Лента новостей
В Историческом музее неизвестные повесили собственную картину Общество, 20:04 8 причин начать свое дело: какой бизнес у людей, справившихся со страхом РБК и «Билайн» Бизнес, 19:44 Лидер демократов Таиланда объявил об отставке из-за провала на выборах Политика, 19:34 Сборная России разгромила Казахстан в отборочном матче к Евро-2020 Спорт, 19:04 Потерявший ход в Норвегии круизный лайнер доставили в порт Общество, 18:57 СМИ узнали об ответе ЕС на сообщения о расследовании против Порошенко Политика, 18:26 В Сербии радикалы сожгли флаги ЕС и НАТО в годовщину ударов по Югославии Политика, 18:23 Трамп прервал молчание в Twitter после завершения расследования Мюллера Политика, 17:59 Орбан пригрозил ЕС новыми информационными атаками в споре по мигрантам Политика, 17:51 Число госпитализированных с отравлением в Хасавюрте возросло до 104 Общество, 17:18 Отборочный турнир Евро-2020. Казахстан — Россия. Онлайн Спорт, 17:00 Доротея Вирер выиграла общий зачет Кубка мира по биатлону Спорт, 16:53 Песков рассказал о звонке Назарбаева Путину до объявления об отставке Политика, 16:51 Рациональные основания выбирать вегетарианские продукты​ РБК и Alpro, 16:49
Бизнес ,  
0 
ФАС заняла сторону «Роснефти» в споре с ЛУКОЙЛом Компании Вагита Алекперова грозят оборотный штраф и исковые претензии на сумму до $200 млн
ФАС поддержала Роснефть в споре с ЛУКОЙЛом о тарифах на перевалку нефти на терминале Варандей. Антимонопольное регулирование частной собственности — прецедент для всего рынка, предупреждает совладелец ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов
Отгрузочный терминал компании «Лукойл» в поселке Варандей ​ (Фото: Эмин Джафаров / «Коммерсантъ»)

Что случилось

ФАС вынесла решение в пользу «Роснефти» в ее споре с ЛУКОЙЛом о стоимости перевалки нефти с месторождений им. Требса и Титова на Варандейском терминале в Арктике. Месторождения принадлежат совместному предприятию «Башнефть-Полюс» (у «дочки» «Роснефти» «Башнефти» 74,9%, у ЛУКОЙЛа — 25,1%), а терминал — ЛУКОЙЛу.

14 марта первой о своей победе сообщила пресс-служба «Роснефти»: «ФАС констатировала, что общество группы ЛУКОЙЛ установило и в течение нескольких лет поддерживало монопольно высокую экономически необоснованную цену на услугу по перевалке нефти в порту Варандей, многократно превышающую среднерыночные показатели». Через несколько часов решение подтвердил и представитель ФАС: служба признала Варандейский терминал «нарушившим закон о защите конкуренции».

Антимонопольная служба, рассматривавшая спор с середины 2018 года, приняла решение 13 марта, сказал РБК источник РБК, близкий к «Роснефти». ЛУКОЙЛ пока не получил документов о решении от ФАС, сообщил представитель компании. «По имеющейся у нас информации, производство по данному делу носило закрытый характер, поэтому его итоги не подлежат разглашению», — добавил он.

Совладелец и президент ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов обещал обратиться в суд, если ФАС встанет на сторону «Роснефти». «Если не в антимонопольном комитете, то в судебных инстанциях. До победного!» — говорил он ​РБК в конце декабря 2018 года. «Это не смертельно для компании. Но это прецедент для всего российского рынка: частное имущество подпадает под регулирование антимонопольного законодательства», — заявил журналистам Алекперов в кулуарах конференции CERAWee накануне решения ФАС.

Бизнес
Алекперов заявил о готовности «идти до победного» в споре с «Роснефтью»

Решения ФАС по подобным делам отменяются не часто и, как правило, доходят до рассмотрения в Верховном суде, сказал РБК советник практики антимонопольного и регуляторного права «Интегритес» Андрей Астанин. Если решение устоит в судах, то ЛУКОЙЛУ грозит оборотный штраф — до 15% от выручки, но не всей, а на конкретном товарном рынке, а также вероятные исковые требования «Роснефти» о возмещении убытков, включая упущенную выгоду, объясняет он.

По данным СПАРК, выручка Варандейского терминала по итогам 2017 года составила 18,4 млрд руб., 15% от этой суммы — 2,76 млрд руб. (штраф берется с оборота за год, предшествующий дате вынесения решения, данных за 2018 год пока нет).

Ставка на перевалку на Варандее составляет фиксированные $38 за тонну, а «Роснефть» настаивала на $12–13 за тонну, рассказывали источники РБК, близкие к обеим компаниям. Если ФАС признала эту цену справедливой, переплата c начала добычи на Требса и Титова в 2013 году могла составить $200 млн, подсчитал аналитик АКРА Василий Танурков. Теоретически, если «Роснефть» захочет взыскать с ЛУКОЙЛа ущерб, который тот нанес их совместному предприятию («Башнефть-Полюсу»), сумма должна быть сопоставима с размером переплаты, говорит партнер А2 Михаил Александров. Но это не очень серьезный удар по ЛУКОЙЛу — на конец 2018 года на его счетах было $7 млрд.

Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев не ответил на вопрос РБК, будет ли компания требовать компенсацию. «Мы сначала должны получить документ от ФАС», — сказал он.

«Роснефть» практикует взыскание ущерба, который был причинен ее активам даже в то время, когда компания ими еще не владела. Например, купив в конце 2016 году контрольный пакет «Башнефти», «Роснефть» потребовала 106,6 млрд руб за причиненный башкирской компании ущерб, правда, не от продавца — Росимущества, а от предыдущего владельца — АФК «Система» Владимира Евтушенкова. По итогам мирового соглашения сумма была снижена до 100 млрд руб.

Из-за чего поспорили «Роснефть» и ЛУКОЙЛ

«Роснефть» и ЛУКОЙЛ спорят о ставке перевалки через терминал Варандей практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» — с начала 2017 года. Тогда «Роснефть» стала партнером ЛУКОЙЛа в СП «Башнефть-Полюс», которое разрабатывает месторождения им. Требса и Титова на севере Ненецкого автономного округа. Стоимость отгрузки на этом терминале крайне важна для «Роснефти», так как «Башнефть-Полюс» продает всю нефть трейдеру Litasco («дочка» ЛУКОЙЛа) по цене, из которой вычитается ставка на перевалку, объясняли РБК два источника, близкие к акционерам СП.

Варандей — единственно возможный пункт отгрузки нефти с месторождений им. Требса и Титова с запасами около 140 млн т (данные на конец 2015 года). Эти месторождения находятся слишком далеко от магистрального трубопровода «Транснефти» и не подключены к трубе. Ставка на перевалку нефти на Варандее ($38 за тонну) почти в 20 раз выше среднерыночной ($2–3 за тонну), но это может быть оправдано конструкцией терминала. Варандейский отгрузочный причал стоимостью $1,1 млрд, построенный ЛУКОЙЛом, стоит во льдах в 21 км от берега: прибрежная зона оказалась слишком мелководной для танкеров. Этот причал работает круглогодично. «Мы считаем, что сегодня это объективные затраты, ведь Варандей — уникальный объект, который работает в Арктике. Это не просто терминал, это технологический объект, который делает доподготовку, в том числе и нефти. Плюс здесь идет смешение — блендинг нефти», — говорил в интервью «Коммерсанту» в декабре 2017 года Вагит Алекперов.

«Важно заметить, что ЛУКОЙЛ полностью окупил свои вложения в строительство арктического терминала в Варандее, однако продолжает извлекать сверхприбыль из своего монопольного положения за счет ущемления интересов потребителей, в первую очередь «Башнефть-Полюса», — подчеркивается в сообщении «Роснефти».

Альтернативы Варандею

Добыча на месторождениях им. Требса и Титова, которые изначально считались перспективным проектом, фактически заморожена на уровне конца 2017 года. Тогда, несмотря на несогласие ЛУКОЙЛа, «Роснефть» снизила добычу на месторождениях вдвое и с тех пор не повышала. Это случилось в разгар спора о ставке перевалки на Варандее, но «Роснефть» объясняла падение добычи договоренностями с ОПЕК и другими странами, не входящими в картель (ОПЕК+). Однако и после завершения сделки ОПЕК+ о заморозке добычи производство на Требса и Титова не выросло — оно осталось на уровне около 1 млн т в год.

Компании обсуждали множество вариантов решения: ЛУКОЙЛ предлагал скидку на перевалку $10 на тонну и просил заключить долгосрочный контракт, а «Роснефть» просила скидку $20 на тонну, но отказывалась заключать такой контракт, рассказывали источники РБК. «Роснефть» даже задумалась о строительстве трубы к магистральному трубопроводу «Транснефти» Уса — Ухта — Ярославль, чтобы избавиться от зависимости от терминала ЛУКОЙЛа. Но труба обошлась бы компании слишком дорого (около 5 млрд руб.), а стройка заняла бы два-три года, этот вариант был отвергнут.

Алекперов говорил, что предлагал «Роснефти» несколько вариантов выхода из ситуации, в том числе своп (обмен) нефти Требса и Титова на сырье месторождений ЛУКОЙЛа в Тимано-Печорской провинции. «Мы предлагали отдавать им нефть на узле учета Уса «Транснефти». Замещать нашу нефть нефтью Требса и Титова. Предложения были разные — например, привязать формулу цены перевалки к объему производства (на Требса и Титова), как это делается во всем мире, но их это тоже не устроило», — уточнял он (цитата по «Интерфаксу»).

После того как переговоры зашли в тупик, летом прошлого года «Роснефть» пожаловалась в ФАС на тарифы Варандея. Несмотря на разногласия с партнером, Алекперов неоднократно говорил, что компания не собирается продавать долю в «Башнефть-Полюсе». «Я не думаю, что кто-то кого-то выкупит. Надо просто находить точки обоюдных интересов. Мы всегда были договороспособны, поэтому уверены, что и здесь придем к общим условиям», — объяснял он в интервью «Ведомостям» в октябре 2018 года.