его словам, изменение правил работы с родственниками и знакомыми должников «станет если не катастрофой, то существенным затруднением в работе профессиональных взыскателей и кредиторов».

Гендиректор МФК «МигКредит» Олег Гришин называет новые предложения о работе взыскателей с третьими лицами меньшим из двух зол. «Получение согласия, пусть даже письменного, но в момент заключения договора займа, более разумно и эффективно, чем действующее положение. Сейчас согласие на взаимодействие с третьими лицами нужно получать у клиента, который уже находится в просрочке. Это само по себе странно: у клиента, который не платит по своим обязательствам, нет мотивации на такие действия», — пояснил он.

Обязанность получать письменное согласие от третьих лиц сведет на нет все легальные возможности выстраивать такое взаимодействие, считает директор департамента по правовым и корпоративным вопросам группы Eqvanta (МФК «Быстроденьги» и «Турбозайм») Александра Новицкая. «В заключении договора займа третье лицо не участвует, значит, его нужно будет подключать отдельно. При этом кредитор не вправе разглашать тайну операций с заемщиком, а согласие от третьего лица предполагается получать не абстрактно, а именно в связи со взысканием просроченной задолженности», — поясняет она. Новицкая, однако, не считает, что изменения ударят по рынку: «Практика сбора данных третьих лиц перестает быть актуальной. Рынок учится работать без взаимодействия с третьими лицами, делая акцент на судебном взыскании».

В Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) отказались комментировать законопроект Минюста «до завершения работы над документом».