Лента новостей
Венесуэльский Политика, 21:21 В Москве мужчина выжил после падения под поезд в метро Общество, 20:39 Норвежец Йоханнес Бё выиграл все гонки на домашнем этапе КМ по биатлону Спорт, 20:35 В Историческом музее неизвестные повесили собственную картину Общество, 20:04 8 причин начать свое дело: какой бизнес у людей, справившихся со страхом РБК и «Билайн» Бизнес, 19:44 Лидер демократов Таиланда объявил об отставке из-за провала на выборах Политика, 19:34 Сборная России разгромила Казахстан в отборочном матче к Евро-2020 Спорт, 19:04 Потерявший ход в Норвегии круизный лайнер доставили в порт Общество, 18:57 СМИ узнали об ответе ЕС на сообщения о расследовании против Порошенко Политика, 18:26 В Сербии радикалы сожгли флаги ЕС и НАТО в годовщину ударов по Югославии Политика, 18:23 Трамп прервал молчание в Twitter после завершения расследования Мюллера Политика, 17:59 Орбан пригрозил ЕС новыми информационными атаками в споре по мигрантам Политика, 17:51 Число госпитализированных с отравлением в Хасавюрте возросло до 104 Общество, 17:18 Отборочный турнир Евро-2020. Казахстан — Россия. Онлайн Спорт, 17:00
Бизнес ,  
0 
Суд сохранил за крупнейшим добытчиком минтая квоту украинского бизнесмена
Русская рыбопромышленная компания Глеба Франка сохранит за собой квоты на вылов минтая и сельди, которые раньше принадлежали предприятию украинского бизнесмена Дмитрия Дремлюги. На изъятии этих квот настаивала ФАС
Фото: Игорь Буймистров / ТАСС

Арбитражный суд Москвы в пятницу, 1 марта, утвердил мировое соглашение между Федеральной антимонопольной службой и АО «ДМП-РМ» — рыболовецкой компанией, раньше являвшейся частью базирующегося во Владивостоке холдинга «Дальморепродукт», а сейчас входящей в Русскую рыбопромышленную компанию Глеба Франка. Факт заключения соглашения подтвердили РБК представители ФАС и ДМП-РМ. Заключение мирового соглашения означает, что ДМП-РМ сохранит за собой квоты на вылов 61 тыс. т минтая и 12 тыс. т сельди в год.

ДМП-РМ с весны 2017 года оспаривала в суде заключение ФАС, согласно которому компания находилась под контролем иностранного инвестора до получения прав на вылов рыбы. Российское законодательство запрещает иностранцам контролировать свыше 50% рыбодобытчика без специального разрешения правительственной комиссии. За нарушение этих правил провинившиеся принудительно лишаются квот, которые затем должны быть выставлены на аукцион.

Как выяснила ФАС, основным бенефициаром холдинга «Дальморепродукт», к которому до марта 2017 года относилась ДМП-РМ, был Дмитрий Дремлюга. У него двойное гражданство — России и Украины. Нарушителями были признаны еще пять компаний, подконтрольных Дремлюге. В феврале Росрыболовство начало в принудительном порядке расторгать с ними договоры на закрепление квот на добычу рыбы.

Бизнес
Глеб Франк стал единственным владельцем крупнейшего добытчика минтая

Имевшая наибольшие из всех компаний — нарушителей квоты на вылов минтая ДМП-РМ выиграла судебный спор с ФАС в двух инстанциях. Но в сентябре 2018 года кассационный суд отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение. С марта 2017 года основным владельцем ДМП-РМ стала Русская рыбопромышленная компания, крупнейший в стране добытчик минтая. По собственным данным, в 2018 году она выловила около 240 тыс. т минтая. Сейчас единственный владелец компании — Глеб Франк, зять Геннадия Тимченко.

Минтай и краб

Русскую рыбопромышленную компанию в 2011 году основали Глеб Франк и брат губернатора Подмосковья Максим Воробьев, тогда она называлась «Русское море — добыча». Основным владельцем РРПК Франк стал в апреле 2018 года, после того как выкупил у Максима Воробьева принадлежавшие ему 44,7% компании. Сейчас Франку принадлежат все 100% головного ООО.

За РРПК закреплены квоты на добычу более 320 тыс. т рыбы в год, из которых около 75% приходится на добычу минтая. С 2017 года компания также ведет на Дальнем Востоке добычу краба.

Осенью 2018 года стало известно, что президент Владимир Путин поручил рассмотреть вопрос о возврате к практике распределения квот на добычу краба через аукционы, тогда как сейчас за компаниями закреплены квоты по так называемому историческому принципу: полученные ранее квоты действуют пять лет и могут быть продлены еще на один срок. Автором этой инициативы участники рынка называли именно Русскую рыбопромышленную компанию, которая недавно вышла на крабовый рынок. В самой компании, впрочем, опровергали причастность к этой инициативе.

Представители рыбной отрасли резко критиковали возврат к крабовым аукционам, предупреждая, что это может повлечь дефолт предприятий и другие негативные последствия. Но инициатива получила развитие: в августе 2018 года правительство поручило выставлять на электронные аукционы 50% квот на добычу краба, которые сейчас закреплены за участниками рынка по историческому принципу.

Разошлись с миром

В феврале 2019 года стало известно, что ФАС и ДМП-РМ договорились заключить мировое соглашение, согласно которому квоты остаются за компанией. На момент заключения соглашения иностранный инвестор не контролирует ДМП-РМ, его мажоритарные акционеры — добросовестные выгодоприобретатели акций, оснований для принудительного прекращения прав компании на добычу водных биоресурсов нет, объяснил представитель ФАС это решение.

В Русской рыбопромышленной компании мировое соглашение не прокомментировали, сославшись на то, что соответствующее решение суда еще не опубликовано.

В Росрыболовстве, которое участвовало в судебном разбирательстве в качестве третьего лица, от комментариев отказались.

Прецедент с мировым соглашением смогут использовать и другие компании, которые также были признаны подконтрольными иностранцам, но использовали схему с так называемым добросовестным выгодоприобретателем, заявил РБК президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров Герман Зверев. «Я надеюсь, что прокуратура обжалует судебное решение и попытка ФАС создать особые условия для Русской рыбопромышленной компании не увенчается успехом», — добавил Зверев. Ранее он назвал действия ФАС проявлением двойных стандартов. Антимонопольная служба, напоминали в ассоциации, ​везде заявляет, что главным способом распределения квот должны быть аукционы, но заключает мировое соглашение, «создавая особые условия для одного участника рынка и юридическую лазейку для иных компаний».