Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Палата представителей приняла «закон Родченкова» о допинговом сговоре Политика, 05:24 Пенс подтвердил вывод курдских формирований с севера Сирии Политика, 04:50 Палата конгресса США одобрила билль о запрете анонимных компаний Политика, 04:37 Меняющая гражданство биатлонистка назвала российский спорт цирком Спорт, 04:16 Битва дизайнеров: делаем ремонт в квартире успешного холостяка РБК Стиль и Экспострой на Нахимовском, 04:10 К эксперименту с самозанятыми подключат 13 новых регионов Бизнес, 03:59 В посольстве заявили о сокрытии США информации о возвращении Бутиной Политика, 03:45 Верховный суд разрешил ФСБ изымать декларации об амнистии капитала Бизнес, 03:35 На севере Москвы загорелся ангар на площади 400 кв. м Общество, 03:13 «Нога Миранчука в порядке»: реакция на игру «Локомотива» с «Ювентусом» Спорт, 03:13 Два человека погибли в результате взрыва гранаты в центре Киева Общество, 02:51 СМИ узнали о задержании под Майами раскритикованного Путиным Билалова Общество, 02:39 Появилось видео с места перестрелки в Ростовской области Общество, 02:26 Конгресс потребовал от Трампа надавить на Россию из-за «дела Уилана» Политика, 02:15
Общество ,  
0 
Полковник СКР Максименко заявил о «провокации против офицеров» за $3 млн
Обвиняемый во взятках полковник СКР Михаил Максименко заявил, что за день до задержания ему сообщили о готовящейся провокации в отношении офицеров. На нее было выделено $3 млн, рассказали полковнику
Михаил Максименко (Фото: Артем Коротаев / ТАСС)

Провокация за $3 млн

​Бывший глава управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СКР Михаил Максименко заявил, что за день до задержания предприниматель Дмитрий Смычковский предупредил его «о готовящейся провокации» против сотрудников ведомства, на которую было выделено $3 млн. Об этом он рассказал на заседании в Мосгорсуде, который в понедельник, 26 марта, допросил его по делу о получении взяток.

«Примерно за день до моего задержания [бизнесмен Дмитрий] Смычковский позвонил мне и сказал, что ему из источников стало известно о масштабной провокации против сотрудников СКР. На выполнение этого задания направлялось $3 млн. Я записал эту информацию на листке, но записку изъяли в ходе обысков», — сказал Максименко.

Смычковский обвиняется в даче взятки сотрудникам СКР, он находится за рубежом и объявлен в розыск. В ходе судебного процесса в Мосгорсуде офицеры СКР в своих свидетельских показаниях рассказывали о Смычковском как о своем приятеле. Он поддерживал отношения в том числе с главой управления СКР по Москве Александром Дрымановым и его заместителем Сергеем Синяговским, следовало из их показаний.

Максименко на допросе в понедельник отрицал получение взяток. Однако ему было известно, что его заместитель Александр Ламонов получил деньги от «неких заинтересованных в закрытии уголовного дела лиц», заявил полковник. «В мае 2016 года у меня дома в состоянии алкогольного опьянения Ламонов заявил, что получил от знакомого 500 тыс. Я сделал вывод, что речь о рублях», — сказал Максименко. Он отметил, что не доложил об этом руководству, так как посчитал, что это дезинформация с целью проверить реакцию сотрудников СКР. По его словам, к Ламонову он относился по-приятельски и решил сперва поговорить с ним и потребовать вернуть деньги обратно, «если это было на самом деле».

Ламонов ранее признал вину и дал изобличающие показания на Максименко. В своих показаниях в Мосгорсуде он подтвердил, что в мае 2016 года принес коробку с купюрами в квартиру начальника.

Со вторым предполагаемым взяткодателем Бадри Шенгелией у Максименко, по его словам, не было никакой коррупционной связи. «Никаких денег от Шенгелии не просил, никогда такого не обсуждал, никаких обещаний возбудить дело я не давал», — заявил он. Шенгелия, также давший показания против Максименко, утверждал, что полковник использовал его, чтобы завести дело на главу ГСУ СКР по Санкт-Петербургу.

Максименко также предоставил суду декларации имущества и доходов — свою и своей жены Ольги с 2014 года. Он отметил, что за это время не совершал никаких крупных покупок и обмена валют.

Дело следователей

Максименко вменяется получение двух взяток от представителей криминального мира. По версии гособвинения, $500 тыс. ему передал весной 2016 года предприниматель Олег Шейхаметов за освобождение из СИЗО Андрея Кочуйкова — подручного вора в законе​ Захария Калашова (Шакро Молодой). Кочуйков и его подельник Эдуард Романов оказались под стражей после перестрелки на Рочдельской улице 14 декабря 2015 года. Однако всего через полгода обвинение им было переквалифицировано, и они вышли на свободу. Взятку Максименко передали по цепочке, которую составляли его заместители Александр Ламонов и Денис Богородецкий, а также Евгений Суржиков — отставной полковник МВД, возглавлявший подконтрольный Шакро Молодому ЧОП. Все они дали показания против Максименко.

Еще $50 тыс. Максименко, как утверждают гособвинители, получил от предпринимателя Бадри Шенгелии за возбуждение уголовного дела против сотрудников МВД, которые якобы незаконно изъяли у того часы Hublot. Сам бизнесмен рассказал в суде, что его с Максименко связывали «многолетние финансовые отношения» и тот неоднократно помогал Шенгелии и его знакомым в различных делах.

Максименко, Ламонов и экс-замначальника ГСУ СКР по Москве Денис Никандров были задержаны в июле 2016 года. Спустя еще год был арестован Богородецкий (дело против него впоследствии прекратили в связи с деятельным раскаянием). В декабре прошлого года по делу задержали экс-главу следственного управления по ЦАО Алексея Крамаренко.

Как сказано в обвинительном заключении, еще одну взятку за освобождение Кочуйкова (от бизнесмена Дмитрия Смычковского) поделили между собой сослуживцы Максименко, в том числе действующий начальник Главного следственного управления СКР по Москве Александр Дрыманов. Дело по этому эпизоду пока расследуется. Сам Шакро Молодой и Кочуйков дали показания, что никаких связей с офицерами СКР у них не было, следовало из протоколов их допросов, которые были оглашены в Мосгорсуде. Дрыманов, выступая в суде в качестве свидетеля, назвал версию гособвинителей абсурдной.