Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Прокуратура Белоруссии назвала причины освобождения россиянки Богачевой Общество, 17:35 Курс рубля снизился к доллару и евро: поможет ли валюте налоговый период Quote, 17:33 Сын Байдена опроверг данные о его противозаконной деятельности на Украине Политика, 17:24 С чего нельзя начинать составление бизнес-плана. Тест РБК и HUAWEI, 17:22 Saudi Aramco сообщила о ЧП на своем предприятии Общество, 17:20 Появилось видео с вручающим кречета королю Саудовской Аравии Путиным Политика, 17:18 Касаткина выбыла из розыгрыша Кубка Кремля в первом круге Спорт, 17:15 EOS обновила механизм управления блокчейном: как это повлияет на курс Крипто, 17:13 Продюсер Парфенова объяснил исчезновение «Намедни» с его YouTube-канала Технологии и медиа, 17:07 На чем ездят самые богатые россияне Авто, 17:02 Ласицкене стала претендентом на звание спортсменки года по версии IAAF Спорт, 16:52 СМИ узнали детали убийства продававшей на Урале машину девушки Общество, 16:39 Volkswagen заморозил строительство завода в Турции из-за военной операции Политика, 16:35 Компания Артема Чайки получит вагоны группы ИСТ Александра Несиса Бизнес, 16:35
Дело Серебренникова ,  
0 
Главный свидетель по делу Серебренникова рассказала о схеме обнала
Бывший главный бухгалтер «Седьмой студии» Нина Масляева рассказала, что не знает о судьбе обналиченных для руководителей «Гоголь-центра» денег. Об этом главная свидетельница обвинения по делу Серебренникова заявила в суде
Нина Масляева (Фото: Сергей Бобылев / ТАСС)

Бывший главный бухгалтер АНО «Седьмая студия» Нина Масляева впервые выступила в суде по делу режиссера Кирилла Серебренникова. Масляева — единственная фигурантка «дела «Седьмой студии», признавшая вину. На ее показаниях следствие строит обвинение. Бухгалтер утверждает, что руководство «Седьмой студии» сразу поставило перед ней задачу обналичить субсидию от Минкультуры при помощи подставных юрлиц и ИП.

«Зицпредседатель»

До приема на работу в «Седьмую студию» Масляева была осуждена — гособвинители начали заседание с вопроса о ее судимости. Обвиняемая рассказала, что Советский районный суд Брянска приговорил ее к полутора годам условно за хищение 30 тыс. руб. в Брянском драматическом театре, где она раньше работала. Как утверждает Масляева, она эти средства не расхищала, а уголовное дело стало результатом ее конфликта с коллегами.

В Брянске она познакомилась с будущим гендиректором «Седьмой студии» Юрием Итиным, который работал в том же театре. «Вывод театра из сложного положения нас сблизил, возникли хорошие отношения», — рассказала Масляева, которая после увольнения и суда переехала в Москву и устроилась работать в театр «Модерн». Вскоре, в 2011 году, была основана «Седьмая студия», и Итин порекомендовал взять главбухом Масляеву.

«Когда меня посадили, было о чем подумать. Я поняла, зачем [руководству «Седьмой студии»] нужен был именно такой главный бухгалтер, как я. Чтобы, если что, всю ответственность свалить на меня. Помните, в «Золотом теленке» был зицпредседатель Фунт? Всегда должен быть кто-то, кого можно посадить. Вот такие мысли у меня возникли», — заявила Масляева в суде.

«Дело «Седьмой студии»

Автономная некоммерческая организация «Седьмая студия» основана режиссером, худруком «Гоголь-центра» Кириллом Серебренниковым. Ее бывшим сотрудникам вменяется мошенничество с госсубсидиями на сумму 133 млн руб., которые студия получала с 2011 по 2014 год на проект по популяризации современного искусства «Платформа». Обвиняемые и их защита настаивают, что средства расходовались строго на проекты.

По делу проходят Серебренников, Масляева, бывший генпродюсер «Седьмой студии» Алексей Малобродский, экс-директор «Седьмой студии» Юрий Итин, экс-руководитель департамента господдержки искусства Минкультуры Софья Апфельбаум (на момент задержания — директор Российского академического молодежного театра) и бывший продюсер «Седьмой студии» Екатерина Воронова, объявленная в розыск.​

«Все хорошо заработают»

Чтобы пригласить Масляеву на работу в «Седьмую студию», Итин, Серебренников и Малобродский приезжали к ней в театр «Модерн», утверждает она. Уже после оформления Масляевой рассказали, что у Итина есть хорошая знакомая в Министерстве культуры, имея в виду Софью Апфельбаум. Благодаря ей «Седьмая студия», по утверждению Масляевой, и получила госфинансирование (первоначально речь шла о сумме 10 млн руб., выделенной по итогам тендера). «Скорее всего, Апфельбаум была материально заинтересована», — заявила Масляева.

Фотогалерея 
Действующие лица: кто проходит по делу Серебренникова

«На встрече было сказано, что на проекте и на госконтракте все присутствующие могут хорошо заработать. И финансирование выделяется большее, чем необходимо. Думаю, что и Апфельбаум зарабатывала, — уточнила обвиняемая, добавив: — Это мои мысли». По словам Масляевой, руководители «Седьмой студии» ездили к Апфельбаум, обсуждали работу проекта, утверждали суммы, опираясь на финансовый план, который «наверняка был завышенным».

«Седьмая студия» по своей организационной форме больше походила не на театр, а на неформальный союз театральных деятелей, отметила Масляева. Узнав, что руководство купило для одной из постановок рояль за 5 млн руб., Масляева, с ее слов, самостоятельно предложила Апфельбаум передать его на баланс Минкультуры, но та отказалась.

Кирилл Серебренников (Фото: Артем Геодакян / ТАСС)

В самом начале работы Малобродский заявил Масляевой, что «Седьмой студии» необходимы наличные в большом количестве. Генпродюсер, по словам обвиняемой, предложил обналичивать субсидию, создав сеть однодневок и заключая с ними фиктивные договоры, — для этого он якобы предлагал привлечь актеров и студентов Серебренникова, которые регистрировали бы ИП. В итоге Малобродский привлек к обналичиванию одного из продюсеров «Седьмой студии» — Дарью Артемову, у которой уже была регистрация ИП, утверждает обвиняемая.

«У нас в стране почти каждый продюсер занимается обналичиванием, это в порядке вещей», — отметила она.

Сеть обнальщиков

«Я сказала, что мне нужны помощники. Мне было сказано, что я могу набирать людей, если они будут надежные», — рассказала она. Масляева привлекла своего старого знакомого — петербургского предпринимателя Валерия Синельникова, ранее тот в ходе допроса заявил, что брал за обналичивание комиссию 8–9%. «На самом деле Синельников брал 10–12%», — уточнила Масляева, пояснив, что таким образом он покрывал расходы на поезд из Петербурга в Москву и обратно.

По ее словам, обналичиванием также занималась Элеонора Филимонова, официально не нанятая в «Седьмую студию», но фактически работавшая помощницей Масляевой. От другого обнальщика, Валерия Педченко, Масляева открестилась, заявив, что его привлекли к работе Итин и Серебренников (Педченко на допросе утверждал, что его наняла именно Масляева).

Из материалов дела следует, что Масляева и Педченко были хорошо знакомы, отметила защита других обвиняемых. «Вы вывозили Педченко отдыхать в Сочи на средства «Седьмой студии»?» — спросила обвиняемую адвокат Апфельбаум Ирина Поверинова. «На деньги «Седьмой студии» — нет», — ответила Масляева. «Вы основали совместно с ним медицинский центр «Намасте»?» — продолжила адвокат. На этот вопрос главбух ответила утвердительно, уточнив, что тот давно прогорел.

Обналиченные деньги складывались в сейф, доступ к которому имел сначала Малобродский, а впоследствии Воронова; наличные расходовались по их усмотрению, рассказала Масляева. Также, с ее слов, из обналиченных средств сотрудники «Седьмой студии» получали зарплаты в конвертах.

Согласно официальной ведомости, которая подавалась в налоговую инспекцию и Минкультуры, Итин получал 45 тыс. руб., Серебренников и Малобродский — по 35 тыс., а Масляева — 25 тыс. В действительности главбуху платили 150 тыс., а гендиректору — 100 тыс., сказала обвиняемая. Зарплат Серебренникова и Малобродского она не знает: их начисляла кадровик Лариса Войкина, взявшая на себя часть работы бухгалтера.

Хорошие отношения с главбухом

Сотрудники «Седьмой студии» иногда брали обналиченные бюджетные средства в долг на свои нужды, утверждает Масляева. Например, Малобродский взял около ​100 тыс. руб., воспользовавшись «нормальными, даже дружескими» отношениями с Масляевой. «С главбухом все стараются иметь хорошие отношения», — отметила она. Потом он эти средства вернул.

В другом случае Воронова после звонка Серебренникова взяла из сейфа 300 тыс. и отвезла худруку. А однажды из обналиченных денег погашался трехмиллионный кредит Серебренникова, взятый на личные нужды, причем в банк ездили сотрудники «Седьмой студии», заявила Масляева.

Серебренников ранее в суде упоминал кредит, который брал, чтобы выплачивать зарплату сотрудникам и артистам, не дожидаясь прихода транша из Минкультуры.

Всего за время работы «Седьмой студии» 90 млн бюджетных рублей были израсходованы законно и еще около 120 млн — обналичены по подложным договорам, подсчитала Масляева. Из обналиченных денег существенная часть пошла на зарплаты и другие платежи, признала она. О судьбе остальных денег бывшему главбуху, по ее словам, ничего не известно, но Масляева​ догадывается, что они «уходили в никуда».

«Мы разбираем вашу деятельность»

Масляева покинула «Седьмую студию» после того, как ее уличили в хищении, утверждали ранее фигуранты дела. «В мае 2014 года у нас возникли разногласия с Вороновой. Она решила, что я похищаю деньги из неофициальной кассы, и пригласила аудит. Это был неофициальный аудит, никакого приказа из Минкультуры на этот счет не было», — рассказала экс-главбух. По ее словам, сначала речь шла о хищении 15 млн руб., потом — 10 млн и, наконец, 5 млн. «Я сказала: поищите у себя», — заявила Масляева.

«Я говорила Серебренникову: если вы с чем-то не согласны, давайте будем разбирать каждую строчку. Но все разбиралось без меня. Аудитор просто брал все документы и куда-то их вывозил». Впоследствии Масляевой перестали начислять зарплату. В октябре 2014 года она уволилась.

Уже после увольнения экс-главбуха пригласили в «Гоголь-центр» под предлогом, что нужно исправить некий документ. «Я вошла и увидела, что на полу лежит необъятная куча документов, вокруг стоит человек десять, в том числе Серебренников с адвокатом. Они сказали, что разбирают мою деятельность», — рассказала Масляева. По ее словам, она заявила, что не имеет к этому отношения, и ушла.​

В 2016 году Минкультуры запросило у «Седьмой студии» всю ее первичную бухгалтерскую документацию, на тот момент большая часть отчетности уже была уничтожена по распоряжению Вороновой. Уцелевшую документацию Минкультуры без ведома сотрудников «Седьмой студии» отправило в Службу по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ России — это произошло за год до первых арестов по делу.