Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В партии Зеленского призвали разорвать дипотношения с Россией Политика, 22:46 Эксперты оценили идею передать МВД контроль над дорожными знаками Общество, 22:33 Путин потребовал от правительства рачительного подхода к финансам Экономика, 22:31 В жилом доме в Нижегородской области взорвался газ Общество, 22:27 Суд признал незаконным отказ завести дело после смерти Тесака в СИЗО Общество, 22:09 Соперники «Ливерпуля» вышли на разминку в футболках в поддержку УЕФА Спорт, 22:08 Гранды европейского футбола создали Суперлигу. Главное Спорт, 22:02 Борисов объяснил планы новой станции риском катастрофы на МКС Технологии и медиа, 21:59 Шесть шагов, которые изменили российский закон об эндаументах РБК и Фонд Потанина, 21:59 Панарина признали второй звездой недели в НХЛ Спорт, 21:46 ЕСПЧ рассмотрит дело Навального в приоритетном порядке Политика, 21:34 США дали срок свернуть дела с белорусскими предприятиями под санкциями Экономика, 21:25 Черный цвет в технологиях, моде и искусстве. Подкаст РБК и ASUS, 21:20 Росавиация назвала число вывезенных из Турции и Танзании россиян Общество, 21:08
Общество ,  
0 

Какие претензии у ученых к новому закону о просветительской деятельности

По мнению опрошенных РБК ученых, закон осложнит работу просветительских проектов. Под понятие просветительской деятельности попадают любые мероприятия, направленные на популяризацию научного знания, отмечают они
Фото: Сергей Мальгавко / ТАСС
Фото: Сергей Мальгавко / ТАСС

Закон о регулировании просветительской деятельности, принятый Госдумой в третьем, окончательном, чтении, ограничит деятельность образовательных организаций, в частности осложнит приглашение иностранных специалистов. Об этом РБК заявил астрофизик, профессор Российской академии наук (РАН) Сергей Попов, автор петиции против соответствующих поправок в законодательство. На сайте Change.org по состоянию на 16 марта она собрала более 237 тыс. подписей.

«Это не обязательно приглашение профессоров преподавать надолго, скорее большая часть контрактов краткосрочная, люди приезжают на летние школы, на какие-то короткие курсы. Здесь ясно, что у тех людей, которые приглашают иностранных преподавателей, будут проблемы», — считает он.

Попов отметил, что задача поправок, связанных с просветительской деятельностью, — ввести ее в сферу государственного контроля. По мнению профессора, это особенно плохо для творческой деятельности, «поправки никому не помогают, а только ограничивают». Астрофизик считает, что регулирование осложнит работу просветительских проектов: «Как минимум возрастет количество бюрократических моментов, понадобится предоставлять какие-нибудь бумажки в какие-нибудь органы, и для многих волонтерских проектов это может стать причиной для сворачивания их деятельности».

Госдума приняла закон о регулировании просветительской деятельности
Общество
Фото:Евгений Епанчинцев / РИА Новости

По словам профессора, тема поправок в закон о просветительской деятельности привлекла внимание общественности в том числе благодаря его петиции. «Можно даже посмотреть заседание комитета Госдумы, где петиция упоминается вслух, поэтому, безусловно, депутаты о ней знают. Я думаю, то, что только депутаты «Единой России» голосовали во втором и третьем чтении за этот законопроект, это заслуга информационного фона и общественного резонанса, которые возникли отчасти благодаря петиции», — считает Попов.

Доктор биологических наук, профессор РАН Александр Марков в разговоре с РБК отметил, что законопроект вызвал активное общественное обсуждение. «Масса уважаемых людей, которые непосредственно занимаются популяризацией и просветительской деятельностью, члены РАН в большом количестве, включая руководство, высказали очень резкую критику этого законопроекта, просили его не принимать ни в коем случае», — указал он. Тем не менее нижняя палата одобрила документ, «который фактически затыкает рот тем, кто читает научно-популярные лекции, ведет просветительскую работу».

Кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Института проблем передачи информации им. А.А. Харкевича РАН Александр Панчин обратил внимание, что в документе не прописано, как именно будет устроен процесс одобрения научно-популярных материалов: «Все очень абстрактно и неконкретно». По словам Панчина, потенциально законопроект подразумевает возможность для цензуры, власти смогут «запретить использовать какие-то проекты, если им такое захочется», но, что будет на практике, пока сказать сложно. «Но поскольку в законопроекте нет ничего полезного, там нет позитивной повестки, то с учетом каких-то рисков ему дают такую критичную оценку представители научного сообщества», — сказал он РБК.

«Критика сводится к тому, что для того, чтобы бороться с экстремизмом, закон об образовании не нужен. Для этого существуют другие законы, которые прекрасно работают», — заявил РБК доцент РГГУ, научный сотрудник НИУ ВШЭ Александр Пиперски. По его мнению, в данном случае идет речь о попытке формализовать педагогическую деятельность: «бюрократизируется просветительская деятельность, которая находится вне специальных образовательных программ».

Пиперски отметил, что есть специальные образовательные программы в университетах, где, возможно, должно быть лицензирование и аккредитация. «Здесь возникает вопрос: что мы называем просветительской деятельностью? Если мы называем чтение лекций на каких-то популярных площадках, в библиотеках и так далее, то попытки все это регламентировать приведут к тому, что люди не будут заниматься этой деятельностью», — считает он.

«Основная претензия состоит в том, что понятие просветительской деятельности широкое и любые мероприятия, направленные на популяризацию научного знания, под него попадают. Соответственно, мы не очень понимаем, что там имеется в виду», — указал он. В худшем случае, по мнению Пиперски, «появятся какие-то контролирующие органы и бессмысленная бюрократизация тех процессов, которые неплохо работают».

Астроном, доцент МГУ Владимир Сурдин в разговоре с РБК отметил, что ученые до сих пор занимались просветительской деятельностью по своей инициативе, не согласовывая это ни с кем, «так как хорошо понимали, что экспертов в той области, в которой мы работаем, лучше нас в стране нет». «Это не хвастовство, я говорю от имени тех, кто в университетах работает и знает уровень своих компетенций», — пояснил он. По мнению Сурдина, специалистам в какой-либо научной области не к кому идти и просить разрешение рассказывать о ней.

«Я хочу напомнить, что даже в советское время, когда серьезно были закручены все идеологические гайки и была вполне официальная цензура, все равно никто от лекторов не требовал утверждать тексты своих лекций, согласовывать их с чиновниками, — добавил Сурдин. — Нам доверяли, потому что мы объективно были полезны государству, мы повышали интеллектуальный уровень страны». По словам доцента МГУ, непонятно, почему регулирование надо вводить сейчас, «когда формально страна стала демократической и формально исчезла цензура».

Ведущая YouTube-канала «Все как у зверей» Евгения Тимонова считает, что требования этой поправки никто не будет выполнять, и «задержать всех человек» в этом случае будет крайне затруднительно.

«Мы инфотейнмент, и наш изначально развлекательный формат оказывается ценной преадаптацией к новым неблагоприятным условиям. Не исключено, что нашим коллегам это тоже пригодится. Если клоуны делают вид, что занимаются законотворчеством, научные коммуникаторы будут делать вид, что занимаются клоунадой», — сказала РБК Тимонова.

Поправки в закон «Об образовании» были внесены в Госдуму в ноябре прошлого года. В документе говорится, что к просветительской относится деятельность «вне рамок образовательных программ». Как заявили в нижней палате парламента, цель закона — «оградить российских граждан, в первую очередь школьников и студентов, от антироссийской пропаганды, подаваемой под видом просветительской деятельности». Его авторы предлагают запретить использовать эту деятельность для разжигания социальной, расовой, национальной или религиозной розни, «в том числе посредством сообщения обучающимся недостоверных сведений об исторических, национальных, религиозных и культурных традициях народов».

Если закон одобрит Совет Федерации и подпишет президент Владимир Путин, он вступит в силу 1 июня. Верхняя палата планирует рассмотреть его 31 марта.

В феврале петербургские деятели культуры направили Путину, премьер-министру Михаилу Мишустину и спикеру Госдумы Вячеславу Володину открытое письмо с просьбой отклонить документ. Они выразили опасение, что законопроект создает предпосылки к цензуре, в частности, он потребует согласования с властями просветительских материалов до их публикации, что усложнит ведение просветительской деятельности, «но никак не повлияет на деятельность запрещенных экстремистских организаций».

Свои вопросы к законопроекту озвучивали и в РПЦ. «Просветительская деятельность не сводится к образованию и регулируется не только законом об образовании (например, просвещать — одна из основных функций СМИ); что именно является предметом регулирования (деятельность вне рамок образовательных программ — это что?); как быть с открытыми лекциями и образовательными платформами, коих множество», — писал председатель синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда.

В Минпросвещения, в свою очередь, законопроект поддерживали. «Надеюсь, он будет поддержан и он также укрепит воспитательную составляющую в системе образования», — говорил глава ведомства Сергей Кравцов.