Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Завтраки и бизнес кулинарной группировки Eggsellent РБК Стиль и Clarins, 07:23 Сестра Бритни Спирс заявила о гибели своих кошек из-за Tesla Общество, 06:57 В Серпухове эвакуировали отделение больницы из-за задымления Общество, 06:23 Количество погибших при землетрясении в Индонезии выросло до 56 человек Общество, 06:12 ФБР проверит финансирование участников атаки на Капитолий из-за границы Политика, 05:48 Доллар по 28: история российского фондового рынка РБК и Открытие Инвестиции, 05:27 В Гидрометцентре заявили об аномальных холодах по всей России Общество, 05:17 Джонсон заявил о проведении саммита G7 в очном формате Политика, 04:51 Бразилия не разрешила использовать «Спутник V» в экстренных случаях Общество, 04:09 Шредер объяснил присоединение Крыма расширением НАТО Политика, 03:53 ТВ Израиля сообщило о переговорах Байдена и Ирана о ядерной сделке Политика, 03:23 Исторический экскурс в мир бытовых катастроф ХХ века РБК Стиль и LG ThinQ, 03:13 Вирусологи оценили риск заражения COVID-19 во время крещенских купаний Общество, 03:00 Энергетики восстановили подачу электричества 32 тыс. жителей Дагестана Общество, 02:40
Экономика ,  
0 

Приватизируемый пакет «Роснефти» подешевел на 30 млрд руб.

Правительство приказало «Роснефтегазу» получить от продажи 19,5% «Роснефти» 692 млрд руб. Но стоимость пакета, зафиксированная в евро, за неделю после объявления о сделке уже упала на 30 млрд руб.
Фото: Mikhail Metzel/AP
Фото: Mikhail Metzel/AP

Рублевая стоимость сделки по продаже госпакета в «Роснефти» консорциуму Катара и Glencore упала за неделю на 30 млрд руб. из-за укрепления российской валюты к евро. Убыток от курсовой разницы может понести продавец доли — «Роснефтегаз», если только он не захеджировал изменение валютного курса, сказали РБК аналитики инвестбанков.

«Роснефтегаз» заключил сделку с англо-швейцарским трейдером Glencore и катарским суверенным фондом QIA 7 декабря, по данным «Роснефти» (Glencore и QIA дату соглашения не называли). Стоимость 19,5% акций «Роснефти» была установлена в евро, следовало из пресс-релиза Glencore, и составила €10,2 млрд исходя из цены пакета на Московской бирже по итогам торгов 6 декабря с 5-процентным дисконтом (692 млрд руб.). А правительство 7 декабря приняло распоряжение, по которому «Роснефтегаз» обязан перечислить в бюджет 692,4 млрд руб. от сделки плюс промежуточные дивиденды на сумму 18,4 млрд руб. (итого 710,8 млрд руб.).

Но рубль с 6 по 14 декабря укрепился к евро на 6% (данные терминала Bloomberg), а стоимость сделки с Glencore и QIA в рублях ужалась до 662,8 млрд руб., почти на 30 млрд руб. (по курсу Центробанка на 14 декабря). Рубль подорожал вслед за растущими ценами на нефть после соглашения ОПЕК о сокращении добычи, к которому 10 декабря присоединились нефтедобывающие страны за пределами картеля, включая Россию.

Деньги в евро должны поступить «Роснефтегазу» до 15 декабря, следует из сообщений «Роснефти» и Росимущества. Но схема перевода этих денег в рубли для бюджета еще не определена — власти только обещали не допустить резких колебаний на валютном рынке. «Смотрите: на финансовый рынок сейчас поступит значительный объем иностранной валюты, а деньги должны поступить в бюджет в рублевом эквиваленте, в рублях, поэтому нужно разработать такую схему, которая бы негативно не повлияла на рынок, не вызвала бы каких-то скачков на валютном рынке», — говорил президент России Владимир Путин главе «Роснефти» Игорю Сечину на встрече в Кремле 7 декабря.

Минфин ждет от «Роснефтегаза» 692 млрд руб. (не считая доплаты промежуточными дивидендами), а значит, кто-то должен покрыть недостачу, образовавшуюся из-за курсовой разницы, говорит аналитик «Ренессанс Капитала» Ильдар Давлетшин. Теоретически в соглашении с консорциумом покупателей мог быть прописан пункт о том, что консорциум обязуется покрыть эту разницу на момент закрытия сделки, но вряд ли покупатели стали бы брать на себя валютный риск, рассуждает он. Скорее всего, эта разница может быть дополнительно покрыта «Роснефтегазом», так как именно на нем лежит обязательство перед бюджетом, а ранее компания уже согласилась доплатить в казну 18 млрд руб. дивидендов, предполагает он. Поскольку сделку должен обеспечить «Роснефтегаз», вне зависимости от выбранной схемы убытки от снижения курса евро лягут на него, соглашается аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай.

При этом «Роснефтегаз» мог захеджировать риск удешевления сделки в рублях через производный инструмент типа форварда, говорит Давлетшин. Проще всего и надежнее было сделать это через форвардный контракт, согласен экономист Danske Bank Владимир Миклашевский, поскольку форвард позволяет зафиксировать курс и при этом не платить премию. Другой вариант — купить опцион-пут по паре евро-рубль, а премию продавцу нивелировать через продажу колл-опциона, указывает Миклашевский. «Роснефть» в сообщении о сделке 10 декабря не упоминала о каких-либо рисках в связи с изменениями курсов или инструментах их хеджирования.

Пресс-служба Glencore и представители QIA не ответили на запрос РБК, как и пресс-служба «Роснефти». На вопрос, может ли бюджет получить меньшую сумму от продажи пакета в «Роснефти» из-за курсовой разницы, представитель Минфина ответил: «Не может. В бюджет поступят рубли в сумме 703,5 млрд». Пресс-служба Росимущества на момент публикации статьи не ответила.

Федеральным бюджетом 2016 года предусмотрены поступления от продажи акций «Роснефти» в размере 703,5 млрд руб., но бюджет получит от «Роснефтегаза» на 7,3 млрд больше за счет дополнительных дивидендов холдинга, сообщало ранее Росимущество.

При участии Марины Божко, Анны Могилевской

Магазин исследований Аналитика по теме "Нефть"