Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Что вы знаете о работе иммунитета. Квиз РБК и Деринат, 19:56 Эксперты оценили российский патент на спрей для носа от COVID-19 Общество, 19:56 СМИ узнали о планах поставить памятник принцу Филиппу в центре Лондона Политика, 19:41 Власти столицы Индии заявили о четвертой волне коронавируса Общество, 19:31 Экс-тренер «РБ Лейпциг» приехал на матч «Локомотив» — «Спартак» Спорт, 19:28 Когда малый бизнес получает рейтинг ААА РБК и Альфа-Банк, 19:07 Стали известны стартовые составы на матч «Локомотив» — «Спартак» Спорт, 18:58 Эрдоган — о Крыме, обыск у главреда «Важных историй». Главное за выходные Общество, 18:46 «Динамо» в меньшинстве не удержало победу над «Уралом» Спорт, 18:45 Референдум о поправках в Конституцию Киргизии признали состоявшимся Политика, 18:38 Дубль Азмуна принес «Зениту» победу над «Сочи» Спорт, 18:29 Не про деньги: как фонды развивают культуру, образование и науку РБК и Фонд Потанина, 18:18 Синоптики допустили рекордно теплую погоду в Москве в среду Город, 18:10 В Новой Москве неизвестный вынес из храма икону и драгоценности Город, 18:07
С.-Петербург ,  
0 

В Петербурге названы главные причины подорожания продуктов

Фото: Артеменков Александр/PhotoXPress.ru
Фото: Артеменков Александр/PhotoXPress.ru

Введенный в России постоянный мониторинг цен на потребительские товары не спасет от роста стоимости продуктов питания на полках магазинов, считают опрошенные РБК Петербург аналитики и представители крупных производств. Они назвали причины роста и предположили, какими могут быть последствия попыток административного регулирования цен.


Иван Федяков, генеральный директор INFOLine:

«На мой взгляд, сложились вполне объективные причины, по которым в России растут цены. По этим же причинам они будут расти дальше. Этих причин — две.

Первая заключается в том, что в мире назревает продовольственный кризис. В какой-то степени это результат пандемии. Потому что в отличие, например, от iphone (их производство было остановлено на месяц, но потом за счет работы в две-три смены объем производства был восстановлен) оперативно увеличить объем агрокультур и производства продуктов питания невозможно. Вовремя не посеянный урожай не будет собран. К тому же продовольственный дефицит связан с климатическими изменениями.

За прошлый год российский рубль ослабел к доллару на 20%, а по отношению к евро — на 30%. Это приводит к росту себестоимости производства продуктов.

Вторая причина — влияние курсовых колебаний. За прошлый год российский рубль ослабел к доллару на 20%, а по отношению к евро — на 30%. Это приводит к росту себестоимости производства продуктов — из Европы импортируется много ингредиентов, комплектующих, оборудования.

По нашим оценкам, острая фаза краткосрочного давления на цены должна пройти к началу лета, когда начнётся сбор отечественного урожая и отечественная промышленность заработает на полную мощность.

Важно понимать, что цены на продовольствие выросли не только в России. Когда начинают сравнивать изменение цен на продукты в России и, например, в Германии — говорят, что в Европе цены выросли на 1-2%, а в России — уже на 5-7%. Это дилетантство. В Европе цены сравнивают в евро, а в России — в рублях. Если мы пересчитаем стоимость, например курятины или сахара в евро, то окажется, что в России цены упали.

Что касается опасений по поводу предложения Мишустина, то, насколько я понял, пока речь идет о контроле за ценами, а не об их регулировании. Мониторинг цен и принятие решений о том, какие цены должны быть — не совсем одно и то же. Наблюдать за ситуацией и, в случае необходимости, принимать регуляторные меры — это правильное решение. Но бороться с ростом цен запретительными мерами будет неправильно, поскольку это подорвет интерес инвесторов к отрасли. Как следствие, в среднесрочной перспективе можно получить резкое снижение объёмов производства продукции и виток не просто инфляции, а гиперинфляции. Такие меры категорически неприемлемы — надеюсь, что правительство это понимает.

Наблюдать за ситуацией и, в случае необходимости, принимать регуляторные меры — это правильное решение. Но бороться с ростом цен запретительными мерами будет неправильно.

Выбирая инструменты влияния на цены, нужно учитывать и то, что предпосылки к росту цен на продовольствие в России отчасти связаны с высоким экспортным потенциалом российских продуктов питания. В прошлом году, впервые за всю современную историю России, мы экспортировали продовольствия больше, чем импортировали. Это очень заметное достижение, однако его оборотной стороной может быть локальный дефицит продовольствия на внутреннем рынке, поскольку для некоторых культур для экспортера сейчас более благоприятные условия, чем для продажи на внутреннем рынке. Бороться с дефицитом нужно не регулированием цен, а наращиванием объема предложения».


Дмитрий Пинчуков, председатель совета директоров ГК «Галактика»:

«Сегодня из-за того, что покупательная способность невысока, а мы находимся в сегменте базовых продуктов, ни у нас, ни у розничных сетей нет возможности задирать цены. К тому же важную роль в формировании спроса играют промоакции, благодаря которым потребитель практически всегда может покупать продукты со скидкой.

Базовые цены медленно растут, но это происходит из-за того, что растет валютная цена на упаковку, на корма для коров. Ни правительство, ни Роспотребнадзор не сможет предъявить нам претензии по поводу того, что мы якобы завышаем маржу или зарабатываем сверхприбыль.

Ни правительство, ни Роспотребнадзор не сможет предъявить нам претензии по поводу того, что мы якобы завышаем маржу или зарабатываем сверхприбыль.

Причем, что касается молочных продуктов, то к началу текущего года не все они подорожали. Если говорить о продукции нашей компании, то у нас, например, пастеризованное и ультрапастеризованное молоко выросли в цене к началу года на 4% от уровня начала 2020 года. В то же время сметана даже подешевела.

Что касается планов правительства, то сам факт мониторинга цен никак не повлияет ни на ценообразование, ни на стоимость продуктов в рознице. Поскольку и сейчас ни производители, ни дистрибьютеры, ни ретейлеры цены не завышают. Мы все работаем на минимальной марже, поскольку понимаем, что покупатель не способен платить больше».


Михаил Шконда, президент Ассоциации фермерских хозяйств Санкт-Петербурга и Ленобласти:

«В самом мониторинге за ценами я не вижу ничего плохого — это, пока что, не регулирование. Если у производителей вырастет стоимость производства продуктов, то что они ещё могут сделать, кроме как поднять цены?

Если у производителей вырастет стоимость  производства продуктов, то что они ещё могут сделать, кроме как поднять цены?

А себестоимость постоянно растёт. Топливо за последние пять лет выросло в два раза, корма подорожали на 40%, а комбикорм — это 80% затрат на содержание куриц и 30% на содержание крупного рогатого скота. Следующая проблема, к которой готовится агропромышленная отрасль — дефицит персонала. Из-за пандемии многие работники уехали в регионы, а те, кто остался, запрашивают бОльшую зарплату. Из этих предпосылок может следовать две ситуации: либо сокращение числа производств, либо повышение цены.

Но я хочу отметить, что за последние пять лет оптовая цена молока (продажи с хозяйств) выросла всего на 3%. По моим данным, в этом году производители будут стараться держать цены на том же уровне. Все надеются на то, что государство окажет поддержку агропроизводителям и увеличит компенсацию стоимости кормов».


Георгий Житмарёв, коммерческий директор Пискарёвского молочного завода:

«В Петербурге правительство с 2015 года занимается мониторингом цен. Я сам как один из представителей промышленности вхожу в оперативный штаб по мониторингу цен на продовольственных рынках. Государство сейчас реагирует на рост цен в пределах своих рычагов — оно может обратить на повышение цен внимание контролирующих органов и пригласить бизнес к обсуждению ситуации на рынке, услышать от предпринимателей, какие факторы в перспективе могут повлиять на цены.

Я считаю, что сейчас на молочные продукты цены адекватные, в этом году повышения не было. Хотя в этом году сильно подорожали запчасти к оборудованию производителей, упаковка из-за роста курса доллара и евро. Также у сельхозпроизводителей сильно подорожали корма ввиду роста цен на зерно. Но при этом, за прошлый год рост цен на молочную продукцию оказался ниже инфляции. Накрутка у ретейлеров сейчас в пределах 10% и я считаю её адекватной.

У сельхозпроизводителей сильно подорожали корма ввиду роста цен на зерно. Но при этом, за прошлый год рост цен на молочную продукцию оказался ниже инфляции.

В этом году для молочного производства вводится маркировка, она ещё дополнительно повисит себестоимость продукции. Начало маркировки с 1 декабря 2021 года для продуктов с коротким сроком хранения, а с 1 сентября — для продуктов с длинным сроком хранения. И здесь рубль к каждой баночке прилипает — удастся ли производителям этот рубль обеспечить за счёт собственных средств — не знаю, думаю небольшой рост цен будет. Но держать прежние цены производители будут до последнего, так как не хотят снижать объём продаж».


Мнения спикеров могут не совпадать с позицией редакции

Подготовила: Виктория Саитова

Повтор публикации от 17.03.2021