Лента новостей
ВЭБ реформирует свою лизинговую компанию под майский указ Финансы, 07:00 Экс-генсек НАТО предрек Минску украинский сценарий «с войной и аннексией» Политика, 06:26 В США актера сериала «Империя» заподозрили в даче ложных показаний Общество, 05:51 Минэкономразвития предложило виртуальную экономическую зону для туризма Экономика, 05:33 Климкин рассказал об «украинизации» Крыма в составе России Политика, 05:09 Болтон сообщил о поддержке Гуаидо со стороны атташе Венесуэлы при ООН Политика, 04:52 При пожаре в одном из зданий в Бангладеш погибло 56 человек Спецпроект, 04:31 В Уфе умерла народная артистка СССР Гюлли Мубарякова Общество, 04:11 Захарова посоветовала НАТО не нервничать из-за послания Путина Политика, 03:56 Зимбабве решило отвязаться от доллара и ввести новую валюту Финансы, 03:38 В США задержали подозреваемого в отмывании $8 млн и выводе их в Россию Общество, 03:27 Население Украины за год сократилось на 233 тыс. человек Общество, 02:41 В США арестовали лейтенанта по подозрению в подготовке теракта Общество, 02:39 Курц после разговоров с Трампом обещал поддержку «Северному потоку – 2» Спецпроект, 02:13
С.-Петербург ,  
0 
Российские миллионеры тревожатся за судьбу своих компаний
Фото: pixabay.com

Лишь 6% российских долларовых миллионеров (всего их около 150 тыс. человек) готовы передать свой бизнес детям. Большинство же склоняется к продаже компании внешнему инвестору или к IPO, говорится в исследовании Wealth Report: Russia, подготовленного швейцарской банковской группой Julius Baer Group. Сама по себе проблема наследования тревожит бизнес-сообщество — в России это первое поколение предпринимателей, которые столкнутся в передачей бизнеса. В разговоре с РБК Петербург предприниматели Северной столицы рассказали о стратегиях и рисках, связанных с поиском наследников.

Передать или продать?

В Петербурге часть собственников бизнеса уверены в передаче своего дела по наследству. «Члены нашей семьи — строители уже на генетическом уровне. У меня совсем маленький внук, ложась спать, берет с собой бетономешалку. Я ему говорю: возьми ты «феррари»! Но внуку строительная техника нравится больше. Так что я уже вижу, кому бы я со временем передал бизнес», — рассказал РБК Петербург президент ГК «Еврострой» Валерий Кравцов. Аналогичной стратегии придерживается и гендиректор ГК «Геоизол» Елена Лашкова: «Моя младшая дочь давно знает, что должна будет поддержать наше дело».

Однако большинство бизнесменов сталкиваются с дилеммой «передать или продать». «Что лучше передать ребенку — деньги или бизнес? — задался вопросом основатель ГК «Бестъ» Андрей Лушников. — Институт сохранения денег в России очень молод, на него сложно положиться. А бизнес, если он крупный, имеет тенденцию испаряться».

Жесткая подготовка

Заранее готовя почву для передачи наследства, петербургские предприниматели вовлекают родственников в семейный бизнес. Собеседники РБК Петербург выделяют два возможных сценария: либо члены семьи проходят все ступени карьерной лестницы и докажут свою эффективность, либо их участие в бизнесе может навредить компании.

Например, основатель и председатель совета директоров DIY-сети «Максидом» Александр Евневич считает, что из родственников необходимо вырастить профессиональных управляющих.

«Отец считает, что дети должны пройти всю цепочку профессионального развития, самостоятельно продвигаться с нижних ступеней карьерной лестницы наверх», — рассказала член совета директоров «Максидома» Мария Евневич.

Карьера Евневич, по ее словам, началась с позиции маркетолога-аналитика в «Максидоме», затем она работала главным бухгалтером в малой фирме, потом перешла на позицию торгового представителя, затем перешла в СМИ и только потом стала членом совета директоров «Максидома».

Но бывают и другие примеры. «У нас компания состоит из членов нашей семьи. Однажды мне пришлось уволить — вернее, не уволить, а попросить не ходить на работу — своего непосредственного родственника», — рассказывает основательница компании «Агротехнолоджи» и сети магазинов «Фруктовая лавка» Марина Станчиц.

Проблема третьего поколения

Тем не менее, подготовка своих детей к профессиональному управлению бизнесом не гарантирует спасение компании. По словам управляющего партнера юридической фирмы «Борениус» Андрея Гусева, самый острый и разрушительный кризис приходится на третье поколение.

«Внуки основателей компании, не разделяя ценностей старшего поколения и, не желая заниматься развитием семейного дела, просто продают его, причем, часто довольно дешево», — говорит юрист. ​