Лента новостей
Шесть израильтян пострадали при ракетном обстреле из сектора Газа Общество, 08:13 Суд отложил рассмотрение иска по делу об аресте акций банка «Восточный» Общество, 08:04 Бизнес с друзьями: как научиться четко разделять личную жизнь и работу РБК и «Билайн» Бизнес, 07:30 Россияне объяснили употребление алкоголя традицией пить по праздникам Общество, 07:30 СМИ назвали цель визита российских военных в Венесуэлу Политика, 06:50 «Коммерсантъ» узнал о претензиях к РЖД из-за транспортного узла Москвы Политика, 06:43 CNN сообщил о недовольстве демократов расследованием «российского дела» Политика, 06:37 Насколько вы склонны к риску: тест РБК и Сбербанк, 06:30 Эрдоган предложил сменить статус собора Святой Софии на мечеть Политика, 05:51 На военной базе США в Японии произошел взрыв Политика, 05:28 В Совбезе не увидели препятствий для изменения формата ДРСМД Политика, 05:22 Президент Румынии осудил слова премьера о переносе посольства в Иерусалим Политика, 05:00 Как полюбить овощи и питаться правильнее РБК и Philips, 04:46 Суд ликвидировал Камчаткомагропромбанк Финансы, 04:16
Война в Сирии ,  
0 
Вдова погибшего в Сирии офицера заявила о споре с Минобороны из-за денег
Вдова погибшего в Сирии майора российской армии Сергея Бордова Виталина рассказала агентству Reuters о том, что оборонное ведомство по-прежнему не выплатило положенную ей компенсацию в связи с гибелью мужа
Сергей Бордов с женой Виталиной (Фото: из личного архива)

В разговоре с Reuters Бордова, которая работает военным психологом, рассказывает, что Министерство обороны после гибели мужа выплатило ей около 1 млн руб. По ее словам, это лишь пятая часть от денег, которые получили другие ближайшие родственники погибшего майора: дети от первого брака и его мать.

Бордова рассказала, что Министерство обороны не желает выплачивать ей полную сумму компенсации, указывая на то, что ее жизненная ситуация не подпадает под правила. Вдова майора официально зарегистрирована в квартире своего первого мужа, с которым она развелась три года назад, и владеет в ней долей. В военном ведомстве считают, что она не может считаться одиноким человеком, которому требуется помощь в улучшении жилищных условий и пенсия.

Однако Бордова указывает, что с первым мужем не живет, а продать долю она не может. Собственного жилья у нее нет, приобрести его она не в состоянии. По словам вдовы, она получает 8600 рублей в месяц и живет с дочерью от первого брака у родителей.

В разговоре с корреспондентом РБК Бордова подтвердила, что не получила компенсацию от военного ведомства. «Мне прислали два ответа, что я не могу считаться одиноким человеком, которому требуется помощь в улучшении жилищных условий и пенсия. По закону моему мужу за выслугу свыше 20 лет должны были дать квартиру, но мне отказывают в этом. Муж почти 25 лет отслужил в армии, а теперь со мной так поступают», - заявила она. По ее словам, семья погибшего получила всего 5 млн рублей, из них 2 млн это единовременная выплата и 3 млн это страховая часть.

По ее словам, несмотря на инициативу бывших сослуживцев, Минобороны не проявило интерес увековечить память погибшего в Сирии. «В военной части у памятника, посвященного погибшим в Чечне, посадили березку и все. Памятники ставят котикам и зеленым человечкам, а моему супругу решили не делать», - добавила вдова.

РБК направил запрос в пресс-службу Министерства обороны России.

Смерть Сергея Бордова Минобороны России подтвердило 20 апреля 2017 года. По сообщению ведомства, он погиб в результате нападения боевиков на военный гарнизон правительственных войск. При этом офицер не допустил прорыва террористов в жилой городок.

Политика
Список погибших россиян с начала кампании ВКС в Сирии

Проживавший в Севастополе Бордов был представлен к государственной награде.

После гибели мужа Виталина Бордова рассказывала РБК, что Сергей был трижды представлен к ордену Мужества — два раза за Чечню и один за Крым. «За крымскую весну еще получил майора — министр обороны присвоил звание за старые заслуги, ведь муж всю жизнь в разведке. После его смерти мне сообщили в бригаде, что представят к награде, но к какой именно, никто не знает. Никто из властей про помощь не говорил — компенсация вроде положена, но за столько лет он даже на квартиру не заработал», — рассказывала вдова.