Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Пандемия коронавируса. Самое актуальное на 3 декабря Общество, 08:19 Заправки попросили снять для них ограничение на работу общепита ночью Бизнес, 08:06 «Ростех» и партнеры начали обсуждать мировую с наследниками Босова Бизнес, 08:00 Как большие данные позволяют «Сапсанам» сократить опоздания РБК и «Сименс», 07:59 В Чите нашли тело новорожденного в мусорном баке Общество, 07:40 На что ориентироваться при выборе объекта недвижимости для инвестиций Партнерский материал, 07:26 В Госдуме предложили уголовное наказание за продажу «веселящего газа» Общество, 07:22 При пожаре в здании онкоцентра в Москве погибли два человека Общество, 07:16 «Открытие» обвинило бывшего совладельца в создании пирамиды в банке Финансы, 07:00 Власти пообещали открыть мост на остров Русский в течение пяти дней Общество, 06:47 Квартал будущего: «Сколково Парк» для жизни, работы, отдыха и развития РБК и Сколково Парк, 06:46 На почте Деда Мороза назвали самые желаемые подарки у детей и взрослых Общество, 06:19 В центре Москвы загорелось здание больницы Общество, 06:16 «Выполнили задачу-минимум». «Краснодар» остановил безвыигрышную серию Спорт, 06:06
Следите за курсами на сайте или в приложении РБК
С.-Петербург ,  
0 

Ниже минимума: чем опасна детская бедность для России

Фото:Алексей Светлов/Интерпресс
Фото: Алексей Светлов/Интерпресс

В России 26% детей в возрасте до 18 лет живут в семьях с уровнем денежных доходов ниже прожиточного минимума, подсчитал Росстат. В Петербурге ситуация выглядит несколько лучше, чем в среднем по стране: по данным аппарата уполномоченного по защите прав ребенка в Петербурге, здесь доля детей, проживающих в малообеспеченных семьях, составляет чуть более 11%. Тем не менее в абсолютных цифрах масштаб проблемы значителен — за чертой бедности в Северной столице живут почти 96 тыс. детей. Эксперты рассказали РБК Петербург об экономической и социальной природе российской бедности и о возможностях ее преодоления в обозримой перспективе.

Дмитрий Прокофьев, экономист:

«Вообще, говорить о специфической «детской бедности» не вполне корректно, поскольку она является производной от взрослой бедности. К сожалению, бедность имеет свойство воспроизводиться — она передается по наследству.

Если рассматривать бедность как чисто экономический феномен, то может возникнуть ошибочное представление, что она играет определенную «позитивную» роль, поскольку снижает стоимость труда — в первую очередь того, который так или иначе оплачивается из бюджета. Однако бедность провоцирует экономическую стагнацию. При наличии дармовой рабочей силы нет смысла вкладываться в технологии и решения, повышающие производительность труда. А без этого не будет экономического роста. Кроме того, если у населения не растут доходы, у бизнеса нет стимула для инвестиций в «потребительскую экономику».

Если рассматривать бедность как чисто экономический феномен, то может возникнуть ошибочное представление, что она играет определенную «позитивную» роль, поскольку снижает стоимость труда.

В качестве контраргумента нередко приводят ситуацию в Китае. Считается, что низкая стоимость рабочей силы обеспечивает конкурентоспособность КНР на мировом рынке и является основой китайского экономического чуда. Однако надо учитывать, что в Китае экономический эффект был достигнут во многом за счет использования человеческого ресурса «деревни», которому предложили работу в «городе», где уровень доходов был в разы выше. Как только в Китае начали расти зарплаты промышленных рабочих, страна активно занялась роботизацией и повышением производительности труда.

В России ситуация несколько иная — у нас население и так уже преимущественно живет и работает в городах. Теоретически это соответствуют мировой практике борьбы с бедностью: считается, что главное лекарство от нее — наличие рабочих мест. Человек, имеющий работу, уже не будет барахтаться на уровне прожиточного минимума. Однако в России мы сталкиваемся с феноменом «работающей бедности», когда даже наличие работы не позволяет человеку жить на приемлемом уровне.

В России мы сталкиваемся с феноменом «работающей бедности», когда даже наличие работы не позволяет человеку жить на приемлемом уровне.

Разовые выплаты вроде «материнского капитала» позволяют лишь немного приподняться над прожиточным минимумом, но к повышению располагаемых доходов населения это не имеет отношения. Для того, чтобы «вытащить» население из бедности, должен быть значительно — в разы — повышен уровень минимальной оплаты труда, и, соответственно, повышены пособия и пенсии. Вопрос в том, где искать резервы для такого повышения.

Наконец, надо отметить, что природа российской бедности не только экономическая, но и социальная. Речь идет о системе, в которой верхушка общества категорически не готова допускать бедных к хорошим рабочим местам и к принятию решений о распределении ресурсов. При таком укладе даже экономический рост проблему бедности не решит».


Валерий Оськин, руководитель Центра объективных мнений «Социальные лифты»:

«Ситуация с детской бедностью — это проблема, которая со временем обернется для нашей страны еще более значительными трудностями. Дело в том, что, если Россия хочет претендовать на определенное место в мировой экономике, государству неизбежно понадобятся высококвалифицированные специалисты — люди с современными компетенциями.

Между тем, весьма вероятно, что большинство детей, которые сейчас живут в малообеспеченных семьях, будут вынуждены заниматься низкоквалифицированным трудом. У них попросту нет возможности инвестировать в собственное развитие, чтобы занять достойное место на рынке труда.

Весьма вероятно, что большинство детей, которые сейчас живут в малообеспеченных семьях, будут вынуждены заниматься низкоквалифицированным трудом.

Еще одна сложность состоит в том, что дети из малообеспеченных семей зачастую с трудом вливаются в социум. Таким образом, едва ли можно ждать, что они станут эффективными сотрудниками. В похожей ситуации оказываются мигранты в европейских странах — они получают пособия, но им сложно влиться в действующую систему. Примерно такая же складывается жизнь российских детей, которые растут в бедных семьях.

Как можно решить проблему бедности? Самый простой вариант — выплата государственных пособий малоимущим семьям. Но это не очень эффективная мера поддержки. Чтобы решить проблему кардинально, государство должно создавать даже не новые рабочие места, а условия для того, чтобы малоимущие граждане могли сами обеспечивать свою занятость — развивать собственный бизнес. Например, заниматься торговлей.

Кроме того, нужно создавать так называемые социальные лифты — инструменты, которые помогают гражданам реализовать себя, повысить свой социальный статус. Людям нужно помогать ориентироваться на рынке труда, осваивать новые формы занятости. Пока же у нас в стране единственный социальный лифт — это армия».


Мнения спикеров могут не совпадать с позицией редакции.

Следите за курсами на сайте или в приложении РБК