Лента новостей
Как с успехом продвинуть бизнес на конференции РБК и Открытие, 18:38 В Москве открыли первую двойную выделенку Общество, 18:31 «Роснефть» связала перекупщиков бензина с экс-сотрудниками биржи Бизнес, 18:26 Что будет с Litecoin: криптовалюта подешевела на 34% с 7 ноября Крипто, 18:24 «ВКонтакте» разрешила всем пользователям скачивать собственные данные Технологии и медиа, 18:09 В Белоруссии ограбившего банк россиянина приговорили к 15 годам колонии Общество, 18:08 В Тульской области эвакуировали школу из-за «Киндер-сюрприза» с ртутью Общество, 18:04 «Аэрофлот» лишил клиента платинового статуса за критику в соцсетях Общество, 17:55 Остаться на плаву: как съездить в отпуск и не разориться РБК и Мир, 17:52 Бывшего футболиста сборной Англии обвинили в сексуальном домогательстве Общество, 17:49 Путин сделал Матвиенко главой президентского совета по защите детей Политика, 17:48 В Швеции создали новый Нобелевский комитет по литературе Общество, 17:43 CNN узнал об угрозах Белого дома еще раз лишить Акосту аккредитации Политика, 17:38 Суд в Петербурге арестовал бывшего ректора аграрного университета Общество, 17:36
Общество , 14 мар 2017, 17:13
0
Чайка раскритиковал СКР и МВД за долгие и некачественные расследования
Треть уголовных дел расследуется слишком долго, а число сидящих под стражей более года выросло на 70%, заявил генпрокурор Юрий Чайка. По его словам, растет доля дел, которые возвращают следователям для исправления ошибок
Юрий Чайка (Фото: Александр Шалгин / ТАСС)

Чайка против следствия

Генпрокурор Юрий Чайка, выступая на итоговой коллегии ведомства, раскритиковал сотрудников Следственного комитета и следователей Министерства внутренних дел, передает корреспондент РБК. По словам главы ведомства, выросло число нарушений, которые прокуроры обнаруживают по итогам расследования преступлений. «Несмотря на снижение нагрузки, следователям всех ведомств возвращено на дополнительное расследование свыше 19 тыс. дел. Из них многие —в связи с нарушением прав потерпевших или обвиняемых. Это рост на 5%», — сказал Чайка.

Более трети уголовных дел находятся в производстве слишком долго, отметил Чайка, говоря о «затяжном характере следствия». С этим связано обострение ситуации с длительностью арестов: число подследственных, которые сидят под стражей больше года, выросло на 70% по сравнению с 2015 годом. В целом же количество арестованных по неоконченным уголовным делам увеличилось за год на 4% и составило почти 26 тыс. человек, сказал Чайка. Еще одной проблемой следствия он назвал то, что материальный ущерб возмещается лишь на 19%, а по делам коррупционной направленности доля возмещаемого ущерба составляет всего 7%.

«К сожалению, остаются вопросы качества расследования уголовных дел о преступлениях в оборонном комплексе. Мы сталкивались с ситуациями, когда из-за злоупотреблений происходила смена руководителей предприятий ОПК. Против них возбуждались уголовные дела, но до суда они не доходили, а хищения продолжались уже другими руководителями», — сказал генпрокурор. Похожая ситуация, по его словам, была с расследованием хищений при строительстве космодрома Восточный. Следствие серьезно затягивалось, но после того как проблему обсудили на совещании Совета безопасности России, в суд в течение трех месяцев было направлено сразу 17 уголовных дел о коррупции. «Это убедительная иллюстрация наших возможностей при заинтересованном подходе к делу», — отметил Чайка.

РБК ожидает ответа от официальных представителей МВД и СКР.

Часть проблем связана с прокурорским надзором, признал глава ведомства. Например, растет доля дел, которые суды возвращают в прокуратуру для устранения нарушений; по преступлениям в сфере ЖКХ количество возвращенных дел в минувшем году превысило средние статистические значения прошлых лет в шесть раз. Кроме того, прокуроры стали реже реагировать на жалобы. «Прокурорам необходимо обратить внимание на соблюдение сроков рассмотрения сообщений о правонарушениях, а также на случаи неправомерного отказа от их рассмотрения и регистрации. За год количество таких фактов увеличилось более чем на треть», — сказал Чайка.

Проблемы со статистикой

Число выявленных преступлений продолжает снижаться, указал генпрокурор: за 2016 год было зарегистрировано 2,16 млн преступлений, что на 10% меньше, чем годом ранее. Другое дело, что официальные данные могут расходиться с реальным положением дел, намекнул Чайка. «Поручаю детально разобраться с причинами сокращения наркопреступности, особенно с фактами сбыта наркотиков — здесь сокращение аж на 16%», — сказал Чайка.

Он отметил, что для борьбы с криминалом важно оперировать реальными сведениями о преступности. Он напомнил, что функции по ведению уголовной статистики были переданы Генпрокуратуре несколько лет назад, и за это время картина преступности изменилась кардинально. Так, количество обвиняемых по уголовным делам экономической направленности за последние пять лет упало вдвое — с 202 тыс. до 108 тыс. человек. Но связано это лишь с тем, что многие обвиняемые по таким статьям не должны были стоять на учете.

«Кратно выросло число преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения — на 67%, наркотического опьянения — на 50%. На треть выросла рецидивная преступность, на 22% — уличная. Причина — не в ухудшении криминогенной ситуации, а в недостоверной статистике прошлых лет», — заявил Чайка. Он призвал прокуроров лучше следить за достоверностью данных: «От вас зависит, куда будут направлены силы и средства правоохранительных органов — на реальную профилактику правонарушений и защиту прав потерпевших или на борьбу с бумажной преступностью».

Статистика действительно сильно зависит от методики подсчета показателей и от ведомства, которое ее ведет, прокомментировала РБК научный сотрудник Института проблем правоприменения Мария Шклярук. «У сотрудников МВД сильно развита система показателей, так называемая палочная система. Они работают со статистическими карточками, и процесс устроен так, что допускается большой простор для интерпретаций данных и даже для фальсификаций. Прокуратура, когда осуществляет надзор, часто сверяется с реальными данными уголовных дел. И это оказывает существенное влияние на состояние регистрируемой преступности, которое мы потом видим в отчетах», — указала Шклярук.

Между Генпрокуратурой и следственными органами, прежде всего СКР, существует «историческое институциональное противостояние», отметил в разговоре с РБК политолог Алексей Макаркин. «Следственный комитет был выделен из прокуратуры. У нее сократились функции, и она заинтересована в том, чтобы хотя бы частично их вернуть. Или хотя бы усилить свои надзорные функции», — указал политолог. По его словам, симптомы обострения этого конфликта проявлялись еще в прошлом году: «Какая-то интрига закручивалась, когда позиции руководства СКР были ослаблены, были арестованы несколько высокопоставленных сотрудников, ушел в отставку официальный представитель Владимир Маркин, ходили слухи об отставке председателя СКР Александра Бастрыкина. Но сейчас по сравнению с прошлогодней ситуацией все существенно спокойнее. А критика Генпрокуратуры носит достаточно рутинный характер».

Следующая новость раздела