Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
КС Молдавии признал незаконным особый статус русского языка Политика, 20:50 Акции протеста в США после инаугурации Байдена. Видео Политика, 20:47 Австрийские ученые создали 3D-модель коронавируса. Видео Общество, 20:38 Подарок на века: как выбрать по знаку зодиака РБК «Стиль» и Алроса, 20:35 СМИ узнали о планах Байдена продлить договор СНВ-3 на пять лет Политика, 20:35 Глава «Баварии» заявил о планах УЕФА провести Евро в одной стране Спорт, 20:35 Европарламент принял резолюцию о санкциях из-за ареста Навального Политика, 20:32 Как не выгорать на работе: 17 идей для отдыха РБК и HP, 20:06 Три российские биатлонистки попали в топ-10 на этапе Кубка мира Спорт, 19:56 Президент Аргентины привился российской вакциной «Спутник V» Политика, 19:53 ЦБ оценил объем проданных населению «мутных» инвестпродуктов в ₽600 млрд Финансы, 19:51 Netflix объявил о съемках второго сезона «Бриджертонов» Стиль, 19:45 Цены на пальмовое масло взлетели до максимума почти за 10 лет Инвестиции, 19:40 Власти Москвы назвали главные требования к водителям электросамокатов Авто, 19:38
Бизнес ,  
0 

Нефтяники попросили Козака не повышать налоги ради субсидий на бензин

Независимые нефтяные компании попросили вице-премьера Дмитрия Козака не увеличивать НДПИ для отрасли ради субсидирования цен на бензин. Иначе они пострадают больше всех: заводов у них нет, так что субсидии на бензин им не положены
Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости
Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

Независимые нефтяные компании (в отличие от вертикально интегрированных у них нет своих заводов и заправок, а есть только добыча) попросили курирующего ТЭК вице-премьера Дмитрия Козака отменить решение о росте налогов для отрасли, за счет которых правительство планирует частично субсидировать низкие цены на бензин и дизель. Об этом Козаку написали гендиректор Иркутской нефтяной компании (ИНК, крупнейшая из независимых) Марина Седых и глава ассоциации независимых нефтедобытчиков «Ассонефть» Елена Корзун.

У РБК есть копии обоих писем (ИНК — от 9 октября, «Ассонефти» — от 11 октября), их подлинность подтвердили Корзун и представитель ИНК. Представитель Козака пока не ответил на запрос РБК.

Увеличение НДПИ в корне противоречит целям стимулирования разведки и разработки месторождений в новых регионах, говорится в письме Седых. В России есть компании, которые работают исключительно в сфере добычи, поэтому компенсировать выпадающие доходы бюджета от нефтепереработки за счет добычи несправедливо, указывает она. Для ИНК (добыча в 2017 году — 8,7 млн т нефти) НДПИ вырастет на 2,3 млрд руб., говорится в письме. А для всех независимых добывающих компаний расходы по этому налогу увеличатся на 5,7 млрд руб. в год, сказала РБК Корзун. Это соответствует затратам на геологоразведку всего независимого сектора, добавила она.

Из-за роста налогов пострадают независимые компании с общей добычей в 2017 году 23 млн т (4% от российской добычи), указывает Корзун в своем письме. Рост налогов подрывает их конкурентные позиции по сравнению с вертикально интегрированными компаниями (самые крупные из них — «Роснефть», ЛУКОЙЛ, «Газпром нефть» и «Сургутнефтегаз», которые владеют добывающим бизнесом, переработкой и сетями АЗС) и ставит в заведомо неравные экономические условия, указывает она.

Правительство одобрило рост НДПИ для всей отрасли 18 сентября. В 2019 году он может составить около 110 млрд руб., оценивал главный экономист Vygon Consulting Сергей Ежов. Рост налогов необходим, чтобы частично субсидировать цены на бензин и дизель. Цены на нефтепродукты в России привязаны к экспортным, но не могут расти так же быстро в случае резкого роста цен на нефть или ослабления рубля: по просьбе правительства с мая нефтяники сдерживают цены на внутреннем рынке, по сути отказываясь от дополнительной выручки, которую могли бы заработать, экспортируя топливо. Чтобы вернуть компаниям часть недополученных доходов, правительство придумало демпфирующую надбавку: она компенсируют две трети разницы между выручкой на экспортном и внутреннем рынках. В следующем году такая субсидия может составить 630 млрд руб. Минфину в последний момент удалось добиться принятия решения, в соответствии с которым правительство будет частично компенсировать эту субсидию за счет роста НДПИ (налог растет только в случае «включения» демпфирующей надбавки — из-за превышения цены экспортного нетбэка над индикативной внутренней ценой, но не более чем на 10%).

По словам Корзун, представители независимых добывающих компаний не принимали участия в обсуждении налоговых изменений. «Иногда складывается ощущение, что на рынке работают только крупные вертикально интегрированные компании, но как дело доходит до налогов, то платить приходится всем», — недоумевает она. По словам Корзун, не очень ясно, почему компании, у которых нет собственной переработки, должны участвовать в ее субсидировании. «Завершение налогового маневра (рост НДПИ при снижении экспортных пошлин на нефть) и так ударит по компаниям, которые поставляют нефть только на внутренний рынок: сейчас в России работают около 50 таких предприятий с совокупной добычей около 800 тыс. т в год. Рост НДПИ еще ухудшит их положение», — заключила она.

В правительстве развернулась горячая дискуссия, нужно ли увеличивать НДПИ ради субсидий, рассказывали РБК два федеральных чиновника. Но подписание протокола по итогам совещания у премьера Дмитрия Медведева 18 сентября не означает окончания борьбы: она может продолжаться, но уже не на уровне правительства, рассказывал источник, близкий к кабинету министров. Намечены ли какие-то совещания или встречи с нефтяниками у президента, он не сказал.

Президент Владимир Путин 9 октября на встрече с работниками сельхозпредприятия «Рассвет» заявил, что государство продолжит поддерживать нефтяную отрасль, «которая несет золотые яйца», но «все-таки они (нефтяники. — РБК) не должны злоупотреблять тем положением, которое они имеют. Они работают все-таки в нашей стране, в России, поэтому ссылаться исключительно на то, что они должны по полной программе использовать мировую конъюнктуру, чтобы заработать все, что можно, по максимуму, тоже не совсем справедливо», — подчеркнул тогда он.​