Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Сестра Бритни Спирс заявила о гибели своих кошек из-за Tesla Общество, 06:57 В Серпухове эвакуировали отделение больницы из-за задымления Общество, 06:23 Количество погибших при землетрясении в Индонезии выросло до 56 человек Общество, 06:12 ФБР проверит финансирование участников атаки на Капитолий из-за границы Политика, 05:48 Доллар по 28: история российского фондового рынка РБК и Открытие Инвестиции, 05:27 В Гидрометцентре заявили об аномальных холодах по всей России Общество, 05:17 Джонсон заявил о проведении саммита G7 в очном формате Политика, 04:51 Бразилия не разрешила использовать «Спутник V» в экстренных случаях Общество, 04:09 Шредер объяснил присоединение Крыма расширением НАТО Политика, 03:53 ТВ Израиля сообщило о переговорах Байдена и Ирана о ядерной сделке Политика, 03:23 Исторический экскурс в мир бытовых катастроф ХХ века РБК Стиль и LG ThinQ, 03:13 Вирусологи оценили риск заражения COVID-19 во время крещенских купаний Общество, 03:00 Энергетики восстановили подачу электричества 32 тыс. жителей Дагестана Общество, 02:40 Холлоуэй победил Каттара в главном бою турнира UFC в Абу-Даби Спорт, 02:26
С.-Петербург ,  
0 

Ловушки госконтракта: как один заказ погубил петербургского подрядчика

Место строительства КОС «Южные» в Севастополе
Место строительства КОС «Южные» в Севастополе (Фото: sev.gov.ru)

Началось судебное следствие по громкому делу петербургской компании АО НПП «Биотехпрогресс», решившей принять участие в инфраструктурном развитии Крыма. РБК Петербург получил возможность ознакомиться с частью материалов дела и разобраться, в чем обвиняется генеральный директор Денис Петров и как компания-один из лидеров высокотехнологичного рынка (разработки и строительства очистных сооружений) оказалась «под статьей».

Этот сюжет иллюстрирует многочисленные ловушки работы с госзаказом, в которые рискует попасть частная компания. «Коронакризис» ничуть не снижает остроту проблемы — наоборот, чем выше доля государственных денег в экономике, тем она актуальнее. «В последние годы, и нынешний коронавирусный год не стал исключением, практически в каждом крупном инфраструктурном инвестпроекте с государственным финансированием или с финансированием госкорпораций правоохранительные органы находят достаточные основания для возбуждения уголовного дела по факту хищения средств», — констатирует управляющий партнер юридической фирмы «Дювернуа Лигал» Егор Носков.

В чем виноват топ-менеджер

Как следует из обвинительного заключения* (здесь и далее соответствующие документы имеются в распоряжении редакции), генерального директора компании «Биотехпрогресс», номинированной несколько лет назад на премию РБК Петербург за внедрение инноваций, обвиняют в хищении более 2 млрд руб., выделенных федеральным бюджетом в качестве аванса на реализацию крупнейшего проекта по очистке сточных вод в Севастополе.

Государственный контракт, за который взялся «Биотехпрогресс», привел компанию, много лет успешно выполнявшую технологически сложные (всего около 400) крупные заказы для «Роснефти», «Газпромнефти», «Сибура», «Газпрома», «Росэнергоатома» и других, к банкротству и ликвидации. По мнению Дениса Петрова, он виноват в том, что согласился играть по предложенным окружавшими его представителями госструктур правилам исполнения заказа. Территория расположения проекта большой роли не сыграла — аналогичные сюжеты разворачивались практически в любом регионе РФ. «Возбуждением уголовного дела заканчивалось и строительство ЗСД, и стадиона «Газпром Арена», и нового комплекса «Крестов» в Петербурге, а также — строительство космодрома «Восточный»; строительство объектов для проведения саммита АТЭС в 2012 году; строительство объектов в Сочи для Олимпиады 2014 года и так далее», — напоминает Егор Носков.

Долгий несчастливый проект

Стартовавший в 2015 году проект строительства КОС «Южные» по очистке сточных вод в Севастополе не получилось реализовать до сих пор. В его срыве в 2018 году Следственный комитет, как следует из имеющихся у редакции материалов дела, обвинил группу чиновников и Дениса Петрова. При этом чиновников обвиняют в создании условий для хищения аванса, а Петрова — в непосредственном хищении этих 2 млрд руб. Один из чиновников уже осужден на 7 лет колонии. В отношении гендиректора «Биотехпрогресса» ни следствием, ни потерпевшей стороной пока не представлены документальные подтверждения вины.

В 2015 — 2017 годах власти Севастополя провели подготовку проекта новых канализационных очистных сооружений КОС «Южные» — крупнейшего, на тот момент, проекта в России по очистке сточных вод, предусмотренного Федеральной целевой программой «Социально-экономическое развитие Республики Крым и города Севастополя до 2020 года». В декабре 2017 года состоялся конкурс на строительство — его выиграл «Биотехпрогресс».

Без казначейства

В процессе заключения контракта, стоимостью 6 852 880 тыс. руб., крупные банки отказались предоставлять гарантию на контракт, заявив, что риски слишком высоки. Услуги банка-гаранта «Биотехпрогрессу» предложил ПАО «ОФК БАНК», который согласился выдать гарантию с условием*, что исполнитель откроет в нем счет, на который зачислит средства контракта. Помимо этого, компания должна была открыть в этом банке депозиты на сумму 400 млн руб. из собственных средств.

Вообще говоря, обслуживание такого крупного госконтракта со счетов в частном банке противоречит обычному порядку. Процедура предусматривает размещение федеральных средств госконтракта на специальном счете исполнителя в местном подразделении Федерального казначейства (строительство КОС «Южные» на 95% финансировалось средствами федеральной субсидии), которое осуществляет и казначейское сопровождение проекта (контролирует расходование средств). Инициатором привлечения Казначейства к исполнению госконтракта должен, по закону, выступать субъект РФ. Однако севастопольские чиновники, вероятно, не желая срыва проекта (за неосвоение средств госконтракта в 2017 году, как заявляли впоследствии свидетели на суде, следовало однозначное увольнение руководителей ГКУ Севастополя «Управление по эксплуатации объектов городского хозяйства» (ГКУ) и Департамента городского хозяйства Севастополя), предпочли Казначейство не привлекать, что, впрочем, разрешено законом.

Как впоследствии установил суд, Александр Антюфеев, руководивший тогда ГКУ, заключил с «Биотехпрогрессом» дополнительное соглашение* к контракту, в котором предусматривалось исключение казначейского сопровождения проекта и размещение федеральных средств на счетах «Биотехпрогресс» в «ОФК БАНК». При этом, как указано в приговоре* суда, Антюфеев не счел нужным исполнять предписание ФАС России о необходимости отражения казначейского сопровождения в данном государственном контракте.

Загнанные в угол

Такой вариант существенно увеличивал риски для «Биотехпрогресса», как, впрочем, и для заказчика. Но альтернативой был лишь отказ от проекта, причем, по инициативе «Биотехпрогресса». Отказ исполнителя от уже подписанного госконтракта неминуемо приводил к потере компанией более 500 млн собственных средств — 300 млн руб., внесенных в обеспечение участия в конкурсе (таковы правила ФЗ-44), плюс неустойки.

Денис Петров выбрал вариант, предложенный заказчиком. К тому же, инициатором открытия лицевого счета для подрядчика должен быть заказчик. На тот момент «ОФК БАНК» выглядел вполне благонадежным, претензий со стороны ЦБ РФ к нему не было.

Банк выдал гарантию, стороны подписали контракт с дополнительным соглашением. По распоряжению Александра Антюфеева в декабре 2017 года на расчетный счет «Биотехпрогресса» в «ОФК БАНК» был перечислен авансовый платеж по госконтракту в размере 2 055 864 тыс. руб., ранее переданных ГКУ из федерального бюджета.

«На мой взгляд, отсутствие контроля казначейства — основная проблема в этом деле, — считает управляющий партнер юридической фирмы Borenius Андрей Гусев. — Получается, обе стороны знали, что заключали госконтракт с существенным нарушением. Также проблемно, что для сделки использовали негосударственный банк».

«Обычно они справляются»

Когда победитель получил доступ к полному пакету документов строительства (участникам конкурса показывают не все документы, подготовленные заказчиком), выяснилось, что проект КОС «Южные», подготовленный по заказу ГКУ компанией «РТ-Экос», некондиционен.

Некондиционность проекта «РТ-Экос» подтвердил, в частности, петербургский «Межрегиональный центр судебной строительно-технической экспертизы, экспертизы проектной документации и строительного контроля» (МЦСЭ). Его специалисты выявили недостоверность изысканий, ошибки в определении геологического строения площадки строительства, отсутствие в проекте существующих инженерных сетей и даже целых сооружений, неполный состав землеустроительных и правоустанавливающих документов. Экспертиза* МЦСЭ констатировала: «Представленная документация не может быть использована для целей строительства без существенной доработки». Гарантию качества проекта по идее должно было обеспечить заключение Главгосэкспертизы, но не обеспечило.

Дефекты проектной стадии увеличивали стоимость контракта почти до 9 млрд руб., по расчетам специалистов «Биотехпрогресса». Впоследствии расчеты специалистов правительства Севастополя дали примерно такую же цифру — в 2020 году был заключен новый контракт на строительство КОС «Южные» за 8,5 млрд руб.

В 2018 году «Биотехпрогресс» начал исполнять контракт, рассчитывая в рабочем порядке и за свой счет скорректировать проект. Такая корректировка тормозила выполнение основных работ, и в результате компания стала отставать от графика, впрочем, надеясь по итогам года войти в запланированный режим.

Как говорит один из участников рынка на условиях анонимности, подобная ситуация — не редкость в бизнесе инфраструктурных госпроектов: «Из-за недоработок госзаказчиков зачастую приходится тратить время и собственные средства на устранение дефектов. Обычно компании справляются. Ситуация с КОС «Южные» в этом смысле является стандартной».

Провал проекта

Тем временем в «ОФК БАНКе» начались задержки операций по счетам, в марте 2018 года ЦБ РФ вводит внешнее управление — банк перешел под управление АСВ. В апреле ЦБ РФ отозвал у банка лицензию. «ОФК БАНК» обанкротился, и большая часть аванса по госконтракту из него исчезла (почти 1,31 млрд руб., как указано в приговоре суда по делу Александра Антюфеева) и правоохранительные органы не могут найти эти деньги до сих пор. По данным*, представленным «Биотехпрогрессом», в банке пропали также 406 млн руб. собственных средств компании.

В апреле компания перешла к этапу широкомасштабных строительных работ, которые требовали уже серьезного финансирования. Средств компании в других банках оказалось недостаточно для продолжения работ (к тому же компания одновременно реализовывала другие контракты), и «Биотехпрогресс» вступил в переговоры с заказчиком, предложив* ему несколько вариантов. Самый разумный из них, по мнению руководства компании, — прием заказчиком выполняемых работ с оплатой их за вычетом ранее выданного аванса (30% от всей суммы контракта). Такая схема финансирования, позволяющая возобновить работы в полном объеме, достаточно распространена, как утверждают участники рынка, при проведении строительно-монтажных работ на территории РФ. Условиям контракта по строительству КОС «Южные» она не противоречила.

ГКУ не согласилось ни на этот вариант, ни на другие, а 23 июля 2018 года расторгло контракт, обосновав это срывом сроков исполнения первых этапов строительства — демонтажных работ. Стройка прекратилась, а «Биотехпрогресс» подал судебный иск* к ГКУ о признании недействительным его решения на том основании, что выполнение демонтажных работ по выданной заказчиком проектной и рабочей документации невозможно. В обоснование иска компания представила экспертизу петербургского ЦСЭ. Однако суд оставил в силе решение ГКУ о расторжении контракта.

Финансовое положение самого «Биотехпрогресса» начало ухудшаться — главным образом, из-за стремления компании летом 2018 года продолжать выполнение контракта. Чтобы оплатить поставки для КОС «Южные», «Биотехпрогресс» был вынужден снимать средства с других своих проектов, но банки, кредитовавшие компанию по другим проектам (например, КОС Саки, белорусская АЭС, КОС Петрозаводск, ОМСКИЙ НПЗ), узнав о ситуации с «Южными», начали хеджировать риски — перестали рефинансировать кредиты и т.п. Это привело к просрочкам «Биотехпрогрессом» платежей по кредитам, соответствующим штрафам, задержкам работ по другим контрактам и в результате — к банкротству компании. Процедура была запущена «Сбербанком» в июле 2019 года, сейчас она завершается и «Биотехпрогресс» находится в стадии ликвидации.

Арест участников

Начался поиск виновных в срыве контракта в 2018 году и пропаже федерального аванса. В рамках расследования СК РФ в 2018 и 2019 годах, как сообщала «Российская газета», были взяты под стражу три участника этой истории: бывший директор Департамента городского хозяйства Севастополя Михаил Тарасов, бывший и.о. руководителя ГКУ Александр Антюфеев и гендиректор «Биотехпрогресса» Денис Петров. Их обвинили в нарушениях, которые привели к хищению всего аванса — 2,056 млрд руб. О привлечении к делу менеджеров и владельцев ПАО «ОФК БАНК», в котором пропали деньги, на данный момент не известно. Известно только, по информации РБК, что летом 2018 года президент и совладелец «ОФК БАНКа» Николай Гордеев был задержан по обвинениям в злоупотреблении полномочиями и растрате (ст. 201 и ст.160 УК, до десяти лет лишения свободы) совсем по другим делам (всего их пока три) — за выдачу необеспеченных и заведомо невозвратных кредитов на общую сумму ущерба порядка 30 млрд руб.

8 октября 2020 года Ленинский районный суд Севастополя назначил Александру Антюфееву срок в 7 лет лишения свободы в колонии общего режима и запрет занимать должности в государственных органах сроком два года. Суд, как указано в приговоре*, вменил ему многочисленные нарушения, в числе которых исключение казначейского сопровождения из контракта с АО НПП «Биотехпрогресс», в результате чего «возникли условия, при которых АО НПП «Биотехпрогрессом» … средства в сумме 747 028 408, 24 руб. израсходованы на цели, не связанные с выполнением работ, … а сумма денежных средств в размере 1 308 835 591, 76 руб. заблокирована на счете организации в связи с отзывом 16.04.2018 у ПАО «ОФК Банк» лицензии …».

В конце июля 2020 года, как сообщило издание «Крым 24» со ссылкой на СК РФ, было направлено в суд для рассмотрения по существу дело Михаила Тарасова. В конце октября в суде началось рассмотрение по существу дела Дениса Петрова.

«Преступный замысел, направленный на хищение»

Уголовное дело против Дениса Петрова возбуждено по ч. 4 ст. 159 УК РФ (хищение чужого имущества путем злоупотребления доверием, совершенное в особо крупном размере). Его обвиняют в том, что «действуя умышленно, … похитил бюджетные денежные средства города Федерального значения Севастополь… в сумме 2 055 864 000 рублей, то есть совершил мошенничество».

В обвинительном заключении*, написанном старшим следователем Дроздовым, документальных доказательств хищения не приводится. Там нет ни соответствующих выписок со счета «Биотехпрогресса» в «ОФК Банке», ни документально подтвержденного свидетельства сговора Петрова с руководством банка, из которого можно было бы сделать вывод о другом способе хищения средств. Доказательствами считаются действия Петрова в ходе подготовки к заключению контракта и его исполнения — они квалифицируются как исполнение «преступного замысла, направленного на хищение имущества».

Обвиняя Петрова в хищении всего аванса, 2,056 млрд руб., следствие не учитывает, что заказчик до момента расторжения контракта принял у «Биотехпрогресса» выполненных работ на 122 млн руб., компанией был уплачен 260 млн руб. НДС, 126,8 млн руб. составила плата за банковскую гарантию, 170 млн руб. были выплачены поставщикам строительства. Всего исполнитель госконтракта отчитался документами за 679,5 млн руб. правомерно истраченных средств аванса (следует из имеющихся в распоряжении редакции выписок со счетов «Биотехпрогресса» в «ОФК БАНКе»). К тому же суд по делу бывшего и.о. руководителя ГКУ Александра Антюфеева установил, что только 747 млн руб., выделенных на госконтракт, были израсходованы нецелевым образом.

В обвинительном заключении есть еще целый ряд нестыковок. Например, Петрова обвиняют в том, что он «создал условия для хищения указанного государственного имущества», «организовал изготовление, согласование, а после этого подписание … с ГКУ города Севастополя … дополнительного соглашения от 26.12.2017 № 1 к государственному контракту». Между тем у Петрова просто не было полномочий определять условия госконтракта, в том числе, инициировать дополнительное соглашение — их формировали федеральные органы (Казначейство и Минфин) и заказчик, ГКУ. К тому же, Ленинский районный суд обвинил в этом Александра Антюфеева. Если, по мнению следствия, в том же самом виноват и Петров, то налицо действия в составе организованной группы по предварительному сговору. Таких обвинений ни Петрову, ни Антюфееву не предъявлено. Как не предъявлено и обвинение Петрову в сговоре с руководством «ОФК Банка» с целью хищения госсредств.

То, что часто называют хищением

«На мой взгляд, стороны должны были как минимум проверить финансовое состояние банка или, например, послать запрос в ЦБ, — комментирует ошибки участников сделки Андрей Гусев из Borenius. — Когда пропадают государственные деньги, органы пытаются найти виновных любой ценой и анализируют все возможные варианты. В данном уравнении есть три фигуры: подрядчик, заказчик и банк. Поэтому вполне логично, что следствие стало «работать» с первыми двумя. Непонятно, почему в деле (если я правильно понимаю описание) пока не фигурируют в том или ином процессуальном статусе менеджеры банка». Как он добавляет, «плюсы для компании в том, что работы принимались, что задержка сроков связана с плохими документами, и это доказано — в общем, дело интересное, и работы для адвокатов много, в том числе, и для переквалификации действий обвиняемых».

По мнению же Егора Носкова из «Дювернуа Лигал», использование счетов частного банка, к которому на момент заключения контракта не было претензий у ЦБ, — это обычная практика. «Таких случаев по всей России сотни — когда через некоторое время претензии у регулятора появляются, у банка отзывают лицензию в результате политики ЦБ по ковровому зачищению финансового рынка, и деньги вкладчиков пропадают. При этом юридическим лицам ущерб не возмещается — даже те 1,5 млн рублей, которые возмещаются физлицам, — говорит он. — И если деньги действительно пропали в банке, а вкладчика обвиняют в их хищении, то это, конечно, несправедливо». Он продолжает: «Но в силу существующей в РФ судебной практики, с 99,7% обвинительных приговоров, можно предположить, что суд не примет доводы защиты, потому что обычно он их не принимает».

По словам Носкова, возбуждение уголовного дела по факту хищения средств вообще «типично для нынешних российских реалий». «Между тем в большинстве случаев никакого хищения в бытовом понимании этого слова со стороны компании-генподрядчика не происходит, — говорит эксперт. — Следственные органы объявляют хищением любые выплаты, которые им не нравятся. В данном случае — это пропавшие деньги в банке, в других известных мне случаях — выплаты дивидендов акционерам, заработных плат персоналу компании, оплата работ субподрядчиков и т.д. Между тем, очень часто виновной стороной является государство».

Тезис о «вине государства» юрист поясняет так: «Бизнесмены, имеющие опыт участия в проектах с государственным финансированиием знают, что подписание госконтрактов зачастую происходит в тот момент, когда финансирование уже должно быть осуществлено. Сами проекты зачастую осуществляются не в соответствии с договором, а по иным графикам — основная часть финансирования приходится на конец года, а не в сроки, прописанные в контракте. Отсюда возникают кассовые разрывы, которые предприниматели вынуждены покрывать кредитами, взятыми под высокие проценты. Часто госконтракты не учитывают изменение курса рубля, хотя даже в очень локальных проектах существует зависимость и от инфляции, и от курсов валют, особенно, если используется импортное оборудование или комплектующие. Например, сейчас многие исполнители госконтрактов, заключенных в 2019 году, страдают из-за падения курса рубля — все импортные затраты выросли для них на 25-30%. Нередко сама документация госпроекта страдает многочисленными дефектами, как, видимо, имело место в истории с КОС «Южные».

Резюмируя, Егор Носков предполагает — несоразмерные выгодам правовые риски участия в госконтрактах ведут к тому, «что все больше серьезных профессиональных компаний не хотят и притрагиваться к государственным деньгам».

Справка

В 2018 году ГК «Биотехпрогресс» была номинирована на премию РБК Петербург за инженерные компетенции мирового уровня, подтвержденные крупными международными контрактами. ГК «Биотехпрогресс» разрабатывает и производит оборудование для водоподготовки и очистки сточных вод. Своей ключевой компетенцией она считает инжиниринг, позволяющий эффективно выходить на новые сегменты рынка. У «Биотехпрогресс» — более 30 действующих патентов. В 2017-2018 гг. компания активно заключала новые крупные контракты в разных регионах России и за рубежом, в том числе в Италии, вышла на рынок Китая. Сумма контрактов компании к середине 2018 года достигала 13 млрд руб.

Компанией были реализованы в том числе следующие проекты: проектирование КОС г. Саки (выполнено в полном объеме), строительство КОС 271 г. Саки (исполнено на 80% по причине ареста гендиректора), проектирование ЛОС г. Саки (выполнено на 100%), проведена разработка «ТХ» (Разработка технологической части проекта для Артека на субподряде у СМУ-303, выполнено на 100%), строительство КОС «Красная Поляна», КОС Петрозаводск, Фосагро-Череповец, Казанская ТЭЦ2, Щекино Азот, Туапсинский НПЗ. Всего реализовано более 400 проектов в различных отраслях промышленности (для компаний «Роснефть», «Газпромнефть», «Сибур», «Газпром», «Росэнергоатом» и др.).

*- документ имеется в распоряжении редакции РБК Петербург