Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 7:55 МСК
В Калифорнии разрешат испытывать беспилотные автомобили на дорогах Технологии и медиа, 06:19 Керри по секрету рассказал сирийцам о перехитривших его русских Политика, 06:04 Шотландский боксер Майк Тоуэлл скончался от полученных на ринге травм Общество, 05:17 США признали отсутствие ударов по «Джебхат ан-Нусре» с марта 2016 года Политика, 04:38 Китайский юань стал частью валютной корзины МВФ Финансы, 04:01 Минобороны рассказало о поступлении экипировки «Ратник» в войска Общество, 03:39 СМИ рассказали о 470 сбежавших из тюрьмы в Бразилии заключенных Общество, 03:02 Суд в США приостановил дело о компенсации $50 млрд акционерам ЮКОСа Экономика, 02:35 Суд в США принял первый иск к Саудовской Аравии за теракты 11 сентября Политика, 02:05 Анджелина Джоли получила право временной опеки над детьми Общество, 01:46 Минобороны заявило о принятии на вооружение новой модификации ЗРК «Бук» Политика, 01:11 Вашингтон отказался признать запрет меджлиса крымских татар в России Политика, 00:43 СМИ сообщили о жалобах жителей Дубны на едкий запах в воздухе Общество, 00:07 Нелюбимцы Америки: как Клинтон и Трамп разочаровали избирателей Политика, Вчера, 23:41 МИД вызовет посла Нидерландов для разъяснения претензий к докладу о МH17 Политика, Вчера, 23:40 Минфин заложил в бюджет на 2017 - 2019 годы по четыре процента инфляции Экономика, Вчера, 23:02 Юниаструм Банк и банк «Восточный» начали процесс слияния Финансы, Вчера, 22:37 ООН создаст комиссию по расследованию атаки на гумконвой в Алеппо Политика, Вчера, 21:57 Рубль вырос до максимума 2016 года Финансы, Вчера, 21:57 Кредит от Грефа: как Сбербанк переманивает клиентов чужих банков Финансы, Вчера, 21:49 Госдеп заявил об «открытой двери» для контактов с Москвой по Сирии Политика, Вчера, 21:44 Онищенко станет первым замглавы комитета Думы по образованию и науке Политика, Вчера, 21:18 ЦБ обнаружил манипуляции с облигациями лизинговой компании «Уралсиб» Финансы, Вчера, 20:55 Минтранс объявил о планах создания новой авиакомпании в России Экономика, Вчера, 20:30 «Единая Россия» доверила Поклонской контроль за доходами депутатов Политика, Вчера, 20:16 Правительство возобновило приватизацию «Башнефти» Бизнес, Вчера, 20:10 Суд арестовал главу подмосковного Ространснадзора по делу о взятках Общество, Вчера, 20:08 Лавров пообещал Керри рассмотреть вариант нормализации ситуации в Алеппо Политика, Вчера, 19:56
3 дек 2015, 23:03
Наталия Телегина, Александра Галактионова
Просчеты «Платона»: могли ли власти избежать проблем при введении системы
Фото: Евгений Курсков/ТАСС
Главные проблемы «Платона» — серый неприбыльный рынок и целые регионы, где перевозки основной вид занятости. РБК поговорил с дальнобойщиками из Дагестана и разобрался, можно ли было лучше подготовить запуск системы

Введение оплаты за проезд большегрузных автомобилей по федеральным трассам планировалось уже несколько лет: впервые эта норма появилась в поправках в Бюджетный кодекс, принятых еще в апреле 2011 года. Из собранных средств планируется финансировать ремонт дорог: правительство считает грузовые машины главными виновниками плохого состояния федеральных трасс, а их владельцев обязанными платить возмещение за причиненный ущерб. Платный проезд для большегрузов не российское изобретение: в интервью РБК глава Росавтодора Роман Старовойт ссылается на опыт Германии, Польши, Словакии, Белоруссии, где такие системы уже действуют. Почему ввод этой системы в России вызвал такие проблемы?

Иностранные «Платоны»

В Германии система сбора Toll Collect была введена в 2005 году. Сначала платить за пройденные километры обязали грузовики массой более 12 т, сейчас платить необходимо за автомобили массой более 7,5 т. На сайте Toll Collect можно ознакомиться с картой дорог, проезд по которым подлежит оплате. Контроль над грузовиками осуществляется с помощью специальных приборов OBU.

В Австрии собирать деньги с грузовиков начали в 2004 году. В 2011 году системы сбора средств в Австрии и Германии объединили в транснациональную систему TOLL2GO.

В 2010 году сбор с грузовиков массой более 3,5 т был введен в Словакии. Их передвижения также контролируются бортовым прибором OBU. Система, получившая название Sky Toll, действует только на некоторых участках дорог. Впоследствии оператор Sky Toll начал работу также на дорогах Венгрии. По данным газеты «Коммерсантъ», гендиректор оператора российской системы «Платон» «РТ-Инвест Транспортные Системы» Александр Советников в прошлом возглавлял компанию «Оптима Плюс», связанную со словацким оператором Sky Toll. «Оптима Плюс» участвовала в конкурсе на создание «Платона», который в 2014 году был отменен правительством.

Вводится плата за проезд грузовиков и в постсоветских странах. В Белоруссии система оплаты проезда BelToll заработала в 2013 году. За проезд по некоторым дорогам обязаны платить водители грузовиков массой более 3,5 т, а также водители всех машин, зарегистрированных за пределами Таможенного союза. За передвижением автомобилей следят с помощью бортовых устройств.

Плохой и серый рынок

В транспортных компаниях считают, что основная проблема «Платона» в том, что ввод системы в строй пришелся на плохое для автоперевозок время. Рынок и так находится на дне, жалуются его участники. По словам директора по закупкам транспортных услуг логистической компании FM Logistic (входит в десятку крупнейших автоперевозчиков) Андрея Попова, последние два года тарифы на автоперевозки постоянно снижались.

«Сокращается промышленное производство, а следом и объем перевозимой продукции, — объясняет топ-менеджер. — Соответственно, среди перевозчиков растет конкуренция, снижается стоимость их услуг». Алексей Ульянов, дальнобойщик из Волгограда, владеющий одной фурой, говорит, что рейс 20-тонника из Волгограда в Москву уже несколько лет стоит 20–25 тыс. руб. и цена не растет. «Честно говоря, я не помню, когда в последний раз повышался этот тариф», — признается он. «В 2015 году объемы перевозок упали катастрофически, от 15 до 40% в зависимости от региона, — добавляет гендиректор логистической компании «РИ Лог» из Владивостока Виктор Ерукаев. — Впервые за новейшую историю предложение на рынке намного превысило спрос».

Особенность автоперевозок — это стихийный, почти не консолидированный крупными компаниями рынок, со множеством мелких игроков. По оценке гендиректора исследовательского агентства «ИнфраНьюс» Алексея Безбородова, до 70% перевозок совершается индивидуальными предпринимателями (зачастую у них в собственности лишь одна фура). А по словам гендиректора группы компаний «Совтрансавто» (крупный автоперевозчик, владеет примерно 500 большегрузами) Владимира Тяна, на ИП приходится 60–80% рынка. «Индивидуальные предприниматели не платят НДС, грузоотправителям приходится выстраивать различные схемы, связанные с этим налогом. В целом значительная часть автоперевозок находится в серой зоне», — подтверждает Тян.

Именно «серость» сыграла с рынком злую шутку, полагает генеральный директор агентства «INFOLine-Аналитика» Михаил Бурмистров. «Часть мелких игроков не платит налоги и постоянно демпингует, из-за чего тарифы уже несколько лет держатся на низком уровне, — объясняет эксперт. — Автоперевозки должны стоить дороже, но до последнего времени «белые» компании сокращали маржу, но не повышали стоимость услуг».

Одновременно в последние годы государство увеличивало акцизы. Это вело к росту стоимости топлива. По данным агентства Reuters, с начала 2011 по ноябрь 2015 года литр дизельного топлива (солярки, которой заправляют фуры) подорожал с 25,2 до 35,2 руб. Вроде не так много за пять лет, однако на фоне неизменных тарифов сработал эффект ножниц. Сначала перевозчикам пришлось сокращать маржу, а в последний год ситуацию усугубил резкий рост стоимости запчастей: из-за скачка курса доллара они подорожали в среднем на 50%, говорит Андрей Попов.

«По самым грубым прикидкам, за последние два года операционная рентабельность бизнеса крупных автоперевозчиков снизилась с 15 до 10%, — резюмирует Владимир Тян из «Совтрансавто». — У мелких игроков дела, вероятно, еще хуже». «Уже сейчас большинство мелких и средних перевозчиков работает с минимальной прибылью либо в ноль, — продолжает Виктор Ерукаев из Владивостока. — Рост себестоимости даже на несчастные 10% из-за «Платона» однозначно ведет к банкротству. Они не дебилы и не агенты влияния — им просто нечего терять».

Из-за «Платона» вырастут тарифы на перевозки, уверены участники рынка. Дальше это перекинется на разные отрасли — от ретейла до строительства. Подмосковные застройщики уже предупредили о грядущем росте себестоимости строительства на 7–9%. Переложить все затраты на конечного потребителя получится не сразу, поэтому изменится сам рынок автоперевозок. Если крупных игроков ждет сокращение маржи, то мелким грозит разорение. «Сдадим «КамАЗы» на металлолом», — шутят дагестанцы. «Будет передел рынка, таких, как я, начнут выжимать крупные компании, у которых значительно больше запас прочности», — говорит Алексей Шибаршин, дальнобойщик из Нижнего Новгорода.

Все идет по плану

В компании «РТ-Инвест Транспортные Системы», несмотря на недовольство дальнобойщиков, в целом считают запуск «Платона» успешным. Ее представители рассказали РБК, что в системе уже зарегистрировалось 60% автомобилей. По данным ГИБДД, в России 1,8 млн большегрузных машин. Примерно 500–600 тыс. — спецтехника (транспорт МВД, МЧС, Вооруженных сил), еще 200–300 тыс. — карьерные самосвалы и другие автомобили, не пользующиеся федеральными трассами, а также старые грузовики, уже не существующие в реальности, объясняют в РТИТС. Под действие «Платона» фактически подпадает 1 млн транспортных средств.

В бюджет 2016 года заложен доход от дальнобойщиков в размере 40 млрд руб. За две недели работы система принесла 800 млн. Если представить, что такой результат сохранится весь год (52 недели), выйдет около 20 млрд руб. при тарифе 1,53 руб. Но с 1 марта будущего года он вырастет вдвое, прогноз в 40 млрд руб. за год выполним, тем более что в системе пока зарегистрировано только 60% грузовиков. В Росавтодоре (Минтранс переадресовал туда все вопросы РБК, связанные с «Платоном») подчеркнули, что рассчитывают «на выполнение показателей бюджета в части доходов» (40 млрд руб. — РБК). Там уточнили, что прогнозные поступления не учитывают штрафы. Их взиманием будет заниматься ГИБДД.

Крупные перевозчики (парк свыше 50 автомобилей) уже на 90% зарегистрировались в новой системе. «Весь собственный парк продуктовых ретейлеров и их партнеров обеспечен бортовыми устройствами в том количестве, в котором они запрашивали», — сообщил представитель РТИТС. Частники пользуются маршрутной картой, отметил он.

Республика за рулем

Наглядная иллюстрация того, к каким проблемам властям надо было подготовиться перед введением новой системы, — ситуация в Дагестане, ставшем эпицентром протеста дальнобойщиков. Как местные дальнобойщики, так и руководитель центра обслуживания системы «Платон» в Махачкале Рамзан Ярахмедов поясняют, что в республике с одним из самых высоких в России уровней безработицы автоперевозки едва ли не единственный способ заработка для мужчин, особенно в сельской местности. По данным оператора «Платона» компании «РТ-Инвест Транспортные Системы», в Дагестане зарегистрировано около 39 тыс. грузовиков свыше 12 т. «Это десятое место по России», — уточняет Рамзан Ярахмедов. Владельцы 80% парка — физические лица, на компании приходится только 20%.​​

У республики выгодное географическое положение, через нее идут поставки овощей и фруктов из Азербайджана и Ирана. Именно в Дагестане происходит таможенное оформление грузов. Так, по данным ФТС, за первое полугодие текущего года Россия импортировала из Азербайджана 52 тыс. т томатов. Из них 42 тыс. (80%) поступило в адрес дагестанских компаний. Аналогично с яблоками: на местные компании пришлось 85% азербайджанского импорта. Все эти овощи и фрукты на фурах развозят по России, в основном в Москву и Санкт-Петербург. «Дагестанские дальнобойщики играют существенную роль в снабжении Москвы фруктами и овощами», — говорит РБК руководитель департамента торговли и услуг столичного правительства Алексей Немерюк.

Цена входа в перевозочный бизнес относительно невысока. Многие ездят на «КамАЗах», оставшихся с советских времен. «Моя машина 1984 года выпуска, старше меня, — улыбается 22-летний дальнобойщик Абакар. — Из родного там только рама, остальное пересобрано. За границу ездить нельзя, а по России нормально». Приобрести импортную фуру в республике можно за 1 млн руб. «Много «конструкторов» (автомобиль растаможен как запчасть и собран на базе другого зарегистрированного в ГАИ автомобиля. — РБК)», — признается водитель Мурад.

Значительная часть «физиков» в Дагестане даже не регистрируются как индивидуальные предприниматели. «У меня свой «КамАЗ», официально я никак не оформлен, — рассказывает один из водителей, который попросил не раскрывать его имени. — У меня друг работает на вокзале в Дербенте, когда приходит товар, он звонит. Я гружусь, отвожу товар в Москву, обычно в Домодедово (как уточняют другие водители, речь идет о Домодедовском рынке. — РБК) или «ФудСити» (крупнейший оптово-розничный продовольственный центр России, созданный бизнесменами Годом Нисановым и Зарахом Илиевым. — РБК), мне дают какие-то бумаги, я в это не вникаю».

Огромное число мелких перевозчиков в Дагестане бьет по тарифам, здесь они одни из самых низких в России. Например, рейс Махачкала — Москва длиной почти в 2 тыс. км стоит максимум 65 тыс. руб., приводят расчет дальнобойщики. Для сравнения: перевозка из Москвы до Тольятти, вдвое короче, обойдется в 50–55 тыс. руб., говорит местный предприниматель, владелец компании «Автостандарт» Михаил Тихоненко.

«Перевозка фруктов и овощей из Дагестана — это гигантское количество частников (владельцев одной фуры), готовых работать за мизер, — говорит гендиректор транспортной компании M-Transline (крупный в масштабах республики перевозчик) Магомедхан Бахмудов. — Раньше мы были на этом рынке, но с ними невозможно конкурировать, мы переключились на сборные грузы (одна машина везет товар нескольких заказчиков. — РБК)».

Дагестанские дальнобойщики говорят, что система «Платон» отобрала у них и без того небольшую прибыль. Выручка с рейса Махачкала — Москва — Махачкала составляет чуть больше 100 тыс. руб. (обратная загрузка стоит дешевле). Половину этой суммы съедает топливо: на 4 тыс. км уходит 1,8 т солярки. 15 тыс. руб. — расходы водителя, еда и стоянки, еще 5 тыс. руб. — замена запчастей после каждой поездки. Если рейс прошел без серьезных поломок (обычное дело для старых машин), чистая прибыль — 25–30 тыс. руб. Из-за большой конкуренции заказов немного, в среднем дагестанский дальнобойщик совершает три рейса за два месяца, поэтому домой он обычно приносит 30–40 тыс. в месяц. На эти деньги нужно содержать семью, где редко бывает меньше трех-четырех детей.

С появлением «Платона» себестоимость поездки Махачкала — Москва — Махачкала вырастает на 11,5 тыс. руб. (при тарифе 3,06 руб. за 1 км), то есть заработок водителя сокращается на треть. Это и вызывает протесты дагестанцев.

Корреспондент РБК заглянула в центр обслуживания «Платона» в Махачкале и за час пребывания не встретила ни одного посетителя. Рамзан Ярахмедов наотрез отказывается говорить, сколько из 39 тыс. грузовиков уже зарегистрировано в системе, все опрошенные РБК дагестанские дальнобойщики признаются, что новый сбор не платят. «Наши грузовики временно прекратили поездки в Москву, отправляем машины только в Волгоград и Ростов-на-Дону, хотя раньше из Москвы выезжало по пять фур в день», — признается Магомедхан Бахмудов (по неофициальным данным, штрафы за отсутствие «Платона» пока взимаются только в Московской области).

Гендиректор ООО «Юг России 3» (входит в транспортный холдинг «Юг России») Магомедхабиб Амиров говорит, что фуры его компании, оказавшись в Подмосковье, уходят с федеральных трасс и едут «окольными путями». С 15 ноября на стоянках вокруг столицы простаивает около сотни дагестанских большегрузов — не выезжают, опасаясь штрафов. Так, с водителем Абакаром корреспондент РБК беседовала на одной из стоянок на Каширском шоссе.

Грузоперевозки в цифрах

На 9% сократились в годовом исчислении автоперевозки в январе–сентябре. В 2014 год их объем снизился относительно 2013 года на 4%

5,4 млрд т грузов было перевезено автотранспортом в 2014 году — в четыре раза больше, чем железнодорожным, и в 45 раз больше, чем внутренним водным

570 млрд руб. составит, по прогнозам, объем рынка автоперевозок в 2015 году

58,5% грузовых автомобилей в России старше десяти лет

1 млн грузовиков, по данным РТИТС, должны платить новый сбор. Сейчас в системе «Платон» зарегистрировано 600 тыс. автомобилей

550 млн руб. принесла система «Платон» по состоянию на 27 ноября, то есть за первые 12 дней работы. Все средства напрямую перечисляются в Дорожный фонд. Ожидаемый доход за 2016 год — 40 млрд руб.

20 рамок стационарного контроля сейчас установлено на федеральных трассах: 18 — в Московской области и две — в Калужской. Они автоматически проверяют у проезжающих грузовиков регистрацию в системе «Платон». Кроме того, по трассам ездят 100 машин мобильного контроля

10,6 млрд руб. без НДС составит базовое вознаграждение компании «РТ-Инвест Транспортные Системы» в 2016 году. Деньги перечисляются траншами по итогам каждого полугодия. 46% вознаграждения будет проиндексировано на величину инфляции

52 тыс. т помидоров импортировала Россия из Азербайджана в первом полугодии 2015 года. В 80% случаев импортером выступали компании, зарегистрированные в Дагестане

10,3% составил официальный уровень безработицы в Дагестане в третьем квартале 2015 года

Источники: Росстат, Росавтодор, РТИТС, Simple Analytics, Федеральная таможенная служба, правительство России

Чем закончится протест

Пока мелкие перевозчики протестуют и готовятся штурмовать Москву, средние и крупные, похоже, уже смирились с новым сбором. Гендиректор «Совтрансавто» Владимир Тян говорит, что система «Платон» в любом случае будет введена, ведь Дорожный фонд нуждается в средствах.

«Сейчас непростая международная обстановка, Америка давит на европейские страны, России тяжело, в это время мы должны поддерживать нашего президента, хотя «Платон», конечно, вызывает вопросы», — добавляет Амиров. Впрочем, грузовики «Юга России», как уже было сказано, в системе пока не зарегистрировались.

С неорганизованными дагестанскими дальнобойщиками у чиновников тоже есть способы справиться. На 11-й день бессрочной забастовки, 25 ноября, председатель правительства Дагестана Абдусамад Гамидов встретился с дальнобойщиками-активистами и представителями нескольких местных транспортных компаний. В тот же вечер от 80 до 300 фур, по разным оценкам, прекратили акцию и отправились в рейсы. Дело в том, что для того, чтобы пересекать границу и забирать товар в Азербайджане и Иране, водителям все же необходима официальная регистрация как ИП или ООО. Также перевозчику желательно состоять в Ассоциации международных автомобильных перевозчиков (АСМАП, ее возглавляет председатель комитета Госдумы по транспорту Евгений Москвичев). «Членство в АСМАП необязательно, но значительно упрощает жизни», — говорит Магомедхабиб Амиров.

В Дагестане около трех десятков компаний состоит в АСМАП. Дальнобойщики-единоличники формально передают свои автомобили этим логистическим фирмам и устраиваются туда на работу, взамен получая необходимые для пересечения границы бумаги. В итоге парк некоторых компаний превышает 100 фур, хотя фактически эти машины принадлежат не фирмам, а самим водителям. «Транспортный холдинг «Юг России» считается одним из крупнейших в республике, у нас на балансе примерно 170 грузовиков, но на самом деле мы владеем единицами», — признается Магомедхабиб Амиров.

Именно с владельцами таких фирм и встречался глава правительства Дагестана. «Простых частников тоже позвали, но слова не дали, — жалуется Саид, один из лидеров протеста под Манасом. — За всех сказал хозяин «Юг Транса» (владелец ООО «Юг Транс 1» Магомедзакир Гаджиев. — РБК), мол, все хорошо, будем работать. В тот же день фирмачи потребовали от своих водителей ехать грузиться».

Гаджиев отказался отвечать на вопросы корреспондента РБК по телефону. Зато согласился поговорить владелец ООО «Юг Транс» (в Дагестане несколько фирм с таким названием) Башир Джанхуватов. «Я поддерживаю протест дальнобойщиков, даже помогал тем, кого задержала полиция, но у меня срываются крупные международные контракты, в какой-то момент я сказал водителям прекращать забастовку и ехать. Так же поступили другие», — рассказал он.

Как подготовиться к коллапсу

Создатели «Платона», операторы и автоперевозчики в один голос говорят, что главная проблема с внедрением системы неподготовленность участников процесса к ее введению. При этом каждая сторона обвиняет другую. «По нашей славянской традиции, все откладывали до последнего и не приходили регистрироваться, хотя такая возможность была заранее», — жаловался на дальнобойщиков в интервью РБК Роман Старовойт. По его словам, Минтранс и Росавтодор целый год проводили встречи с крупными и мелкими перевозчиками и ретейлерами. «Можно сказать, мы проводили целый гастрольный тур в течение года», — говорит чиновник. На встречах обсуждались проблемы системы, звучали предложения по ее улучшению.

Один из участников этих встреч, гендиректор «Совтрансавто» Владимир Тян, говорит: еще до запуска была понятно, что «Платон» не всегда корректно работает. «Мы призывали установить тестовый период, призывали не вводить драконовские штрафы, — вспоминает он. — А в ответ слышали: не волнуйтесь, к 15 ноября все будет». В итоге от драконовских штрафов отказались, но только после протестов дальнобойщиков.

Андрей Попов из FM Logistic (входит в десятку крупнейших перевозчиков) говорит, что его компанию на встречу вообще не звали. «Ни одного запроса от Росавтодора не приходило, мы подключились к процессу только сейчас, вошли в рабочую группу (по мониторингу работы «Платона» при Минтрансе. — РБК)», — уверяет Попов. А до мелких игроков информация об инициативе государства не дошла вообще. «Я впервые услышал о том, что будет какой-то новый сбор, только в сентябре текущего года. Никаких встреч представителей Минтранса, Росавтодора или РТИТС с перевозчиками в Тольятти не было», — говорит предприниматель Михаил Тихоненко.

«Мы начали вносить свои предложения по работе системы взимания платы еще в 2013 году, как только появился соответствующий закон, — вспоминает председатель комитета госполитики в сфере большегрузного транспорта Санкт-Петербургского регионального отделения «Деловой России» Владимир Матягин. — Нас не услышали. Одна из проблем рынка автоперевозок — огромное количество небольших игроков, их разобщенность. Здесь нет, как в других отраслях, сильных лоббистских структур — ассоциаций, объединений. Говорить от лица перевозчиков с Минтрансом или Росавтодором просто некому.

По словам Матягина, работу «Платона» нужно было начинать, установив на один-два года тестовый режим. На грузовики ставили бы бортовые устройства, но не взимали плату. Это позволило бы чиновникам собрать объективную информацию, сколько фур ездит по федеральным трассам, какой у них средний километраж, и только потом устанавливать тарифы.

У государства бывает и более удачный опыт внедрения технически сложных решений в среде малого бизнеса. Основатель онлайн-сервиса «МойСклад» Аскар Рахимбердиев приводит в пример эксперимент ФНС по внедрению онлайн-касс. «Добровольное участие, всего четыре тестовых региона и срок эксперимента год позволили спокойно изучить работу системы, увидеть риски, узкие места, — рассказывает он РБК. — Для предпринимателей, которые в нем участвовали, не было никаких дополнительных обременений и расходов. Напротив, участие в эксперименте позволяло им сэкономить на покупке и регистрации традиционного кассового аппарата минимум 18 тыс. руб.». В рамках эксперимента предприниматели могли в качестве кассового аппарата использовать планшеты (их бесплатно выдавал Сбербанк) или интернет-сервисы с функцией онлайн-кассы. Эксперимент проходил с 1 февраля 2014 года по 1 февраля 2015 года в Москве, Татарстане, Московской и Калужской областях. Обязательными онлайн-кассы станут только с 1 июля 2017 года.

При участии Владислава Серегина